Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

«Мак пищевой, мак пищевой, мак пищевой»

Ольга Зеленина. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Ольга Зеленина. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Автор: Никита Сологуб

В Брянский областной суд поступили 234 тома материалов и 468 томов обвинительного заключения по «маковому делу», среди фигурантов которого оказалась заведующая химико-аналитической лабораторией Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольга Зеленина.  Сама обвиняемая, уже больше двух лет находящаяся под подпиской о невыезде в Москве, считает, что таким образом процесс по ее делу хотят оградить от внимания общественности.

Четыре года без дома

Четыре года назад владелец крупнейших бакалейных компаний «МКМ» и «Алкарус» Сергей Шилов ввез через Брянскую таможню в Россию 42 тонны пищевого мака, купленного у испанской фирмы Alcaliber S.A, которая импортирует свою продукцию в более чем 20 стран мира. Партией заинтересовалась ФСКН: при проверке сотрудники ведомства обнаружили в семенах мака почти 300 граммов морфина и почти 210 граммов кодеина. Эта цифра получилась, когда наркополицейские взяли пробы товара, обнаружили в них 0,00069% и 0,00049% морфина и кодеина соответственно и применили эту долю ко всем 42 тоннам. Вскоре Шилов, его брат, сын и шестеро предпринимателей стали фигурантами уголовного дела о контрабанде наркотика и оказались под арестом.

Спустя год адвокаты Шилова посоветовали ему попросить независимого эксперта ответить на вопрос: возможно ли из пищевого мака выделить небольшую примесь маковой соломы, которая используется при приготовлении наркотиков. Обвиняемый обратился в пензенский НИИ сельского хозяйства с просьбой в консультативном порядке ответить ему.  Директор института поручил подготовить ответ заведующей лабораторией Ольге Зелениной, специалисту в области селекции наркотических культур. В своем письме эксперт указала, что выделить маковую солому почти невозможно. Затем под этим заключением расписался глава НИИ и отправил через канцелярию адресату. Лично познакомиться с предпринимателем Шиловым эксперту Зелениной, по ее словам, удалось лишь спустя год после того, как 42 тонны мака пересекли российскую границу: на заседании в Общественной палате России, где «Комитет за гражданские права» ставил вопрос об экспертных ошибках при анализе семян мака.

Утром 15 августа 2012 года сотрудники ФСКН из Москвы задержали Зеленину в ее квартире в Пензенской области и увезли в столицу: так она стала фигурантом уголовного дела о пособничестве в контрабанде наркотиков под видом пищевого мака. В московском шестом СИЗО 55-летняя женщина провела 42 дня, пока 24 сентября Мосгорсуд не признал арест незаконным. Через день ей было предъявлено новое обвинение — на этот раз, по части 1 статьи 286 УК РФ «о превышении должностных полномочий». Причиной стало все то же злополучное письмо, в котором сотрудники следственного департамента ФСКН усмотрели признаки фиктивного экспертного заключения.

В качестве меры пресечения женщине, живущей и работающей в Пензенской области, избрали подписку о невыезде из Москвы. С тех пор покинуть столицу ей так и не удалось. «Я снимаю квартиру благодаря помощи друзей. Одну, вторую, третью, в разное время разные люди приходили ко мне на помощь. Пытаюсь как-то жить», — рассказывает она «Русской  планете».

В ноябре 2012 года с Зелениной сняли обвинение в пособничестве контрабанде и сбыту наркотиков, зато предъявили участие в организованном преступном сообществе. «Это было для меня удивительно, я пыталась осмыслить, что происходит, написала следователю, что я абсолютно не понимаю обвинение, хочу дать показания, хочу, чтобы меня спросили, и я бы следователю все объяснила. Но следователь ни меня, ни кого-либо из Шиловых, насколько я знаю, по этому поводу допрашивать не стал. То есть допроса после предъявления обвинения не было, просто сказали, что расследование закончено, и мы должны ознакомиться с его результатами», — вспоминает она. Таким образом, сейчас на сотруднике НИИ две статьи: два эпизода 286 части 1, один эпизод 33 части 5 – 210 части 2 (превышение должностных полномочий; пособничество преступному сообществу).

Многотомный труд

Хотя статья 228 УК РФ исчезла из обвинения в адрес Зелениной еще два года назад, расследованием ее дела до самого конца продолжал заниматься следственный департамент ФСКН. Накануне материалы дошли до Брянского областного суда.

«Дело очень объемное, его пока только принимает канцелярия. Когда будет назначена дата заседания, неизвестно, может через недельку-другую», — поясняет пресс-секретарь суда. На вопрос, насколько оно объемное, Зеленина отвечает: «В деле 234 тома материалов, еще 468 томов или 138 тысяч 901 страница составляет обвинительное заключение».

Для сравнения, в деле о пожаре в ночном клубе «Хромая лошадь» около 120 томов, а в экономическом деле «Ив Роше», возбужденном против братьев Навальных — почти 130 томов. Адвокат Сергей Бадамшин вспоминает, что в «болотном деле» около 90 томов, по большей части составляющих показаний свидетелей, не имеющих никакого отношения к потерпевшим. «Практика такая есть: накидать побольше, а дальше суд разберется. Чем больше томов, тем доказательнее», — объяснил он РП.

