Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Наркоконтроль 3.0: перспективы и ожидания

golichenkosarang

Голиченко М.М. адвокат, к.ю.н., ведущий аналитик Канадской правовой сети по ВИЧ/СПИД

Саранг А.В. Президент Фонда им. Андрея Рылькова [1]

Источник: Вестник «В защиту прав заключенных». 5 — 6, июль — сентябрь 2016.

Введение

Возвращение функции контроля оборота за наркотиками органам внутренних дел и ликвидация ФСКН дают повод задуматься о будущем развития российского наркоконтроля. В связи с этим можно обозначить три возможных общих сценария, которые мы обсудим в данной статье.

Сценарий 1. Все будет по-прежнему. Полиция МВД будет делать то же, что и делали МВД, только в большем объеме, получив «мощности» ФСКН.

Сценарий 2. Не меняя значительно действующее законодательство, полиция МВД найдет гибкие подходы к работе над вопросами наркоконтроля, уделяя должное внимание международным научно-обоснованным практикам и защите прав человека.

Сценарий 3. В условиях возрастающей необходимости экономить бюджет, МВД займет лидирующую роль в перенастройке действующей системы наркоконтроля, приняв законодательные, правоохранительные, социальные, медицинские и т.п. меры с доказанной эффективностью.

Текущая ситуация.

Из данных судебной статистики[2] видно, что при общей российской тенденции к сокращению числа осужденных в год, число осужденных за незаконный оборот наркотиков наоборот растет. При этом, среди всех осужденных по наркостатьям, снижается доля лиц, преступления которых, вероятнее всего, связаны со сбытом наркотиков. Еще одна тенденция – растет доля лиц, осужденных в рамках особого порядка (глава 40 УПК РФ), среди приговоров за наркопреступления. График № 1 хорошо показывает эти тенденции. Преступления по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ (сбыт в незначительных размерах) как правило совершаются наркозависимыми людьми, в связи с чем их  можно отнести к группе преступлений, связанных с потреблением наркотиков. Из графика 1 видно, что подавляющее большинство лиц осуждается именно по статьям, связанным с потреблением, а не со сбытом наркотиков – в 2015 году таких осужденных было более 80% из общего числа осужденных за наркопреступления.

График 1: Тенденции в числе осужденных по наркостатьям

График 1: Тенденции в числе осужденных по наркостатьям

Появление ФСКН в 2003 году значительно повысило количество регистрируемых наркопреступлений, однако в борьбе с наркотиками милиция/полиция МВД всегда играла ведущую роль. График № 2 показывает ежегодное число регистрируемых преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков и долю ФСКН/МВД среди них, в годы, когда подобная статистика доступна.[3]

График 2: Ежегодное число наркопреступлений, зарегистрированных ФСКН/МВД

График 2: Ежегодное число наркопреступлений, зарегистрированных ФСКН/МВД

По данным Института проблем правоприменения, ФСКН изымает партии наркотиков, масса которых в среднем в 2–3 раза больше, чем МВД.[4] Однако, с созданием ФСКН и ростом числа зарегистрированных наркопреступлений, общий объем изымаемых в РФ наркотиков всеми правоохранительными органами значительно не изменился, скорее уменьшился. Это видно из Графика № 3, составленного по данным Управления ООН по наркотикам и преступности (здесь не приводятся данные по синтетическим наркотикам).[5] Важно заметить, что в соответствии с действующими нормативами, в отношении веществ из Списка 1[6] не требуется установление чистоты изъятого вещества. Правоохранительные органы часто изымают вещества, в которых масса действующего вещества составляет не более 1% общего объема. Оценочный результат работы по изъятиям героина в России дает основания полагать, что все правоохранительные органы вместе взятые ежегодно изымают из незаконного оборота не более 1% героина.[7]

График 3: Общий объем наркотиков, изъятых правоохранительными органами

График 3: Общий объем наркотиков, изъятых правоохранительными органами

Однако с созданием ФСКН в 2003 году значительно увеличилось число людей, отбывающих наказание по наркостатьям в местах лишения свободы, что видно из Графика № 4.[8]

