Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Комментируя прошедший Госсовет по антинаркотической политике…..

17 июня 2015 года в Ново-Огарево под председательством Владимира Путина состоялось заседание Президиума Государственного совета по вопросу «О ходе реализации государственной антинаркотической политики». На заседании обсуждались меры по повышению эффективности борьбы с незаконным оборотом и потреблением наркотических средств. Стенограмму заседания можно найти здесь.

На этом заседании было сказано много всего важного, интересного, ожидаемого и не очень. Например, Владимир Путин в очередной раз подчеркнул, что Россия выступает против легализации так называемых легких наркотиков, несмотря на обратные тенденции ряда западных стран. И призвал к выработке некой консолидированной позиции в ходе подготовки к специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по наркотикам, которая состоится весной следующего года. А глава Федеральной службы по надзору в сфере информационных технологий и массовых коммуникаций Александр Жаров попросил Путина санкционировать блокировку сайтов, рекламирующих все виды психоактивных веществ. Безусловно, дискуссия по вопросам российской наркополитики на таком высоком уровне, с участием президента, привлекла внимание многих СМИ – с некоторыми наиболее интересными, на наш взгляд, публикациями на тему прошедшего Госсовета вы можете ознакомиться здесь, здесь и здесь.

Но мы бы хотели рассмотреть в данном тексте некоторые заявления, которые были сделаны в рамках заседания тремя такими небезызвестными государственными деятелями, как Ирина Яровая, председатель комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции, Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ, и Виктор Иванов, директор ФСКН. При этом если заявления первых двух лиц привлекли наше внимание в связи с их необъективностью, неадекватностью и несоответствием действительности, то заявление Иванова правдиво как никогда, но требует пояснения и контекста.

Все заявления мы попросили прокомментировать Михаила Голиченко, адвоката, ведущего аналитика по правам человека Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИДу, а также взяли комментарии у Павла Куцева, гражданина Украины, гражданского активиста, члена Евразийской сети потребителей наркотиков и пациента программы опиоидной заместительной терапии (ОЗТ).

Итак…..

Ирина Яровая: «И с точки зрения международного взаимодействия – то, о чём Вы говорили, – мы в рамках ОДКБ уже обсуждали на площадке вместе с ФСКН, мы предлагаем синхронизировать списки новых психоактивных веществ для того, чтобы был постоянный обмен информацией. И здесь не затрагивалась проблема метадона, заместительной терапии. Вы знаете, что в настоящее время через различные некоммерческие организации, фармацевтические компании… Это очень дорогостоящее действо, выгодное; вы знаете, что в Украине канадские компании фармацевтические фактически заполонили всю страну и расширили тем самым число наркопотребителей. Поэтому мы предлагаем достичь определённых соглашений, в том числе и в рамках ОДКБ, чтобы заместительную терапию, применение метадона признать как неэффективную и недопустимую, потому что это влечёт увеличение наркозависимых. Хотя должна сказать, что в настоящее время очень много НКО обращается с идеями о том, что для здоровья хорошо было бы вообще узаконить какие-то виды наркотиков. И нужно понимать, что эта деятельность сейчас очень сильно активизировалась».

Михаил Голиченко: Информация о том, что фармацевтические компании якобы продвигают метадон – это старая выдумка оппонентов заместительной терапии, которая никогда не имела под собой оснований. Продвижение метадона, равно как и бупренорфина, в принципе невыгодно для фармкомпаний именно по той причине, что этот товар очень дешевый, потребляется небольшим количеством людей, но при этом требует соблюдения огромного количества требований наркоконтроля, из-за которых затраты на производство намного превышают потенциальную выгоду. В этой связи, к примеру, в Европе многие страны не производят метадон, а закупают его в Швейцарии или Италии по цене примерно 500 евро за килограмм. Список официальных производителей с указанием стоимости препаратов ОЗТ можно найти здесь. Напомню, что для пациентов метадон, как правило, разбавляют до 1.5% жидкости. При средней дозе 100 мг в день на потребителя легко посчитать, что один килограмм метадона – это 10 тысяч дневных доз для пациентов. Несложно посчитать, что метадоновая терапия не просто дешевая, а супер дешевая, а потому рассуждения про фармацевтические компании не имеют под собой никакой фактической почвы. По этой же самой причине Украина в рамках совершенно прозрачных тендеров под международным контролем закупала препараты канадского производства. Они просто оказались самые дешевые и ничего более.

