Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Можно только раз

picture 111Автор: Илья Якутенко

Предложение заменять наркоманам, совершившим нетяжкие преступления, тюремный срок принудительным лечением в Государственную Думу внес летом 2011 года Дмитрий Медведев. Послабление для наркозависимых входило в большой перечень изменений УК, которые должны были либерализовать существующее уголовное законодательство.

Уже осенью представители ФСКН доложили о работе над документом, который, на первый взгляд, учитывал пожелания главы государства. Текст законопроекта в свободном доступе не появился, однако из устных заявлений чиновников было понятно, что из будущего закона пропало одно существенное уточнение: теперь для того, чтобы попасть под суд, наркоману не нужно было совершать преступление. Документ трактовал сам факт употребления изменяющих сознание веществ как нарушение закона.

В предварительной версии нового законопроекта намерения Госнаркоконтроля, наконец, обрели вид четко прописанных норм, хотя ознакомиться с документом «сторонним» людям по-прежнему нельзя. О некоторых из предложенных фээскаэнщиками новаций стало известно агентству РАПСИ. В числе прочего, в документе фигурирует такая категория, как «лица, систематически употребляющие наркотики» — в эту группу попадают граждане, принимающие наркотические вещества два или более раза в год. Определять наличие в организме следов наркотика планируется при помощи стандартных тестов.

Если человека «поймают» на употреблении наркотиков дважды в течение года и за первый раз привлекут к административной ответственности, то второй «прокол» обернется для него попаданием под суд. Максимальное наказание за систематическое нарушение законодательства предусматривает до двух лет ограничения свободы или принудительных работ — впрочем, «провинившийся» сможет избежать заключения, если согласится на лечение. Для того чтобы мотивировать попавшихся на употреблении запрещенных веществ граждан выбирать именно второй вариант, закон предусматривает проведение «комплекса правовых и организационных мероприятий, направленных на создание дополнительных стимулов», который иначе называется «побуждением». Кроме того, лечение может быть назначено наркоману как самостоятельное наказание.

Доводы

Значительная часть либерально настроенной общественности крайне негативно отнеслась к инициативе ФСКН — как осенью, так и сейчас. «Новый законопроект может привести к еще большей маргинализации людей, употребляющих наркотики, и их уходу от системы общественного здравоохранения. У нас и сейчас наркозависимые запуганы — они боятся обращаться в социальные и медицинские службы. Они боятся государства и репрессий», — объясняет Анна Саранг, президент фонда Андрея Рылькова — организации, выступающей за гуманизацию политики обращения с наркозависимыми.

Руководитель пресс-службы ФСКН Николай Карташов, со своей стороны, уверяет, что законопроект не направлен против наркоманов: «Мы не считаем их преступниками: преступниками их может признать только суд, да и то они для этого должны принимать наркотики систематически». Представитель Госнаркоконтроля отдельно отметил, что разработчики документа опирались на опыт развитых стран, например, Швеции и Франции.

Эксперт ВОЗ, профессор Казанского государственного медицинского университета, Владимир Менделевич считает выбор Швеции в качестве ориентира в борьбе с наркоманией неоправданным: «У этой страны своя особая антинаркотическая политика, которая критикуется всей Европой». Впрочем, прием наркотиков рассматривается как отдельное правонарушение еще в нескольких странах, например, в Греции, Финляндии, Швейцарии, Австралии. Наказанием в некоторых из этих государств может быть тюремное заключение, хотя такая мера применяется крайне редко. «Большинство людей, систематически употребляющих наркотики, — больные люди, а прием наркотиков — симптом их болезни, — говорит Менделевич. — Нельзя сажать людей в тюрьму за их болезни».

В ФСКН настаивают, что наркоманы, прежде всего, опасны для общества. «Почитайте письма родственников наркоманов, они все в слезах, наркоманы выносят из квартиры все, что можно, до последнего гвоздя ради дозы. Родные сами просят врачей забрать наркоманов», — говорит Карташов. «Можно ли лишать человека свободы на основании того, что родственники устали от него?» — не соглашается с этим доводом Менделевич. «Одно дело, если его привлекают за воровство, и совсем другое — если только за то, что он наркоман».

Руководитель пресс-службы ФСКН считает, что критики законопроекта излишне сфокусированы на судьбе тех, кто принимает наркотики. «Сейчас все стали так озабочены судьбой наркоманов — можно подумать, речь идет о неприкосновенном запасе цивилизации. А речь идет о будущем нации, о его спасении — у нас 5 миллионов наркозависимых! Главная цель этого законопроекта — сократить их число, сделать так, чтобы их вообще не осталось».

Оппоненты авторов законопроекта вовсе не уверены, что принудительное лечение, которое будет предложено наркоманам в качестве альтернативы тюремному заключению, окажется эффективным. «Это бесполезная и даже отрицательная мера, — уверяет Менделевич. — Эффективность принудительного лечения меньше эффективности добровольного и даже меньше спонтанной ремиссии — а это всего 2-5 процентов. Любое лечение требует сотрудничества пациента и врача: человек должен максимально активно хотеть выздороветь. Принудительное лечение используется, например, в психиатрии, но только у больных, которых признают невменяемыми».

