Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Как российские власти борются с наркотиками в интернете и почему это бессмысленно

Текст: Степан Нилов специально для девятого выпуска газеты Шляпа и Баян

Российские власти продолжают курс жесткой наркополитики, которая к 2017 году дискредитировала себя не только в глазах ООН, но и властей стран, известных своими жестокими наркокартелями Латинской Америке, где началась активная декриминализация и легализация марихуаны. Война ведется по всем фронтам: учитывая важность интернета в современном мире, в том числе и в киберпространстве — организация «Роскомсвобода», главный наблюдатель за жесткой (и порой максимально непредсказуемой) цензурой в рунете, утверждает, что за 4,5 года блокировок сайтов с «пропагандой наркотиков», которыми занимаются власти, количество наркозависимых в России не сократилось. Напротив, среди несовершеннолетних их стало на 60 % больше. Об этом заявил секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, подводя итоги борьбы с распространением наркотиков в 2016 году. При этом общее число наркозависимых в стране уже пятый год продолжает оставаться на одном и том же уровне — по официальной статистике это приблизительно 640 тысяч человек.

«В учреждениях уголовно-исполнительной системы содержится более 165 тысяч осуждённых за преступления, связанные с незаконным оборотом. Это почти четверть от всех заключённых», — подчеркнул результаты прямой борьбы Патрушев.

Как выглядит борьба органов с пропагандой в российском интернете? Один из самых ярких примеров — блокировка «Википедии». В августе 2015 года самая известная онлайн-энциклопедия мира, в которой есть почти полтора миллиона статей на самые разные темы, на несколько дней оказалась полностью запрещенной на территории страны. Причина — статья про необработанную смолку, собранную с листьев и соцветий индийской конопли, также известную как чарас. По мнению прокурора из Астрахани, который обратился в суд, в тексте имелась «информация, демонстрирующая способ приготовления наркосодержащего вещества». Примечательно, что забанивший «Википедию» Роскомнадзор, борясь с пропагандой наркотиков, фактически добился противоположной цели — в разгар скандала читать про чарас начали по 100 000 раз в сутки — это в несколько тысяч раз больше привычного количества просмотров для статьи про малоизвестный наркотик. Это наглядно показывает неэффективность подобных мер.

Понятие «пропаганда наркотиков», которым ловко оперируют российские правоохранители, оказалось настолько размытым, что в 2015 году Госнаркоконтроль запретил научный труд НИИ Биомолекулярной химии Венгерской академии наук, опубликованный в 2004 году в академическом издании The Journal of Organic Chemistry. Прочитав труд ученых, сотрудники ГКН решили, что научная информация о лизергиновой кислоте (из которой синтезируют ЛСД) может оказаться слишком опасной в руках российских граждан и приняли решение запретить эту информацию на территории страны. Достается и российским СМИ, которые допустили недостаточно негативное описание эффекта наркотиков, а поэтому якобы причастны к их «рекламе» — таким изданиям Роскомнадзор выносит предупреждения, грозя блокировкой сайта и крупными штрафами.

Вышеперечисленные примеры — это лишь капля в море запрещенной на территории РФ связанной с наркотиками информации. В России за пропаганду наркотиков, помимо тысяч сайтов-однодневок, запрещали шуточное «Луркоморье», собирались запретить даже рассказ «Глюк» Людмилы Петрушевской, рекомендованный школьникам для внеклассного чтения. С тех пор как расформировали ФСКН, методы борьбы с пропагандой запрещенных веществ в интернете сохранились — в рунете до сих пор ежедневно банят сотни сайтов, так или иначе связанных с веществами, только теперь этим занимается МВД. Всего в реестре запрещенной информации, согласно данным «Роскомсвободы», находятся около 64 000 доменов, внесенных туда обоими ведомствами.

«Это всё [блокировки] — “зарабатывание палок”. Наркоторговцы знают методы “борьбы” с ними, они уже заранее подготовлены, знают, что всё ограничится внесением сайтов в бан. Вот смотри, ты увидел на школе трафарет с надписью blablabla24.narc [название взято”с потолка”], это значит, что у торговца “дурью” уже есть и “blablabla25”, и “26”, и “стопицот-точка-нарк”. Ты сообщаешь полиции о наличии такого сайта, те его блокируют, а он уже готов бегать с домена на домен, торговать дальше», — цитирует «Роскмосвобода» бывшего сотрудника правоохранительных органов, пожелавшего остаться анонимным.

В случае с даркнетом (он же Tor) — подпольным интернетом с (практически) непробиваемой анонимностью пользователей — и системой распространения товара через «закладки», внедренной в основных российских городах, власти выглядят еще более беспомощно: только в январе 2016 года общий объём выручки на даркнет-рынках составил примерно $12–21 миллионов, а взламывать Tor и разоблачать продавцов и их клиентов в МВД так и не научились. Вычислить продавцов закладок и их клиентов мешает сложная система маршрутизации трафика в даркнете, которая скрывает IP-адрес пользователей, по которому можно вычислить их физический адрес.

