Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

15 суток за отказ от медицинского освидетельствования или welcome to ЛТП

Авторы: Тимур Мадатов, Михаил Голиченко

Как уже сообщалось в СМИ первого июля 2015 года Государственной Думой был принят закон, согласно которому в ряд нормативно-правовых актов внесены изменения, касающиеся проведения освидетельствования на предмет потребления наркотических средств или психотропных веществ. Сам закон, включая его обоснование, находится здесь

Данным законом внесены изменения в ст. 6.9 КоАП, согласно которой потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ (читать — спайсы) карается штрафом от 4 до 5 тысяч рублей либо арестом на срок до 15 суток. Отныне аналогичным образом будет караться не только потребление наркотических средств, но и отказ от медицинского освидетельствования, так как данным законом в ч. 1 ст. 6.9 КоАП внесена формулировка “либо невыполнение законного требования уполномоченного должностного лица о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения гражданином, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества”.

Аналогичные поправки внесены в ч. 2 ст. 20.20 КоАП, согласно которой потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача, новых потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ на улицах, стадионах, в скверах, парках, в транспортном средстве общего пользования, а также в других общественных местах карается также штрафом от 4 до 5 тысяч или арестом на срок до 15 суток.

В общем, законодатель, как мы видим, всячески старается бороться с наркоманией теми способами и средствами, которые ему, видимо, привычнее всего — расширением границ применения санкции.

Анализ данных нововведений нельзя проводить без учета других уже вступивших в силу изменений в КоАП, УК, УПК и законы об охране здоровья, которые были приняты в 2013-2015 г.г. В совокупности данные изменения являются законодательной базой для принудительного лечения людей, употребляющих наркотики, включая наркозависимых людей.

Еще в 2011-2012 г.г. Директор ФСКН и Главный нарколог Минздрава в разных обстоятельствах говорили об одном и том же – системе мотивации потребителей на лечение. Не полностью совпадая в деталях, каждый предполагал, что наркопотребителей будут заставлять лечиться. То есть с 2011 по 2015 год законодательно создавалась и к настоящему времени создана система принудительного лечения людей, употребляющих наркотики, — аналог советской системы ЛТП.

Основными вехами в становлении этой системы стали 5 законов и 2 Постановления Правительства.

25 ноября 2013 года были приняты два закона за № 313[1] и № 317[2].  Закон № 313 ввел изменения в Закон о наркотических средствах и психотропных веществах, УК, УПК и КоАП, благодаря которым по-сути и была легализована концепция «побуждения к лечению» посредством судебного принуждения. Также этим законом административные правонарушения в связи с наркотиками были приравнены к правонарушениям в области противодействия терроризма, включая возможность назначения наказания за них до 30 суток ареста. Этим же законом введена ответственность за уклонение от диагностики, профилактики и лечения наркомании, с наказанием до 30 суток ареста. При этом под данную статью может попасть не только больной наркоманией, но и любое лицо, которое допускает немедицинское потреблением наркотиков. Закон № 317 ввел принудительное медицинское освидетельствование для потребителей наркотиков. В мае 2014 года было принято Постановление Правительства, которым за ФСКН закреплялась функция учета потребителей наркотиков, подвергнутых наказанию за употребление наркотиков.[3] В апреле 2014 г. было принято Постановление Правительства, которым за ФСКН закрепляется задача создания системы реабилитации и ресоциализации путем мотивации потребителей наркотиков на лечение в объеме до 150 тыс человек ежегодно.[4] В настоящий момент система не развернута только по причине того, что ФСКН пока не добился выделения на создание данной системы хоть каких-то денежных средств.

Таким образом объявленный в июле 2015 года проект закона об ответственности за отказ в прохождении освидетельствования представляет собой лишь небольшой, но важный штрих в создании системы принуждения людей, употребляющих наркотики, к лечению и\или реабилитации.

Идея данной системы восходит к Советским лечебно-трудовым профилакториям (ЛТП). Директор ФСКН особо и не скрывает данного сходства.[5] Иными словами речь идет о полномасштабной машине принудительного лечения, которое Иванов называет альтернативным лечением и ссылается на Конвенции ООН о наркотиках, которые действительно указывают на возможность государств заменять санкции за нарко-преступления мерами лечения. Вместе с тем то, что создает Иванов, существенно отличается от того, что рекомендует ООН. Конвенции ООН предполагают, что альтернативному лечению (вместо санкций) будут подвергаться люди, чье преступное поведение обусловлено наркозависимостью. В отличие от данного подхода в РФ с подачи ФСКН создана система, когда за счет чрезмерной криминализации самого употребления наркотиков и всего, что с ним связано, КоАП и УК используются  в качестве хлыстов, которыми ФСКН будет загонять до 150 тысяч человек в год в реабилитационные центры. ФСКН будет использовать всю мощь правоохранительной структуры, чтобы «отлавливать» людей и направлять в реабилитационные центры. Врачи при этом будут выполнять функцию правоохранительных органов, так как, теоретически, именно с подачи врача человека можно будет привлечь к административной ответственности с наказанием до 30 суток административного ареста в случае, к примеру, неисполнения предписания врача (ст. 6.9.1 КоАП РФ).

