English
Помочь фонду!

«Мы существуем в поле «суверенной наркологии», основа которой — репрессии»

— Как вы оцениваете выводы Глобальной комиссии?

— В докладе отражены два аспекта: во-первых, эксперты констатируют неэффективность существующей в мире наркополитики и предлагают «начать эксперименты по декриминализации марихуаны». Второй аспект более близок мне как врачу: предложение считать наркозависимых не преступниками, а больными. Давно пора понять, что наркоманом движет не аморальность или бездуховность. Непреодолимая потребность в наркотике является симптомом заболевания. Следовательно, применение репрессивных мер или воспитание нравственности — глупы, неэффективны и негуманны. Симптом невозможно заговорить или «выжечь каленым железом».

— Есть ли в стране антинаркотическая стратегия?

— Мы существуем в поле «суверенной наркологии», основа которой — репрессии и унижение, а не лечение. Новые предложения властей всегда более жестоки, чем прежние. И главное, они не опираются на мировой опыт, не базируются на научных исследованиях. Наши наркологи лечат подопечных дедовскими антинаучными методами типа «кодирования»! Российские врачи подменяют профессионализм морализмом и гражданственностью. В итоге пациенты не считают наркологию областью медицины, для них это калька с полицейской системы.

— Исправит ли ситуацию ужесточение мер, применяемых к потребителям наркотиков?

— Когда сам факт употребления хотят признать не административным, а уголовным нарушением, то я противник данной меры. Но когда наркозависимому, совершившему незначительное правонарушение, связанное с оборотом наркотиков, предлагают лечение как альтернативу тюрьме — в этом есть рациональное зерно. Но это должно быть реальным лечением, а не имитирующим его наказанием. Например, героинового наркомана надо лечить не галоперидолом, а эффективным и безопасным методом заместительной терапии.

— Но и Минздравсоцразвития, и ФСКН выступают против такого лечения.

— Отказ от внедрения этого метода свидетельствует о дремучести тех, кто принимает решение. Заместительная поддерживающая терапия опиоидной зависимости основана на знаниях о сути патологической мозговой потребности в наркотиках. На протяжении полувека накопилось огромное число научных исследований по ней. Внедрение заместительной терапии в Европе привело к тому, что проблема героиновой наркомании там практически под контролем — получая препараты, пациенты лечатся, а не умирают от передозировок, не совершают криминальных действий, социализированы. Внедрением терапии удалось решить вопрос с инъекционным распространением ВИЧ. В Западной Европе таким путем заражаются 3-8% людей, а у нас около 60%!

— Даст ли результат тестирование учащихся?

— В том виде, в котором эта мера предлагается, она бессмысленна и неоправданно затратна. Например, в Татарстане такое тестирование проводилось в течение пяти лет. Было обследовано более 650 тыс. школьников и студентов, потрачено 70 млн руб.— и выявлено всего 819 случаев употребления наркотиков. Результаты показывают, что только 0,14% подростков имеют опыт наркотизации — но это в реальности не так! Следовательно, данные тестирования малоинформативны. На одно выявление одного случая употребления наркотиков уходит более 72 тыс. руб.— фантастически дорого для простой констатации факта, с которым неизвестно что делать. Все говорят, что тестирование будет анонимным, а его результаты узнают только родители. Однако врачебная тайна в нашей наркологии практически не соблюдается. Понятно, что правоохранители рассчитывают получать эти данные.

— Как вы относитесь к «центрам реабилитации», которые создаются церковью или активистами наподобие Евгения Ройзмана или Егора Бычкова?

— Реабилитация является естественным этапом терапии любой хронической болезни. Однако надо понимать, что наркомания — это не грипп и даже не инфаркт, которые можно вылечить достаточно быстро. Наркомания — хроническое рецидивирующее заболевание, наивно и нереалистично требовать только лишь полного излечения. Нужна поддерживающая терапия плюс реабилитация. Но в любом случае реабилитация — это научно обоснованный медико-психологический процесс. То, что происходит в церковных или общественных центрах, нельзя считать реабилитацией. У Егора Бычкова — это вообще принудительная изоляция и ничего больше. Никакого отношения к процессу выздоровления это не имеет.

Источник: Коммерсант




Category Categories: Наркополитика - Россия | Tag Tags: , , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





«Зачем им там сидеть?»
Июль 1st, 2013

Предложено амнистировать десятки тысяч осужденных за продажу наркотиков

В России ужесточат меры наказания за нарушения, связанные с наркотиками
Декабрь 13th, 2010

Новый законопроект позволяет высылать из России иностранцев, совершивших не только преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, но и административные правонарушения в этой сфере.

Может ли Россия побороть героин?
Апрель 19th, 2012

Одетый в черный пуховик, жующий зеленое яблоко немногими еще остающимися у него зубами, Саня уже ждет, когда Максим Малышев прибудет на обычное место встречи. Раз в неделю Малышев устраивает пункт раздачи у маленькой аптеки на окраине Москвы в микрорайоне Марьино, под серым как сталь небом на фоне однообразных 20-этажных многоквартирных домов со всех сторон.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.