График 4: Число осужденных за наркотики, отбывающих наказание в МЛС

График 4: Число осужденных за наркотики, отбывающих наказание в МЛС

Совокупный анализ приведенных выше данных показывает, что работа ФСКН, во-первых, не изменила общую картину в области наркоконтроля; во-вторых, за 13 лет работы ФСКН акцент наркоконтроля еще более сместился на потребителей наркотиков при неизменности цифр по изъятиям; в-третьих, число осужденных за наркотики в местах лишения свободы растет, что свидетельствует о том, что осужденным за наркотики назначают длительные сроки и к ним редко применяют институты досрочного освобождения и амнистии; в четвертых, за 13 лет параллельного существования, полиция МВД по сути дублировала работу ФСКН, однако работа полиции МВД еще более была сфокусирована на наркопотребителях.

Теперь мы рассмотрим возможные сценарии развития наркополитики России в будущем.

Сценарий 1. Все будет по прежнему. Полиция МВД будет делать тоже, что и делала, только в большем объеме.

За период с момента фактической ликвидации ФСКН и передачи ее функций МВД, очевидна оживленность действий МВД на наркотическом фронте. Видно также то, что сохранились популистская стилистика и стратегии работы ФСКН. Многие сообщения на сайте МВД очень напоминают предыдущие сообщения с сайта ФСКН, когда поимка перевозчиков конопли, в том числе в мешках в багажнике,[9] преподносилась как «пресечение транснационального канала поставки наркотиков» или «ликвидация транснационального наркосиндиката», изъятые вещества представлялись в виде миллионов разовых доз (для особо впечатлительных), а помимо сообщений об изъятиях наркотиков часто сообщалось о проведении антинаркотических акций типа «Зарядка со стражем порядка», «Дети России — 2016», «Даже не пробуй», а также встреч с советом муфтиев и т.п. «игроками» на поле наркоконтроля.[10] В августе 2016 в прессе стали появляться сообщения об антинаркотических рейдах МВД в московских ночных клубах.[11]  Ничего кроме задержаний потребителей такие рейды не дают, зато позволяют громко заявить о деятельности новой службы. Также на сайте МВД традиционно для летнего времени рассказывается о том, как сотрудники уголовного розыска под палящим солнцем и в сопровождении тракторной техники занимаются собирательством дикорастущей конопли для ее последующего ритуального уничтожения огнем в сопровождении видеосъемки.[12]  Логика подобной работы ясна. В 2003-2005 годах ФСКН тоже начинала с рейдов по ночным клубам,  охоты на издателей книг, ветеринаров и кактусоводов, запусков «поезда в будущее»[13] и созданий «космической группировки» для охоты за дикорастущей коноплей на просторах Маньчжурии.[14] При этом результаты работы Службы представлялись в виде цифр изъятых веществ, а также количеств уголовных дел о наркотиках. Делалось это для оправдания существования сорокатысячного ведомства с бюджетом около 40 миллиардов рублей в год. Так как штатная численность ФСКН теперь передана МВД, вполне возможно ожидать, что МВД будет пытаться оправдать максимальное сохранение этой численности за счет проведения феерических мероприятий, типа маски-шоу в ночных клубах, ритуальных сжиганий дикорастущих растений, и проведения акций с сакральными словами дети, муфтий, патриарх, здоровый образ жизни и т.п. Если подобный вектор действий сохранится, то принципиальных изменений в ситуации ждать не следует и все останется на своих местах. Хотя статистика МВД за первые 6 месяцев 2016 года показывает снижение количества зарегистрированных наркопреступлений на 17% в сравнении с аналогичным периодом 2015 года, важно дождаться статистики за весь 2016 год, включая судебную статистику, чтобы делать более информированные выводы.

Сценарий 2. Не меняя значительно действующее законодательство, полиция МВД найдет гибкие подходы к работе над вопросами наркоконтроля, уделяя должное внимание международным научно-обоснованным практикам в сфере здравоохранения и защите прав человека.