У данной системы есть несколько серьезнейших недостатков.

Во-первых, общепризнанно, что принудительное лечение наркомании является грубым нарушениям норм о правах человека. Не случайно в 2012 году двенадцать агентств ООН и международных организаций однозначно осудили данную практику.[6]

Во-вторых, многочисленные исследования показывают, что принудительное лечение наркомании дает крайне низкий результат, так как люди начинают употреблять вскоре после прохождения такого «лечения» [7].

В третьих, участие правоохранительных органов там, где работа должна проводиться социальными и медицинскими организациями, всегда приводит к маргинализации потребителей наркотиков, что в свою очередь влечет распространение опасных практик потребления наркотиков и как следствие развитие ВИЧ, гепатитов, туберкулеза, а также высокую смертность от передозировок [8].

Иными словами, воссоздав дорогую и неэффективную модель принудительного лечения а-ля ЛТП, государство с подачи ФСКН, не только не получит намеченного результата в уменьшении уровня потребления наркотиков, но может столкнуться с дальнейшим ростом социально-значимых заболеваний, затраты на лечение которых тяжелым бременем лягут на бюджет.

Меры же практикуемые и, как мы видим, развиваемые и поддерживаемые государством изначально нелогичны и топорны.

Так ст. 6.9 КоАП, предусматривающая привлечение граждан за потребление наркотических средств или психотропных веществ, по смыслу закона должна служить цели защиты здоровья граждан. Однако вместо этого подобные меры, вкупе с отсутствием в стране должным образом организованной и научно обоснованной наркологической помощи, создают атмосферу репрессии в отношении наркопотребителей, что никоим образом не способствует борьбе с наркоманией. Более того, данные меры выталкивают наркопотребителей из правового поля и усиливают страх не только перед сотрудниками полиции, которые могут арестовать на 15 суток (что чревато преодолением синдрома отмены («ломки») в условиях недоступности наркологической помощи, а значит неизбежными страданиями, а также давлением на наркопотребителя со стороны сотрудников правоохранительных органов) но и перед учреждениями, оказывающими медицинскую помощь, обращение в которые может повлечь постановку на наркологический учет, сообщение о наркопотреблении в правоохранительные органы и т.д.

Таким образом, как уже было указано выше, можно говорить о чрезмерной криминализации потребления наркотиков. Фактически, в случае применения данной статьи к наркозависимому гражданину, не нарушающему общественный порядок, будет означать административную ответственность обусловленную наличием заболевания.

Касательно ст. 20.20 ситуация аналогичная. Различие лишь в месте, где было употреблено наркотическое средство. Глава 20 КоАП содержит в себе правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность (в отличие от главы 6 КоАП, содержащей правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность). Грубо говоря, колоться в квартире — это вредно для здоровья и безнравственно (6.9 — до 15 суток), а колоться в сквере, парке, транспорте и тд. — мало того что вредно для здоровья и безнравственно, но еще и нарушает общественный порядок (20.20 — также до 15 суток).

Конечно, законодатель и руководство ФСКН сообщает, что данные меры обусловлены тем самым «побуждением к лечению», однако на практике данные меры не только не усиливают тягу к лечению (по факту принудительному) у наркозависимых, а напротив стимулируют распространение ВИЧ, гепатитов и туберкулеза – заболеваний сопутствующих потреблению инъекционных наркотиков по причине страха и недоверия со стороны потребителей к государственным институтам, включая медицинские организации.

Кроме того, данные поправки содержат неясные формулировки, которые могут привести к злоупотреблению со стороны представителей правоохранительных органов.

Так, в введенных дополнениях к ст. 6.9 и 20.20 КоАП содержится формулировка “гражданин, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он потребил наркотические средства без назначения врача, либо новые потенциально опасные психоактивные вещества”.

В свою очередь нигде не указано, какие это должны быть основания и сколько их должно быть, для того чтобы был соблюден критерий достаточности, а значит потенциально любой прохожий имеет шанс побывать в роли “гражданина, в отношении которого имеются достаточные основания…”, так как остановивший гражданина на улице сотрудник полиции не обязан даже обосновывать свое требование о прохождении освидетельствования.

В условиях отсутствия независимой судебной системы, наличия так называемой «палочной системы» (работы на показатели) правоохранительных органов, а также социальной и правовой незащищенности уязвимых групп граждан, к которым принадлежат люди, страдающие наркозависимостью, велик риск злоупотребления данной формулировкой со стороны сотрудников правоохранительных органов.

В заключение стоит отметить, что принятый закон отличается от того законопроекта, который поступил в Думу. Так, согласно первоначальному тексту законопроекта, который можно без труда найти на сайте Автоматизированной системы обеспечения законодательной деятельности (Законопроект № 157425-6), планировалось внести изменения в ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». В частности, часть 4 статьи 13, в которой предусмотрены случаи предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина, планировалось дополнить пунктом, согласно которому предоставление этих данных было бы возможно «в целях информирования органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ о выявленных в процессе медицинского освидетельствования лицах, допускающих потребление наркотических средств или психотропных веществ». Аналогичное положение планировалось ввести в ст. 79, содержащую обязанности медицинской организации.

