Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Как российские власти борются с наркотиками в интернете и почему это бессмысленно

Текст: Степан Нилов специально для девятого выпуска газеты Шляпа и Баян

Российские власти продолжают курс жесткой наркополитики, которая к 2017 году дискредитировала себя не только в глазах ООН, но и властей стран, известных своими жестокими наркокартелями Латинской Америке, где началась активная декриминализация и легализация марихуаны. Война ведется по всем фронтам: учитывая важность интернета в современном мире, в том числе и в киберпространстве — организация «Роскомсвобода», главный наблюдатель за жесткой (и порой максимально непредсказуемой) цензурой в рунете, утверждает, что за 4,5 года блокировок сайтов с «пропагандой наркотиков», которыми занимаются власти, количество наркозависимых в России не сократилось. Напротив, среди несовершеннолетних их стало на 60 % больше. Об этом заявил секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, подводя итоги борьбы с распространением наркотиков в 2016 году. При этом общее число наркозависимых в стране уже пятый год продолжает оставаться на одном и том же уровне — по официальной статистике это приблизительно 640 тысяч человек.

«В учреждениях уголовно-исполнительной системы содержится более 165 тысяч осуждённых за преступления, связанные с незаконным оборотом. Это почти четверть от всех заключённых», — подчеркнул результаты прямой борьбы Патрушев.

Как выглядит борьба органов с пропагандой в российском интернете? Один из самых ярких примеров — блокировка «Википедии». В августе 2015 года самая известная онлайн-энциклопедия мира, в которой есть почти полтора миллиона статей на самые разные темы, на несколько дней оказалась полностью запрещенной на территории страны. Причина — статья про необработанную смолку, собранную с листьев и соцветий индийской конопли, также известную как чарас. По мнению прокурора из Астрахани, который обратился в суд, в тексте имелась «информация, демонстрирующая способ приготовления наркосодержащего вещества». Примечательно, что забанивший «Википедию» Роскомнадзор, борясь с пропагандой наркотиков, фактически добился противоположной цели — в разгар скандала читать про чарас начали по 100 000 раз в сутки — это в несколько тысяч раз больше привычного количества просмотров для статьи про малоизвестный наркотик. Это наглядно показывает неэффективность подобных мер.

Понятие «пропаганда наркотиков», которым ловко оперируют российские правоохранители, оказалось настолько размытым, что в 2015 году Госнаркоконтроль запретил научный труд НИИ Биомолекулярной химии Венгерской академии наук, опубликованный в 2004 году в академическом издании The Journal of Organic Chemistry. Прочитав труд ученых, сотрудники ГКН решили, что научная информация о лизергиновой кислоте (из которой синтезируют ЛСД) может оказаться слишком опасной в руках российских граждан и приняли решение запретить эту информацию на территории страны. Достается и российским СМИ, которые допустили недостаточно негативное описание эффекта наркотиков, а поэтому якобы причастны к их «рекламе» — таким изданиям Роскомнадзор выносит предупреждения, грозя блокировкой сайта и крупными штрафами.

Вышеперечисленные примеры — это лишь капля в море запрещенной на территории РФ связанной с наркотиками информации. В России за пропаганду наркотиков, помимо тысяч сайтов-однодневок, запрещали шуточное «Луркоморье», собирались запретить даже рассказ «Глюк» Людмилы Петрушевской, рекомендованный школьникам для внеклассного чтения. С тех пор как расформировали ФСКН, методы борьбы с пропагандой запрещенных веществ в интернете сохранились — в рунете до сих пор ежедневно банят сотни сайтов, так или иначе связанных с веществами, только теперь этим занимается МВД. Всего в реестре запрещенной информации, согласно данным «Роскомсвободы», находятся около 64 000 доменов, внесенных туда обоими ведомствами.

«Это всё [блокировки] — “зарабатывание палок”. Наркоторговцы знают методы “борьбы” с ними, они уже заранее подготовлены, знают, что всё ограничится внесением сайтов в бан. Вот смотри, ты увидел на школе трафарет с надписью blablabla24.narc [название взято”с потолка”], это значит, что у торговца “дурью” уже есть и “blablabla25”, и “26”, и “стопицот-точка-нарк”. Ты сообщаешь полиции о наличии такого сайта, те его блокируют, а он уже готов бегать с домена на домен, торговать дальше», — цитирует «Роскмосвобода» бывшего сотрудника правоохранительных органов, пожелавшего остаться анонимным.

В случае с даркнетом (он же Tor) — подпольным интернетом с (практически) непробиваемой анонимностью пользователей — и системой распространения товара через «закладки», внедренной в основных российских городах, власти выглядят еще более беспомощно: только в январе 2016 года общий объём выручки на даркнет-рынках составил примерно $12–21 миллионов, а взламывать Tor и разоблачать продавцов и их клиентов в МВД так и не научились. Вычислить продавцов закладок и их клиентов мешает сложная система маршрутизации трафика в даркнете, которая скрывает IP-адрес пользователей, по которому можно вычислить их физический адрес.