Вариантов работы МВД в рамках Сценария 2 может быть много. Для целей настоящей статьи, ограничимся лишь одним примером, за основу которого возьмем историю успеха Португалии, которая уже 10 лет гремит на весь мир своим положительным опытом. В Португалии по сути декриминализовано потребление наркотиков, при этом даже наиболее консервативные органы ООН, такие как Международный комитет по контролю за наркотиками и Комиссия по наркотическим средствам, не стесняются называть Португалию страной успешной наркополитики.[15] Реализуемые в Португалии программы «разубеждения» (dissuasion) вполне возможны и в РФ при небольших изменениях в законодательстве. Некоторые изменения по сути означают возврат к законодательству, которое уже было в РФ в 2004-2006 годах. Более того, пилотные проекты возможны при существующем законодательстве, без каких-либо изменений.

1. В Португалии размеры наркотиков для ответственности за хранение без цели сбыта привязаны к дневным дозам. За хранение в пределах 10 дневных доз без цели сбыта нет уголовной ответственности, но предусмотрена административная ответственность. Впрочем каждое административное задержание рассматривается независимой «Комиссией по разубеждению», которая встречается с нарушителями и чаще всего заменяет наказание мерами социально-медицинского воздействия, например, направляет в программы лечения или просто проводит воспитательную беседу.

В России подобное уже было с 2004 по 2006 год. Тогда величина размера для привлечения к уголовной ответственности также зависела от дневных доз. Если человек хранил без цели сбыта 10 и более дневных доз, то наступала уголовная ответственность, если меньше – административная. Для героина 10 дневных доз равнялись 1 грамму, точь в точь как сейчас в Португалии. Законодательство о дневных дозах принималось в РФ в период слабой ФСКН (которая была рождена в марте 2003 года), то есть когда барабаны популистской войны с наркотиками на мгновение замолкли и был услышан голос разума. В 2006 году ФСКН набрала силу, барабаны зазвучали еще звонче и разумные меры отменили.

2. В Португалии судьбу задержанного за хранение менее 10 дневных доз решает «Комиссия по разубеждению». Задача этой комиссии – не наказать человека, а рассмотреть, насколько проблемным является её потребление наркотиков и нужна ли ей социальная или медицинская поддержка. Если потребление не является проблемным, человека могут просто отпустить, предупредив о возможной ответственности в случае более серьезных нарушений. Если Комиссия сочтет, что потребление является проблемным (человек наносит вред своему здоровью или общественному порядку), Комиссия может направить в программы лечения, например, программы заместительной терапии, реабилитационные центры или группы Анонимных Наркоманов.

В примечании к ст. 6.9 КоАП РФ (немедицинское потребление наркотиков) предусмотрена возможность освобождения от административной ответственности для добровольного направления на социальную и медицинскую реабилитацию. Ст. 2.9 КоАП РФ позволяет ограничиваться устным замечанием с освобождением от административной ответственности при малозначительности совершенного административного правонарушения. Однако применение примечания к ст. 6.9 КоАП РФ возможно только для лиц, признанных больными наркоманией и только по решению суда. Ст. 2.9 КоАП РФ применяется крайне редко в целом и практически никогда не применяется по отношению к хранению или потреблению наркотиков без назначения врача. Для португализации модели необходимо, чтобы у полиции была возможность дать шанс лицу, подвергнутому административному доставлению и/или задержанию по ст. 6.8, 6.9, ч. 2 ст. 20.20 КоАП РФ явиться в аналог португальской «Комиссии по разубеждению» для рассмотрения возможности добровольной социально-медицинской поддержки. Возможность направить в такую комиссию уже есть у полиции в рамках административного расследования, которое возможно по делам о наркотических средствах и психотропных веществах (ст. 28.7 КоАП РФ). Административное расследование может заканчиваться прекращением административного производства, это уже предусмотрено КоАП РФ.  Прекращение производства полицией возможно в  случае, если Комиссия решит ограничится применением добровольных мер социально-медицинского характера, включая меры социально-медицинской реабилитации. Комиссия может рекомендовать административное наказание. Тогда по итогам административного расследования полиция может составить протокол об административном правонарушении и направить дело в суд. При этом среди видов наказания должно быть предупреждение.