Таким образом, прослеживается желание наделить медицинские организации не свойственными им функциями, связанными не с оказанием медицинской помощи, а с полицейским преследованием лиц, потребляющих наркотические средства или психотропные вещества.

Пока не поздно необходимо остановится и никогда не совершать ошибок СССР, не пускать правоохранительные органы в сферу хрупких отношений работы с заболеваниями, которые по своей природе и методам лечения и ухода, требуют работы социальных и медицинских организаций на основе научных методов и в соответствии с нормами о правах человека.

——————————

[1] Федеральный закон от 25 ноября 2013 г. N 313-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

[2] Федеральный закон от 25 ноября 2013 г. N 317-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации по вопросам охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)

[3] Постановление Правительства РФ от 28.05.2014 N 484 «Об утверждении Правил контроля за исполнением лицом возложенной на него судом при назначении административного наказания обязанности пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача»

[4] Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 299 «Об утверждении государственной программы РФ «Противодействие незаконному обороту наркотиков»

[5] Интервью председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова газете «Коммерсантъ».) 15 июня 2015. http://www.fskn.gov.ru/includes/periodics/fskn_special_events/2015/0615/092238041/detail.shtml

[6] ILO, UNOHCHR, UNDP, UNFPA, UNHCHR, UNICEF, UNODC, UNWOMEN, WFP, WHO, UNAIDS. “Compulsory drug detention and rehabilitation centres”. Joint statement. March, 2012. Online at http://www.unaids.org/sites/default/files/en/media/unaids/contentassets/documents/document/2012/JC2310_Joint%20Statement6March12FINAL_en.pdf

[7] «Анализ проблемы, включая данные из РФ, см. Уэйн Холл и Адриан Картер «Сторонникам принудительного лечения необходимо показать, что принудительное лечение опиоидной зависимости является эффективным, безопасным и этичным». Бюллетень Всемирной Организации Здравоохранения 2013; 91:146-146. doi: 10.2471/BLT.12.115196 (Wayne Hall & Adrian Carter «Advocates need to show compulsory treatment of opioid dependence is effective, safe and ethical». Bulletin of the World Health Organization 2013;91:146-146. doi: 10.2471/BLT.12.115196)

[8] О негативной роли страха перед полицией в качестве фактора распространения ВИЧ опубликовано сотни научных исследований, в том числе и по ситуации в РФ, Украине и других странах бывшего ССС. К примеру Karsten Lunze et al., «Punitive policing and associated substance use risks among HIV-positive people in Russia who inject drugs». Journal of the International AIDS Society. Vol 17 (2014); Robert E. Booth at al., «Law Enforcement Practices Associated with HIV Infection Among Injection Drug Users in Odessa, Ukraine». AIDS Behav. 2013 Oct; 17(8): 2604–2614




Category Categories: Михаил Голиченко, Наркополитика - Россия, Тимур Мадатов | Tag Tags: , , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • иван иванов

    «Иными словами, воссоздав дорогую и неэффективную модель принудительного лечения а-ля ЛТП, государство с подачи ФСКН, не только не получит намеченного результата в уменьшении уровня потребления наркотиков, но может столкнуться с дальнейшим ростом социально-значимых заболеваний». Это в свою очередь приведет к увеличению числа лиц, называемых ФСКН наркозависимыми и служба будет требовать средства на расширение штата в связи с резко выросшим объемом работы.

  • Любовь

    Государство и ФСКН не обеспечило адекватной реабилитационной помощью зависимых желающих лечиться (все проблемы взвалены на самих больных и на плечи их матерей), а сразу принимаются за принудительное лечение …. !!!
    Есть возможность организовать лечение в тюрьмах, в туберкулезных б-цах (хотя бы там в б-цах можно было устроить пилотные проекты с заместит терапией) — этих больных и ловить не надо!

    Наш знакомый парнишка ВИЧ+ открытый туберкулез …Б 2 раза выгоняли из б-цы за нарушение режима, теперь бегает по СПб и «раздает» туб. палочки ….

    А в автомоб. передаче слышала, что трезвого мужика остановили, промурыжили с «освидетельствованием» и он опоздал на самолет! И никто не виноват!


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Ночное освидетельствование
Январь 15th, 2015

Вот один эпизод из работы нашего проекта "уличные юристы", которым мы хотели бы поделиться.

Моральный ущерб от СИЗО. Продолжение.
Март 17th, 2015

Дмитрий Полушкин добился увеличения в двукратном размере компенсации морального вреда за неоказание ему в период пребывания в СИЗО наркологической помощи

Наркоучет и водительские права
Май 18th, 2017

Государство в лице Прокуратуры и МВД прилагает усилия к тому, чтобы лишать граждан, состоящих на наркологическом учете, водительских прав. Наш юрист Тимур Мадатов о том, почему это в корне не правильно.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.