Деятельность НКО и вообще гражданского общества по обсуждению легализации наркотиков увеличилась не случайно. Не секрет, что режим прогибиционизма наркотиков в мире сейчас рушится. Легализована марихуана в 4 штатах США, в Уругвае, на очереди еще несколько штатов США, страны Европы. Специальная сессия Генаральной Ассамблеи  ООН по наркотикам в 2016 году будет посвящена именно вопросу пересмотра действующего режима по контролю над наркотиками. Гражданское общество в РФ пока еще не живет в полном отрыве от того, что происходит за рубежом, оттого и возросшие обсуждения.

Павел Куцев: тут нужно отметить, что в Украине за все время реализации программ ОЗТ использовали препараты, закупленные у разных фармкомпаний. Не уверен за полноту перечня, но вот только известные мне, как пациенту: таблетки «Эднок» (Индия, Русан фарма), «Метадол» (Канада, Фарма сайенс), «Метаддикт» (Германия), «Бупрен» (Украина, Харьковская фабрика, фармация), «Метадон» сироп (Италия, «Молтени и Ко»), Сироп метадона гидрохлорид (Украина); при этом надо отметить, что за реализацию программ ОЗТ в Украине отвечает украинский Минздрав (МОЗ). И, разумеется, вместе с МОЗ эту комплексную инициативу всесторонне поддерживают профильные некоммерческие организации (НКО). Дело в том, что ОЗТ — это не раздача наркотиков наркоманам, а целая система взаимодополняющих медико-социально-психологических мероприятий. Никакая «замена одного наркотика другим» не решит проблемы. Поэтому в комплекс лечения (а ОЗТ – это, прежде всего, лечение) входит социальное сопровождение, и в этой части реализации программ ОЗТ, как правило, подключаются НКО.

ОЗТ никак не способствует росту наромании, т.к. назначение терапии  предполагает уже наличие у человека хронической наркозависмости и представляет собой «медикаментозную ремиссию». То есть пациенты, отказавшись от запрещенных инъекционных наркотиков, принимают легальный медицинский препарат под контролем медицинского учреждения, который позволяет стабилизировать общее состояние и при правильном регулировании дозировок — блокировать дальнейшую практику употребления нелегальных опиатов (героин, опий).

Вероника Скворцова: «В марте текущего года, 2015-го, Комиссией Организации Объединённых Наций по наркотическим средствам рассматривалась специальная российская модель оказания медицинской наркологической помощи. Она была признана передовой и рекомендована к внедрению во всех странах мира, что внесено в резолюцию Комиссии Организации Объединённых Наций».

Тут надо заметить, что это заявление вызвало небольшой переполох среди экспертов из различных стран в социальных сетях, которые начали судорожно писать друг другу и уточнять, что это за резолюция такая, где ее можно посмотреть и что имеется в виду под «российской передовой моделью». Понятное дело, что поиски экспертами ответов на эти вопросы не увенчались успехом.

Михаил Голиченко: никаких резолюций с указанием на российские модели лечения по итогам заседания Комиссии по наркотическим средствам в марте текущего года принято не было. Это можно проверить, зайдя по ссылке. Россия была в числе стран только по одной резолюции, но эта была резолюция по укреплению сотрудничества с научным сообществом. Но, возможно, госпожа Скворцова имеет в виду ресоциализацию наркопотребителей во взаимосвязи с системой правосудия, которую она пытается выдать за «передовую российскую модель»? Текст этой резолюции можно найти здесь, правда предлагала ее не РФ. Это единственное, что можно привязать к происходящему сейчас в РФ стремительному процессу выстраивания новой системы а-ля ЛТП, которая воссоздана ноябрьским законом N 313-ФЗ от 2013 года и принятым ему вдогонку Постановлением Правительства от 28.05.2014 N 484. Эта модель хорошо характеризуется построенной ФСКН системой добровольного лицензирования реабилитационных центров, среди которых есть и такие, прогремевшие на всю Россию своим подходом к нарушению прав человека, применением пыток и незаконным лишением людей свободы как, например, Город без наркотиков.