3. Очевидно, что для португальской модели необходимо создание органа, по функциям напоминающего «Комиссии по разубеждению». Такая комиссия могла бы включать в себя врача-нарколога, представителя реабилитационных организаций и организаций социальной поддержки. В качестве технической поддержки для таких комиссий могли бы работать ВИЧ-сервисные НКО, в составе которых имеются специалисты для работы с людьми, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации, связанной с наркозависимостью. Формирование подобных комиссий могло бы происходить на региональном уровне при участии органов здравоохранения, ОВД, региональных администраций, ВИЧ-сервисных организаций, работающих в регионе.

Отработку пилотной модели можно начать уже сейчас, не выжидая пока законодатель внесет изменения о размерах наркотических средств для целей привлечения к ответственности. Не менее 40 тыс. приговоров в год в России связаны с хранением без цели сбыта в значительных размерах (свыше 0.5 и до 2.5 грамм для героина). Около 90 тыс. привлекаются ежегодно за административные правонарушения, связанные с оборотом наркотиков. Эти 130 тыс. уже сейчас могли бы получить поддержку и реальную помощь государства.

Сценарий 3. В условиях возрастающей необходимости экономить бюджет, МВД займет лидирующую роль в перенастройке действующей системы наркоконтроля, приняв законодательные, правоохранительные, социальные, медицинские и т.п. меры с доказанной эффективностью.

Для реализации данного сценария МВД необходимо воспользоваться следующими текущими возможностями:

1. Возможность сокращения количества приговоров и заключенных за наркотики, а следовательно сокращения бюджетных расходов. Судебная статистика показывает, что при сравнительно сходной или большей репрессивности уголовного законодательства о наркотиках до 2003 года, количество заключенных по делам о наркотиках было значительно меньше непосредственно до создания ФСКН в 2003 году, по сравнению с последним годом ее деятельности – 2015 годом. Ликвидация ФСКН, основным профилем которой было преследовать наркопотребителей, может сократить уровень репрессий при перенаправлении бюджетных средств на научно-обоснованные программы снижения спроса и предложения на наркотики. Это хорошая возможность для бюджета России. Кроме нагрузки на бюджет самой Службы, бестолковые преследования наркопотребителей существенно перегружают судебную систему и систему исполнения наказаний.

2. Появление новых возможностей в сфере охраны здоровья и профилактики ВИЧ, туберкулеза, гепатитов. Данные заболевания развиваются в России из-за криминализации и маргинализации людей, употребляющих наркотики. При этом ФСКН всегда выступала одним из основных препятствий внедрения и реализации научно-обоснованных программ профилактики ВИЧ среди наркопотребителей. И если к концу 2007 года при Черкесове стали появляться хоть какие-то надежды на изменении позиции ФСКН по вопросу о программах снижения вреда и заместительной терапии, то в уже в августе 2009 года, спустя год после прихода в ФСКН Иванова и новых заместителей Директора ФСКН, стало ясно, что ФСКН будет «бороться» с эффективными программами здравоохранения с новым задором. В июне 2010 была утверждена вышедшая из под пера ФСКН Стратегия антинаркотической политики, которая в качестве принципов закрепила убийственные для профилактической и лечебной работы с наркопотребителями принципы нетерпимости к употреблению наркотиков, полного отказа от возможного внедрения в РФ заместительной терапии, а также программ снижения вреда. За редким исключением, люди из МВД напротив были «ближе к земле» и понимали, что на лозунгах о борьбе с «наркоцунами» далеко не уедешь и необходимо развивать более эффективные методы работы с потребителями наркотиков. В примеру в 2008-2009 годах именно в МВД были готовы начать программу обучения полицейских профилактике ВИЧ среди потребителей наркотиков. Также именно милиция была основой для реализации в некоторых субъектах РФ в 2006-2011 годах пилотных Схем направления наркопотребителей за лечебно-профилактической помощью в программы снижения вреда. ФСКН стала для этого процесса непреодолимым препятствием.

