Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Контрольная группа

фото: Евгения Раут

фото: Евгения Раут

Автор: Татьяна Кочеткова

…Эта реальная история реального человека, имя которого не упоминается.

“Со знакомым злом смириться или от незнакомого бежать»

В. Шекспир

Говоря о наркотиках и наркоманах, официальные источники не устают подчеркивать моральный и нравственный аспекты проблемы; повторять, какие плохие наркоманы, в каком контексте их нужно осуждать и т.д. Ежедневно происходит формирование отношения к проблеме в определенном ключе.

А давайте проведем среди себя семинар и попробуем посмотреть на эту мораль немножко по-новому. А начнем с вот такой реальной истории.

Родился мальчик у мамы с папой. Рос-рос, учился-учился. И пришло ему время идти служить в армии. И он пошел. Туда, куда послало его государство. А послало оно его защищать свои интересы в Чеченскую республику. Проще говоря, на войну. Исполнять гражданский долг, по отношению к этому самому государству. Там он открыл для себя новые грани жизни. Войну, ранение, ампутацию ноги в 20 лет, шок и потрясение от увиденного и испытанного.

УДАР ПЕРВЫЙ:   Заявление этого самого государства: ну, отдал ногу, чтож бывает. Вот тебе, браток протез, срок изнашиваемости которого 2 года, и можешь быть свободен. Дальше крутись как хочешь. Бесплатный протез выдается один раз на всю жизнь. Потом покупай себе сам. (на сегодняшний день такой протез отчественного производства стоит 170 тысяч рублей; европейский 200-220 тысяч). Да, и облегчением болей тяжелейшими послеоперационными мы тебе тоже помочь не можем. Не положены у нас такие препараты.

Все это обрушилось непосильной ношей на Его психику.

Погоревал Он погоревал, и начал  пытаться справляться с этим сам, как и посоветовало Государство. Нашел через бывалых товарищей универсальное средство от болей: и душевных, и физических. Не из дешевых оказалось лекарство, да выбора не было. Правда к лекарству ярлык полагался позорный — наркоман. Да уж что поделаешь, жить-то хочется….

А протез иногда заменял деревяшкой, чтоб не так быстро изнашивался.

Вы спросите, откуда деньги на лекарство дорогое. До армии-то парень не балбесничал, получил права водительские на все категории, отличным спецом оказался! Что позволило ему найти хорошую работу и с протезом.

УДАР ВТОРОЙ: А потом появилась Женщина! И Он стал мужем и отцом. А потом отцом одиночкой 1,5 сына. Жена не выдержала тройной нагрузки: протез, наркотики и ребенок. И ушла. Оставив ему все. Великодушно.

Ну, что ж. Ему не привыкать. Взял сына подмышку. Переехал в другой город, от «добрых» языков подальше. И начал налаживать новую жизнь. Устраиваться на работу, растить сына. Новый город, новые отношения и… новые неожиданности.

УДАР ТРЕТИЙ:    Однажды Он возвращался поздно вечером домой. Его остановил наряд ППС, и после недолгих переговоров предложил на выбор: или откуп-взятка, или уголовное дело за наркотики, и с этими словами засунули ему в карман пакет с марихуаной. А чтобы быть более убедительными, повезли его на экспертизу в наркологический диспансер, на предмет наличия в анализе наркотических веществ. Таковых на тот момент не оказалось. И тогда доблестные ППС стали склонять медиков к фальсификации экспертизы. Аллилуйя врачам наркологии – они категорически отказались от такого альянса! О чем и заявили возмущенно вслух. Пришлось всей команде переместиться в отделение милиции. Где пинали Его долго и старательно и тщательно доблестные защитники права — сотрудники ППС. Но он воевал. А они – нет. И его дух победил!

Они забрали свою траву. Он свой изношенный протез, подарок государства. И разошлись в разные стороны.

Сын подрастал, наркотики продолжали присутствовать в Его жизни, как терапия, но не как самоцель. И разумеется, Он не крался ночами по улицам с ножом ради добычи дозы, как любят иногда изобразить портрет наркомана.

УДАР ЧЕТВЕРТЫЙ (могущий стать последним): Осенью сын должен был идти в первый класс. А летом у Него случилось воспаление легких, с которым он попал в терапевтическое отделение одной из городских больниц. Где пациентов дифференцировали, по очень простому признаку. ВИЧ+ и потребители наркотиков – это «контрольная группа А», а все остальные пациенты, соответственно «В». Догадайтесь, как отличалось отношение к первым и вторым.

В один из дней лечащий врач его отделения решила, так сказать, почистить ряды, то есть койко-места. И выписала единовременно, 18 человек «из контрольной группы А». Всех недолеченными и с высокой температурой. У Него она была около 40. «Контрольная группа А» не согласилась с таким решением и подала групповое заявление в прокуратуру.

К  тому моменту, когда заявление начало рассматриваться, 8 из 18 уже не было в живых.

Суд состоялся. Бывшему доктору дали 2 года. Условно! А люди умерли. По-настоящему!!!

…За это время у Него в легких кристаллизовалась жидкость. Температура всегда была 41-42. Сказали – готовиться прощаться со всеми. А с кем, со всеми.? Вся его жизнь – это сын и борьба. А я когда-то слышала где-то, что человек рожден для счастья. Может, не каждый, и может счастье у всех разное. Он продолжает сражаться за человеческое достоинство. Простив государство, милицию, жену, медиков. Кого следующего ему надо будет простить, чтобы не захлебнуться от боли и разочарования?

Путем долгого и дорогого лечения Он выжил. Сын заканчивает первый класс. Чудесный ребенок, гордящийся своим отцом. На родительские собрания он ходит, простите за штамп, как на праздник, потому что там получает признание от педагогов. За хорошее воспитание сына.

Он никогда не лечился в наркологическом стационаре – это обернулось бы запретом на его единственную профессию, и ограничением на его родительские права и воспитание сына.

Предоставленный самому себе, нравственно  и физически обобранный. Человек, нашедший силы и способ жить и справляться со всем, что предлагает ему жизнь. Готовы ли мы его осудить?




Category Categories: Наркополитика - Россия, Татьяна Кочеткова | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Кожемяко, или мой друг Кеша
Август 25th, 2012

В 2010 году Фонд им. Андрея Рылькова, помогал информационными материалами по ВИЧ и наркотикам, а также витаминами, в посылках, моему другу, Андрею Кожемяко. Который распространял их в качестве волонтера, в колонии Свердловской области. (г. Ивдель). Где тогда отбывал заключение.

Ваня Аношкин
Август 25th, 2012

Ваня бегал по притонам с газетой «Московский комсомолец», где была статья о том, что гражданка России Ирина Теплинская подала жалобу в ООН на не предоставление в стране адекватного наркологического лечения. Которая сама является потребителем наркотиков. И кричал всем - вы видите?? Я же говорил что мы люди, и у нас есть права!!

Завещание
Апрель 29th, 2016

Это интервью друга. Интервью на излете. Когда все равно. Руслан социальный работник. Наркоман… сейчас Руслан на больничной койке. Он не может ходить, и видимо уже не сможет. От последствий употребления дезоморфина. И по его словам, наверное это последняя весна в его жизни.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.