Кроме того, критики законопроекта сомневаются, что подавляющее число пойманных на систематическом употреблении наркотиков выберут именно лечение. «Мировой опыт говорит, что большинство людей, оказавшихся в такой ситуации, выбирают тюремный срок — именно потому, что это конкретный срок. А лечение наркозависимости по времени не ограничено», — говорит Менделевич. Вероятно, что в тексте документа все же будет прописано время пребывания в больнице, однако наркоманы могут отказываться от лечения и по другим причинам.

«Российские стандарты лечения наркозависимых были разработаны несколько десятилетий назад и давно устарели. В период детоксикации, когда наркоманы острее всего страдают от «ломки», им дают нейролептики — такого уже давно нет в цивилизованных странах. Отделения наркологических клиник похожи на дурдома — люди там плохо ходят, шатаются, у них текут слюни», — рассказывает Менделевич. Частные клиники и реабилитационные центры также не имеют права отойти от принятых стандартов и использовать препараты, не прописанные в соответствующих списках.

«Никто заранее не может сказать, какой подход к лечению подойдет конкретному человеку, — отмечает Саранг. — Поэтому должно быть много разных клиник, практикующих различные методы работы с наркозависимыми, в том числе и различные по стоимости. А у нас получается: хочешь — иди в тюрьму, а хочешь — ложись в эту жуткую наркологию, где тебе будет плохо, но тебя не вылечат».

Пока текста законопроекта нет в открытом доступе, нельзя точно сказать, где именно предполагается лечить наркоманов. Но, вероятнее всего, принимать отказавшихся от тюрьмы людей будут все те же государственные клиники, плюс часть мест, возможно, будет зарезервировано в частных центрах, предполагает Саранг. Будут ли им возмещать расходы на лечение, и если да, то в каком объеме, пока неясно.

Заложенная стоимость лечения, кстати, вызывает у оппонентов законопроекта немало вопросов. «Всего планируется тратить 3,8 миллиарда рублей на 20 тысяч пациентов. Это означает 190 тысяч в год на одного человека или 80 рублей в день (на самом деле, 520 рублей в день — прим. «Ленты.ру»). По данным ФСИН, содержание одного заключенного обходится в 160 тысяч рублей в год — то есть на лечение отводится всего 30 тысяч в год. Никакой квалифицированной помощи за такие деньги не получишь. И, кстати, неясно, откуда они взяли цифру 20 тысяч. Если пойти в клубы и проверить всех, кто там находится, то им придется задерживать не 20 тысяч, а миллионы людей. Это будет крах системы ФСИН», — приводит свои подсчеты Менделевич.

Надо обсуждать

И нарколог, и президент фонда Рылькова сходятся на том, что новый законопроект нацелен, в первую очередь, на изоляцию наркоманов, а не на их лечение и интеграцию в общество. Менделевич и Саранг считают такой подход неправильным, так как он провоцирует преступность среди наркоманов, не имеющих шансов вернуться в общество, а также приводит к распространению таких заболеваний, как ВИЧ и туберкулез.

Хотя законопроект включает много моментов, которые требуют дополнительного обсуждения, Карташов подчеркивает, что при создании документа авторы консультировались с экспертами, а в октябре 2011 года в Ростове прошла научно-практическая конференция, посвященная будущему закону. Нынешний вариант тоже не является окончательным — планируется, что он будет обсуждаться с широким кругом специалистов. Менделевич, со своей стороны, утверждает, что консультации с наркологическим сообществом не проводились — по крайней мере, о них не было известно.

С доводами обеих сторон можно спорить или соглашаться — но очевидно, что такой важный законопроект нуждается в общественной дискуссии и максимально тщательной проработке. Разумеется, в том случае, если изначально есть цель найти максимально приемлемый для всех способ решения проблемы, а не протолкнуть уже выработанную кем-то и не подлежащую обсуждению точку зрения.

Материал с сайта http://lenta.ru/articles/2012/03/21/fskn/




Category Categories: Наркополитика - Россия, Новости | Tag Tags: , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Наркополитика в России: лечить или сажать?
Апрель 23rd, 2012

Эксперт Института прав человека Лев Левинсон считает, что законопроект ФСКН по введению уголовного наказания за употребление наркотиков может быть принят

Ищем контент менеджера на проект «Права и здоровье наркозависимых женщин»
Май 22nd, 2012

Товарищи, ищем женщину (или опция 2 мужчину) с навыками контент-мендежмента сайтов на WP, хорошими навыками письма, и высокой самоорганизацией, которая(ый) может помочь нам сделать и вести на сайте www.rylkov-fond.org раздел Права и здоровье наркозависимых женщин. Есть деньги на оплату работы. пишите плз в личку anyasarang@gmail.com

В Москве прошли одиночные пикеты в поддержку пациентов программ заместительной терапии в Крыму
Апрель 10th, 2014

В среду, 9 апреля, у Министерства здравоохранения РФ прошли одиночные пикеты, организованные активистами Евразийской сети людей, употребляющих наркотики и Фонда имени Андрея Рылькова. Активисты потребовали от Министерств здравоохранения России и Украины, а также от российской Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) принятия всех необходимых мер для того, чтобы программы опиоидной заместительной поддерживающей терапии в Крыму продолжили работу хотя бы до конца переходного периода на территории полуострова.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.