3. Улучшение международного имиджа РФ в сфере международного сотрудничества по вопросам о наркотиках. С самого начала своей деятельности, а особенно с приходом В. П. Иванова, ФСКН обладала значительной независимостью в вопросах международного сотрудничества, благодаря чему могла интенсивно транслировать причудливую наркополитику РФ на международный уровень. Ежегодные пресс-конференции Иванова в ходе Комиссии по наркотическим средствам в Вене давно стали хитом среди международного сообщества. Во многом именно благодаря международным инициативам ФСКН за Россией прочно закрепилась дурная репутация страны бессмысленной наркополитики, упорно двигающейся в противоположном с другими цивилизованными странами мира направлении. В определенной степени можно утверждать, что создание ФСКН на 13 лет замедлило, а в некоторых случаях полностью остановило, развитие наркополитики РФ в одном направлении с развитыми странами. Начатые в 2003-2004 гг. процессы положительных изменений уголовных законов были повернуты в обратном направлении в 2006 году. Активное изучение международных практик по работе с людьми, употребляющими наркотики, включая развитие научно-обоснованных форм лечения наркомании, было полностью остановлено с приходом в ФСКН В.П. Иванова. В МВД отношение к международным практикам было более взвешенным, что включало готовность прислушиваться к мнению ученых и медицинских работников.

4. Появление возможностей для развития научных исследований в области наркотиков. Качество российской науки в вопросах о наркотиках традиционно было крайне низким, не в последнюю очередь благодаря тому, что данная сфера находилась под тотальным контролем правоохранительных органов. Во времена ФСКН наука по вопросам о наркотиках претерпела примерно такое же сжатие, как европейская астрономия во времена средневековья. С одной стороны ФСКН осуществляла откровенные преследования ученых за научное мнение. Из наиболее ярких примеров – преследование профессора В.Д. Менделевича и заведующей лабораторией Пензенского НИИ О.Н. Зелениной. С другой стороны ФСКН с завидным постоянством демонстрировало полное отсутствие связи собственной деятельности с наукой и даже противопоставляло себя ей. Сложно объяснить чем-либо другим комические выступления Директора ФСКН про метадоновые радикалы, пассионарность, роль метадона в цветных революциях, появление дел о пищевом маке. Полностью прекратились даже эпидемиологические исследования в области наркотиков, на протяжении уже десяти лет невозможно получить никакие достоверные данные о распространенности употребления наркотиков, о проблемах здравоохранения, возникающими в их связи. С ликвидацией ФСКН есть основания ожидать ослабление правоохранительного давления на науку в вопросах о наркотиках, что безусловно означает возможности для ее развития.

5. Ослабление правоохранительного давления на свободу слова и свободу информации. По запросам ФСКН блокируется значительная часть вебресурсов в рунете. Помимо вебсайтов со спорной законностью информации о наркотиках, например, сайтов продажи наркотиков, блокировке подвергались вебсайты с информацией о воздействии веществ или о профилактике ВИЧ среди потребителей наркотиков, включая информацию о рекомендациях ООН по внедрению научно-обоснованных программ профилактики, лечения и ухода при ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков.

6. Появление надежды в восстановлении положительного имиджа правоохранительных органов по вопросам о наркотиках. За годы своего существования ФСКН неоднократно оправдывала закрепившееся за ней в народе название ГосКомДурь. Если не брать многочисленные политические процессы последних лет, ФСКН безусловно была лидером откровенно безумных процессов, за которыми в лучшем случае проглядывали ложно понятые интересы службы, а в худшем — банальная некомпетентность в разрешении поставленных перед службой задач. Все начиналось с преследования торговцев за продажу блях для ремней с изображением листа конопли в 2003-2006 году и к 2015 Служба опустилась до массового преследования семей бакалейщиков – продавцов и импортеров пищевого мака под видом «эффективной» борьбы с транснациональными наркокартелями.

