English
Помочь фонду!

Егор Бычков. Письмо правозащитникам.

letter

Посмотрела новости по РЕН-ТВ. Бычков выглядел обиженной овечкой, агнцем на заклании, говорил о том, что столкнулся с государственной машиной подавления общественных движений. Похоже, он свято верил в то, что он делает. И, в последнем слове заявил, что он больше не будет заниматься лечением наркомании. И слава Богу! Очень хорошо, что он не будет делать того в чем абсолютно ничего не смыслит. Я ему искренне сочувствую, и могу понять его чувства – ведь он не хотел сделать ничего дурного. Он хотел вылечить наркоманов. Во истину благородный мотив. Лечил как умел. Не задумываясь о том что, по российскому уголовному законодательству незаконное лишение свободы, с применением насилия, опасного для жизни есть противоправное деяние, за которое предусмотрено наказание – от трех до пяти лет (ст. 127 УК РФ) лишения свободы.

Несмотря на то, что Бычков не осознавал преступность своих деяний, и мотивы у него были более чем благородные, все же, незнание закона не освобождает от ответственности. Dura lex sed lex. И я считаю, что те преступления, которые он совершил в отношении наркозависимых людей, гораздо серьезнее и являются более социально опасными, чем те, которые совершали жертвы Бычкова.

Он не похищал наркоманов, они приходили к нему сами или их приводили родители, но насильно удерживал их, то есть незаконно лишал свободы людей, страдающих тяжелым и трудноизлечимым заболеванием, с какой целью? Да какая разница! Он их истязал, запирая в большое количество людей в маленьком помещении, приковывая к кровати наручниками, избивая, а это еще одна статья уголовного кодекса Российской Федерации. Статья 117. И в части первой этой статьи написано, что «Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) и 112 (Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) УК РФ, — наказывается лишением свободы на срок до трех лет».

Как? Почему наши правозащитники защищают человека совершившего в отношении наркозависимых действия, за которые в уголовном законе нашего государства предусмотрено реальное наказание?

Вот, что меня расстраивает… Да, именно расстраивает, потому как несколько лет назад, всего пять-десять, мы бок о бок с этими людьми, которых у нас привыкли называть правозащитниками, пытались изменить нашу репрессивную наркополитику и у нас это получалось!!! Но, время идет, и люди, к сожалению меняются. И память человеческая не безгранична. И у многих из нас есть и дом, и семья. И многим из нас страшно, когда  в дом врываются милиционеры, и везут в местный ОБОП. Только потому, что они, милиционеры, считают тебя лидером какого-то там движения и не хотят чтобы в ближайшее время была организована какая-то там акция, потому что «Москва» им велела не допустить проведения этой акции. Но не в этом дело.

А дело в том, что наркоман – прежде всего человек. И его не нужно ни розгами бить, ни пристегивать никуда, ни варить в котлах, как царя из известной русской сказки, не нужно проводить  испытания его и без того истерзанной психики и изрядно потрепанной репрессивной наркополиткой государства вкупе с отсутствием адекватного и квалифицированного лечения. Он, наркоман, как любой гражданин РФ по конституции имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41 Конституции РФ), а именно на наркологическую помощь. Но об этом известно всем.

Мне непонятно почему наша правозащитная элита защищает Бычкова и иже с ним, называя этих людей, нарушивших уголовный закон Российской Федерации, жертвами государственной наркополитики. И принимает как должное издевательства над наркозависимыми людьми, действительно пострадавшими от преступной наркополитики нашего государства.

Я согласна и с тем, что тот, кто вдруг решит организовать пункт ЗПТ у нас в России, несомненно будет осужден на более длительный срок, чем г-н Бычков. Но, почему, вопреки здравому смыслу, в России, в которой более 3 миллионов человек больны наркоманией, до сих пор отсутствует гуманный и эффективный метод лечения наркомании? Я думаю дело не в запретительном законе, а в отсутствии политической воли. Дорогие правозащитники, очнитесь, вспомните, ведь в СССР тоже была уголовная статья – 58-я. Но, это была политика.

К сожалению, то, что происходит сейчас с наркозависимыми людьми – это наша русская наркополитика. Государство уже не первый десяток лет ведет войну с потребителями наркотиков, в качестве лечения предлагая им варварские методы (с применением сульфазина и галоперидола), на драконовских условиях – раз в год, с постановкой на учет. По сути, наркозависимые это те же самые политические заключенные, которыми были в свое время и Вы, Людмила Михайловна и Вы, Лев Александрович.

Несколько дней назад, 31 октября, Эдуард Лимонов устроил скандал на разрешенном митинге, чем, видимо, действительно обидел Людмилу Алексееву, но по сравнению с защитой Бычкова, то что сделал Лимонов – просто детская шалость.

С уважением,
Алена Асаева

Информация к размышлению.

9 июня 2010 года президент Российской Федерации Дмитрий Медведев подписал Указ Об утверждении стратегии государственной антинаркотической политики Российской федерации до 2020 года. В этом указе частично управляемыми рисками считается:

— формирование в обществе терпимого отношения к незаконному потреблению наркотиков, дискредитация деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих противодействие незаконному обороту наркотиков;

— усиление попыток легализации заместительной терапии с использованием наркотических препаратов и пропаганды потребления наркотиков под предлогом программ замены шприцев.

Обе эти инициативы стоят в одном ряду с увеличением численности лиц, вовлеченных в незаконное потребление наркотиков.




Category Categories: Наркополитика - Россия | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Порочный союз: как партнерство США и России подрывает здоровую антинаркотическую политику
Июнь 9th, 2012

Во внешней политике иногда заключаются сомнительные союзы, но мало что может так обескуражить, как партнерство США и России в борьбе с незаконными наркотиками. Наркоцарь США Джил Керликовске (Gil Kerlikowske) и его российский коллега Виктор Иванов недавно подписали совместное заявление на Всемирном форуме против наркотиков, осудив их легализацию и призвав твердо проводить политику, основанную на «фактах и научных изысканиях». Для русских в таком лицемерном позировании нет ничего нового. А вот США, поставив свою подпись рядом с русскими в таком заявлении, сделали опасный шаг в сторону подрыва собственной репутации, а также показали, насколько легко международная политика искажает цели знающих и хорошо информированных должностных лиц.

Спайс в первом чтении
Декабрь 15th, 2014

Новый законопроект против "спайса" вряд ли решит проблему употребления психотропных веществ, но может ослабить коррупцию

Речь Ирины Теплинской на 29ом Заседании Координационного совета UNAIDS
Декабрь 12th, 2011

29ое Заседание Координационного совета UNAIDS пройдет в Женеве 13 - 15 декабря 2011 года







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.