Взламывать даркнет МВД все же пробовало — в 2014 году для этого был заключен контракт с Центральным научно-исследовательским институтом экономики, информатики и систем управления. За успешную деанонимизацию пользователей даркнета власти заплатили бы 3,9 миллиона рублей, однако справиться с заданием сотрудники ЦНИИ ЭИСУ так и не смогли. Закончилось все судебной тяжбой заказчика с подрядчиком. Однако вскрыть систему Tor получалось у американских спецслужб — так, в прошлом году они получили от сотрудников центра Карнеги-Меллон выцепленные из глубин подпольного интернета реальные IP-адреса подозреваемых и арестовали их, а в 2013 году смогли задержать владельца крупнейшего американского даркнет-магазина SilkRoad, перехватив документы для оплаты серверов.

С тех пор иностранные спецслужбы все больше внимания уделяют борьбе с наркотиками в подпольной сети. В октябре прошлого года полиция Великобритании, Австралии, Ирландии, Нидерландов, Франции, Испании и Финляндии провела первую в истории глобальную операцию по деанонимизации продавцов и покупателей наркотиков, оружия, поддельных документов и других незаконных товаров в даркнет-магазинах. Масштабы у операции с грозным названием «Титан» получились действительно впечатляющие: только в Швеции органы деанонимизировали 3000 покупателей наркотиков. Однако стоит учесть, что в европейских странах и США купленные в даркнете наркотики, как правило, отправляют по почте прямо на адрес заказчика, что почта России не допускает уже с 2009 года, когда служба заключила договор с ФСКН. С тех пор служба регулярно перехватывает посылки, набитые амфетамином и прочими психотропными веществами, срочно делясь информацией об адресате и отправителе с полицией. То есть обычно органы деанонимизируют пользователей Tor только физически (когда перехватывают их посылки на почте), а проследить за пользователями в подпольном интернете и распознать их, установив IP-адрес, у властей получалось всего несколько раз — во всяком случае, если разбирать задокументированные случаи. В России же таких случаев установлено не было — вся борьба с наркотиками в рунете ограничивается сомнительными по своей эффективности блокировками.

Современная система борьбы с «опасной» информацией в России устроена так, что, как пишет издание newsBarb, «районный прокурор в какой-нибудь деревне Гадюкино, прочитав на каком-либо сайте первую главу повести Конан Дойла «Знак четырех» (в которой, напомним, в красках описана процедура приема Шерлоком Холмсом семипроцентного раствора кокаина), вполне способен отправить в Роскомнадзор команду закрыть этот сайт… и формально будет прав». Удивляться абсурдности подобных запретов уже не приходится — в прошлом году брянская прокуратура обнаружила пропаганду наркотиков в детской книжке «Про Суслика и Хому». «В данной книге опубликована сказка под названием “Как суслик одурманился”, в тексте которой имелась информация о “конопле”» — отчиталось ведомство. Заведующую магазином, которая рискнула выставить такую книжку на продажу, оштрафовали на 40 000 рублей. А законопроект Яровой, по которому за упоминание наркотиков в интернете могут начать сажать на срок до двух лет, в данный момент находится на рассмотрении правительства. До сих пор ужесточение борьбы с «пропагандой наркотиков» в российском интернете с их массовыми блокировками давало только обратный результат — и официальные итоги за прошлый год, озвученные Патрушевым, это только подтверждают.




Category Categories: Наркополитика - Россия | Tag Tags: , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Навальный, Немцов и Шевчук о процессе над Таисией Осиповой
Май 26th, 2012

С ноября 2010 года активистка "Другой России" Таисия Осипова находится в СИЗО по сфабрикованному уголовному делу. Во время обыска сотрудники Центра "Э" подбросили ей наркотики и меченые деньги. Общественные и политические деятели требуют освободить и оправдать Таисию Осипову.

Вместо наркобаронов по-прежнему сидят наркоманы-2
Январь 13th, 2012

Женя Конышев ждет суда уже полгода. Статья 228, наркотики. По опыту я знаю, что никому это не интересно — что бы я ни написала о наркопотребителях, в комментариях потом всегда одно и то же: да сами торчки виноваты, нечего о них слезы лить, не надо их лечить за наш с вами счет, вывезти их в поле на работу и жрать не давать и так далее. Поэтому я расскажу о другой стороне дела.

Город без мозгов
Октябрь 27th, 2010

Вашему вниманию предлагается статья журналиста Валерия Панюшкина, посвященная нашумевшему делу Егора Бычкова.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.