7. Появление возможности сокращения правоохранительного присутствия в вопросах медицины, включая вопросы доступности опиоидных анальгетиков и вопросы лечения и реабилитации больных наркоманией. ФСКН традиционно пыталась активно подчинить данные вопросы себе. С приходом Иванова в 2008 году, ФСКН особенно преуспела на этом поле, по сути подчинив к концу 2015 года часть органов и учреждений здравоохранения, а также общественных организаций по вопросам лечения и реабилитации наркозависимых. Являясь правоохранительным органом, ФСКН насаждала методы принудительного лечения и массовых репрессий под видом «побуждения к лечению», полностью игнорируя многочисленные исследования и рекомендации ООН о бессмысленности применения подобных методов. Именно благодаря активному «троллингу» врачей со стороны ФСКН путем насаждения бессмысленных мер контроля, Россия сегодня находится в одном ряду с Сомали и другими бедными странами в вопросах доступности опиоидных анальгетиков. За последние годы стали регулярными новости о самоубийствах онкологических больных, включая адмиралов и генералов, которые даже несмотря на свои высокие чины не смогли получить лекарства и предпочли самоубийство невыносимой боли.

Выводы.

С ликвидацией ФСКН на МВД легла нелегкая задача по реформированию правоохранительной работы в сфере контроля над оборотом наркотиков. Без вмешательства в сугубо правоохранительные вопросы хотелось бы пожелать руководству МВД и подразделений на местах уделить внимание следующим принципиальным вопросам:

1. Максимальному сокращению применения уголовных и административно-правовых мер работы с людьми, употребляющими наркотики. Научные исследования показывают, что репрессии в отношении наркопотребителей не приводят к снижению потребления и доступности наркотиков, но влекут за собой рост проблем здравоохранения, в частности эпидемий ВИЧ, туберкулеза, гепатитов, передозировок. Репрессии в отношении наркозависимых значительно затрудняют меры по охране здоровья и приводят к высоким издержкам бюджета не только самих правоохранительных органов, но и здравоохранения. Российские законы уже позволяют полиции, прокуратуре, судам, службе исполнения наказаний активно взаимодействовать с государственными, муниципальными и общественными организациями в сфере охраны здоровья с тем, чтобы максимально выводить наркопотребителей из сферы уголовного правосудия или сферы применения мер в рамках производства об административных правонарушений (один из примеров подобного взаимодействия дан под Сценарием 2). МВД могло бы занять активную позицию в разработке и представлению на рассмотрение Президенту и Правительству проектов нормативных актов, которые бы способствовали максимальной оптимизации работы с наркозависимыми в РФ.

2. Необходимо уделить отдельное внимание сокращению случаев нарушений прав человека при работе по делам о наркотиках. На сегодняшний момент накопилось уже огромная масса дел, рассмотренных Европейским Судом по Правам Человека и структурами ООН по делам против России, на основе которых можно составить подробную и эффективную методичку о том как не нужно работать по делам о наркотиках. К примеру, как не нужно проводить проверочные закупки, либо как не нужно проводить экспертизы о наркотиках, как не нужно избирать меру пресечения, как не нужно препятствовать свободе информации и свободе науки. И в особенности о том, как обеспечивать адекватную медицинскую помощь наркозависимым людям по прибытии в полицию, во избежание пыток и неправомочного взятия показаний во время абстинентного синдрома.

3. Максимальному сотрудничеству с международными научными, правоохранительными и правозащитными структурами. Такое сотрудничество позволит обеспечить защиту от сложившейся в последние годы псевдо-научности вокруг вопросов о контроле над оборотом наркотиков. В системе МВД имеется достаточно количество профильных ВУЗов и высококлассных специалистов, которые могли бы взять на себя роль претворения в жизнь задач в рамках данного приоритета.

4. Максимальному сотрудничеству с общественными организациями у которых есть устойчивые доверительные отношения с сообществом людей, употребляющих наркотики. Подобное взаимодействие позволит приблизить полицию к одной из наиболее труднодоступных групп населения, что помимо прямой задачи профилактики преступности в сфере оборота наркотиков, также будет способствовать решению задач по борьбе с коррупцией в рядах полиции, равно как и задачи обеспечения национальной безопасности в сфере охраны здоровья граждан (противодействие ВИЧ, туберкулезу, гепатитам, передозировкам).