Виктор Иванов: «85 процентов лиц, а это 100 тысяч человек, ежегодно привлекаемых к уголовной ответственности за наркопреступления, сами являются наркоманами, хранившими при себе одну-две дозы без цели сбыта. Поэтому представляется целесообразным работать с этим контингентом не через пенитенциарную систему, а через специализированные программы реабилитации. Это и дешевле, и эффективнее, и гуманнее».

Михаил Голиченко: Это все совершенно верно, золотые слова. Однако рассматривать их необходимо в общем контексте и понимать, что Иванов и ФСКН в целом понимают под «специализированными программами реабилитации». Для этого необходимо вспомнить изменения, которые были внесены в законы РФ законом от 25.11.2013 N 313-ФЗ и Постановлением Правительства от 28.05.2014 N 484. Этими документами, во-первых, был введен институт принудительного лечения не только при болезни наркоманией, но и при простом употреблении наркотиков; во-вторых, следить за приговоренными к принудительному лечению и/или реабилитации должен  ФСКН;  в-третьих,  данные нормы дополняют созданную ФСКН систему реабилитационных центров, которые прошли псевдо-лицензирование. Дело осталось за малым – получить на все это деньги, но пока Минфин отказывает ФСКН в ресурсах. И об этом, в том числе, и шла речь на заседании Президиума госсовета. И в своей вступительной речи на открытии заседания Путин недаром  упомянул про то, что он «в курсе дискуссии, которая идет между ФСКН и Минфином на этот счет».

За последний год аппетиты ФСКН уменьшились более чем в 10 раз, но это может означать, что под руководством ФСКН реабилитационные центры, в которые суды будут загонять людей за потребление наркотиков, будут работать на основе сомоокупаемости. По сути все это означает воссоздание системы ЛТП, такой же огромной, управляемой правоохранительными органами псевдомедицинской системы псевдо-реабилитации, в которой люди не лечатся, а находятся и работают под принуждением. В подтверждение тому – слова Иванова, сказанные во время интервью газете Коммерсант 15 июня 2015 года: «На первом этапе мы предлагали выделить 1,5 млрд руб., а когда система заработает, довести эту цифру до 10 млрд руб. в год. Согласитесь, это не такая большая сумма за то, что 150 тыс. наркопотребителей будут локализованы в этих центрах. Они перестанут не только сами потреблять наркотики, но и распространять их, вовлекая в наркооборот новых людей, а также совершать преступления для того, чтобы добыть деньги на наркотики. И мы полновесно, я бы даже сказал, более эффективно заменим систему лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП), которая была в Советском Союзе».




Category Categories: Наркополитика - Россия, Новости | Tag Tags: , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Отчет по итогам сбора средств на налоксон
Сентябрь 14th, 2015

24 августа мы разместили на сайте ФАР и в социальных сетях объявление о том, что у нас закончился налоксон, и нет денег на его закупку. Хотим вот сказать всем спасибо и отчитаться сколько мы собрали и как потратим.

Влияние деятельности правоохранительных органов по борьбе с наркотиками на уровень связанного с наркотиками насилия: данные научного обзора
Август 7th, 2014

Данный систематический обзор произвел оценку всех имеющихся на английском языке рецензируемых исследований по влиянию деятельности правоохранительных органов на уровень насилия на рынке наркотиков. Имеющиеся научные данные дают основание считать низкой вероятность того, что усиление вмешательства правоохранительных органов с целью подрыва рынка наркотиков может привести к понижению уровня насилия, связанного с деятельностью наркогруппировок.

Минздрав соскочил с госпрограммы
Декабрь 15th, 2011

Минздрав и Госнаркоконтроль не могут решить, кто из них будет заниматься реабилитацией наркоманов в России. Медики уже объявили, что они выходят из совместной госпрограммы и собираются лечить наркозависимых самостоятельно. Эксперты считают, что на самом деле интерес ведомств связан с бюджетными потоками, выделенными на реабилитационные программы.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.