Взламывать даркнет МВД все же пробовало — в 2014 году для этого был заключен контракт с Центральным научно-исследовательским институтом экономики, информатики и систем управления. За успешную деанонимизацию пользователей даркнета власти заплатили бы 3,9 миллиона рублей, однако справиться с заданием сотрудники ЦНИИ ЭИСУ так и не смогли. Закончилось все судебной тяжбой заказчика с подрядчиком. Однако вскрыть систему Tor получалось у американских спецслужб — так, в прошлом году они получили от сотрудников центра Карнеги-Меллон выцепленные из глубин подпольного интернета реальные IP-адреса подозреваемых и арестовали их, а в 2013 году смогли задержать владельца крупнейшего американского даркнет-магазина SilkRoad, перехватив документы для оплаты серверов.

С тех пор иностранные спецслужбы все больше внимания уделяют борьбе с наркотиками в подпольной сети. В октябре прошлого года полиция Великобритании, Австралии, Ирландии, Нидерландов, Франции, Испании и Финляндии провела первую в истории глобальную операцию по деанонимизации продавцов и покупателей наркотиков, оружия, поддельных документов и других незаконных товаров в даркнет-магазинах. Масштабы у операции с грозным названием «Титан» получились действительно впечатляющие: только в Швеции органы деанонимизировали 3000 покупателей наркотиков. Однако стоит учесть, что в европейских странах и США купленные в даркнете наркотики, как правило, отправляют по почте прямо на адрес заказчика, что почта России не допускает уже с 2009 года, когда служба заключила договор с ФСКН. С тех пор служба регулярно перехватывает посылки, набитые амфетамином и прочими психотропными веществами, срочно делясь информацией об адресате и отправителе с полицией. То есть обычно органы деанонимизируют пользователей Tor только физически (когда перехватывают их посылки на почте), а проследить за пользователями в подпольном интернете и распознать их, установив IP-адрес, у властей получалось всего несколько раз — во всяком случае, если разбирать задокументированные случаи. В России же таких случаев установлено не было — вся борьба с наркотиками в рунете ограничивается сомнительными по своей эффективности блокировками.

Современная система борьбы с «опасной» информацией в России устроена так, что, как пишет издание newsBarb, «районный прокурор в какой-нибудь деревне Гадюкино, прочитав на каком-либо сайте первую главу повести Конан Дойла «Знак четырех» (в которой, напомним, в красках описана процедура приема Шерлоком Холмсом семипроцентного раствора кокаина), вполне способен отправить в Роскомнадзор команду закрыть этот сайт… и формально будет прав». Удивляться абсурдности подобных запретов уже не приходится — в прошлом году брянская прокуратура обнаружила пропаганду наркотиков в детской книжке «Про Суслика и Хому». «В данной книге опубликована сказка под названием “Как суслик одурманился”, в тексте которой имелась информация о “конопле”» — отчиталось ведомство. Заведующую магазином, которая рискнула выставить такую книжку на продажу, оштрафовали на 40 000 рублей. А законопроект Яровой, по которому за упоминание наркотиков в интернете могут начать сажать на срок до двух лет, в данный момент находится на рассмотрении правительства. До сих пор ужесточение борьбы с «пропагандой наркотиков» в российском интернете с их массовыми блокировками давало только обратный результат — и официальные итоги за прошлый год, озвученные Патрушевым, это только подтверждают.




Category Categories: Наркополитика - Россия | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



«Если не остановить Бычковых и Ройзманов, это повторится»
Ноябрь 11th, 2010

"На этом ролике, Владимир запечатлен ЗА ДВА ЧАСА до того момента, когда я передал дорогого мне человека в руки руководителя реабилитационного центра Шеромова"...."а на этом ролике, мой сын Владимир, запечатлен в реанимационном отделении Краснокамской городской больницы, спустя двадцать минут после констатации наступления смерти"....."Ровно шесть суток разделяют эти две съемки. Шесть суток излечения в "Городе без наркотиков"". Вот такой вот материал мы нашли в ЖЖ. Это видимо ЖЖ одного из тех родителей, кто отдал своего сына на "лечение" в один из филиалов организации "Город без наркотиков". Это не журналистский материал и не мнение стороннего человека, так что судите сами...

Дмитрий Медведев велел тестировать школьников на наркотики. ФСКН одобрила
Апрель 18th, 2011

Президент предложил принять закон, позволяющий проводить тестирование школьников на наркотики, причем он должен быть принят не на уровне регионов, а на федеральном уровне. "Я считаю, что, к сожалению, ситуация такова, что нам, вероятно, придется пойти по этому пути. По этой проблеме пора принимать решение".

В. Менделевич. Современные проблемы профилактических антинаркотических мероприятий (обязательного тестирования)
Апрель 18th, 2011

Статья профессора Владимира Давыдовича Менделевича о том, почему принудительное тестирование на наркотики неэффективно, нецелесообразно, неэтично и неэкономично.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.