5. Максимально сократить ограничительные вмешательства полиции в научную сферу, равно как и сферу здравоохранения. Вопросы лечения и реабилитации наркозависимых, доступа к опиоидным анальгетикам не должны входить в компетенцию правоохранительного органа. Законная задача полиции, как минимум, – не препятствовать научным, медицинским и общественным организациям заниматься разработкой, апробированием, внедрением эффективных методов выявления, сопровождения, поддержки людей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию; задача максимум – создавать условия для осуществления подобной деятельности в постоянном добросовестном сотрудничестве.

Во времена ФСКН статьи по наркотикам получили ярлык «народные статьи», по причине массовости и повсеместности их применения против народа. ФСКН нанес существенный ущерб имиджу правоохранительной системы России в целом. Сейчас у полиции и МВД есть хороший шанс восстановить положительную репутацию и приблизить полицию к народу за счет эффективной не репрессивной работы с населением по такой «народной» теме как контроль над незаконным оборотом наркотиков.

[1] ВНИМАНИЕ: Фонд им. Андрея Рылькова внесен в реестр организаций, выполняющих функции иностранного агента.

[2] По данным судебной статистики на сайте Судебного Департамента при Верховном суде РФ. www.cdep.ru

[3] По данным статистики на сайте МВД РФ. http://мвд.рф

[4] Как МВД и ФСКН борются с наркотиками сравнительный анализ результативности двух ведомств. Аналитическая записка. ИПП, декабрь 2015. Онлайн: http://enforce.spb.ru/images/analit_zapiski/FSKN_MVD_memo_2015_web.pdf

[5] Данные из Всемирного отчета по наркотикам. www.unodc.org

[6] Список наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации. Утвержден Постановление Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681

«Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации»

[7] Подробно о логике оценки см. в материала А.Кузиной «Сказки тетушки ФСКН». МКRU. 18.11.2012. Онлайн: http://www.mk.ru/social/2012/11/18/775658-skazki-tetushki-fskn.html

[8] По данным официальной статистики ФСИН РФ. Онлайн www.fsin.su

[9] https://xn--b1aew.xn--p1ai/news/item/8341035

[10] Сообщения на сайте МВД РФ за июнь-август 2016 по ключевому слову ГУНК. https://xn--b1aew.xn--p1ai/search/common/?q=%D0%B3%D1%83%D0%BD%D0%BA&group=0&page=%7Bpage%7D&from=&to=

[11] http://www.vesti.ru/videos/show/vid/689289/

[12] https://xn--b1aew.xn--p1ai/document/8364730

[13] http://fcp.economy.gov.ru/cgi-bin/cis/fcp.cgi/Fcp/News/View/2006/1785

[14] Маньчжурская марихуана вышла на космический уровень. Госнаркоконтроль будет бороться с коноплей с помощью спутника. Коммерсантъ. 23.06.2006. Онлайн: http://kommersant.ru/doc/685020

[15] См. выступления представителей этих органов в ходе сессии 9 декабря 2015 года в Вене в рамках Комиссии ООН по наркотическим средствам. Онлайн: http://cndblog.org/2015/12/side-event-public-health-as-a-basis-for-drug-policy-in-portugal/




Category Categories: Наркополитика - Россия | Tag Tags: , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Через тернии к звездам. Будни молодых российских драгюзеров.
Август 29th, 2017

Про РАМП и тяжкие будни покупателей в поисках закладок, оставленных нерадивыми кладмэнами (очень смешно)

Почему потребители наркотиков — жертвы политических репрессий?
Сентябрь 14th, 2015

Статья адвоката Михаила Голиченко о том, почему потребители наркотиков в России - это жертвы политических репрессий, которые должны подпадать по действие Закона РФ от 18.10.1991 N 1761-1 "О реабилитации жертв политических репрессий".

Утратить или отстоять: права людей, употребляющих наркотики, в России.
Апрель 8th, 2011

Речь Ирины Теплинской на закрытии 22-ой международной конференции по снижению вреда в Бейруте 07.04.2011.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.