По словам Зелениной, за нагромождением бумаг в деле невозможно разобрать суть обвинения. «Я раньше никогда с уголовными делами не сталкивалась, не видела их никогда, и то, что передо мной предстало, это была такая странная и страшная картина», — рассказывает она. «Десятки томов, каждый по 250 страниц, состоящих из товарно-транспортных накладных: «Получен мак такой-то, стоимость такая-то, тогда-то». Десятки томов таможенных накладных. Везде написано: «Мак пищевой, мак пищевой, мак пищевой». Прослушки телефонных разговоров этих всех фигурантов, огромное количество текста. Десятки томов с моей электронной почтой, все мои переписки: какой крем мне предлагают в интернете, фотографии друзей, поздравления с новым годом. Сметы на расходы всех фирм фигурантов дела, описание абсолютно всех товаров, которые эти фирмы реализовывали, то есть помимо мака. Что это значит, как это соотносимо с наркотиками, не ясно. Все это включено в материалы. Очень познавательное чтение, можно сравнить цены на продукты в разных городах российских», — описывает Зеленина содержание дела.

При этом, утверждает химик, следственный департамент ФСКН долгое время препятствовал ознакомлению ее представителей с полным объемом материалов. В конце прошлого года фигурантам дела объявили о завершении расследования и пригласили на ознакомление. Однако, говорит Зеленина, следователи долгое время не рассказывали о количестве томов, выдавая их по одному. После подачи множества жалоб департамент ответил адвокату эксперта Сталине Гуревич, что в деле 218 томов — произошло это только в июле 2014 года, когда срок на ознакомление подходил  к концу. А когда дело дошло до составления обвинительного заключения и вовсе выяснилось, что томов 234. Что в 16 из них, ни Гуревич, ни Зелениной неизвестно.

Согласно УПК, после составления обвинительного заключения прокурор должен утвердить или отклонить его и определить подсудность. Занимался делом Зелениной не рядовой сотрудник надзорного ведомства, а первый заместитель прокурора Москвы Александр Козлов. «Мы очень надеялись, что прокурор все же включит голову: я более 10 жалоб написала о том, что он не должен утверждать заключение. Хотя бы потому, что, если с меня сняли обвинение по статье 228, по которой меня, собственно, арестовали и поместили в СИЗО, то должно быть вынесено постановление, где говорится: «Уважаемая Ольга Николаевна, мы прекращаем ваше преследование по таким-то статьям, поскольку они не нашли подтверждения в материалах уголовного дела, и вы можете рассчитывать на реабилитацию». Но постановления этого нет, а значит, дело нужно возвращать на доследование», — рассказывает обвиняемая.

Дилемма подсудности

На ознакомление с материалами прокурору понадобилась всего неделя. За этот срок он должен был сравнить само дело с обвинительным заключением и дать оценку жалобам обвиняемых, а также определить подсудность. Сделать этого прокурору Козлову не удалось — для решения вопроса он передал дело в Мосгорсуд. Согласно постановлению о передаче дела по подсудности, копией которого располагает «Русская планета», для вынесения решения судье Андрею Моторину понадобилось всего три дня. В документе говорится, что дело не подсудно Мосгорсуду, поскольку должно быть рассмотрено там, где было совершено наиболее тяжкое из всех преступлений.

Таковым, по определению Моторина, является эпизод по статье о контрабанде наркотиков. Поскольку пищевой мак был завезен из Европы через пост Брянской таможни, Зелениной — жительнице Пензы, которой запрещено выезжать за пределы Москвы — придется предстать перед судом в Брянске. Пятерым обвиняемым, находящимся под стражей — сыну Сергея Шилова Роману, гражданину Австралии, Рафику Симоняну, Армену Карапетяну, Абдурахмону Эшонову и Озоды Исоевой — придется на время суда переехать из столичного изолятора в брянский. «Возможно, там, наконец, познакомимся с «подельниками»», — шутит Зеленина. На вопрос РП об отношениях с обвиняемыми, не являющимися его родственниками, Сергей Шилов отвечает, что деловые отношения имел лишь с Симоняном, который, как и он, занимал определенную долю на рынке бакалейной продукции. «Остальные — розничные продавцы этой продукции, торговавшие, в основном, на рынках. Я их лица увидел в ходе следствия только уже», — говорит он.

Сама Зеленина с решением судьи Моторина не согласна: Шилову вменяют контрабанду более 200 тонн мака, а в Брянске находятся только 42 тонны, задержанные еще в 2010 году, когда фигурантов в деле было меньше. «Понятно, что Москве это дело ни к чему: в нем не за что зацепиться, это грязное дело, созданное с применением грязных технологий. Но рассмотреть-то его кто-то должен. В Брянской области не будет правозащитников, не будет независимых экспертов, прессы будет меньше, чем могло быть в Москве, а значит, все пройдет гладко. Наверное, только в Москве люди имеют достаточную степень свободы. В провинции люди, в основном, озабочены тем, что добывают кусочек насущного хлеба», — считает химик.

Зеленина прогнозировать итог суда не берется, а Сергей Шилов, в отличие от нее, отрезает: «Если президент не вмешается, а он вправе это сделать, будет нам от 4 до 15 лет всем. Одна надежда — суд присяжных. Потому что любой здравомыслящий человек, посмотрев на это дело, поймет, что это безумие какое-то».

В прошлом году суд в Калужской области огласил приговор по схожему делу. Предприниматели Роман Пронякин, Николай Клинин и Роман Дементьев получили по 10, 5,5 и 13 лет колонии соответственно. Они ввезли в Россию партию пищевого мака весом 50 тонн.

Маковая фобия

Дело Шилова и Зелениной отличается от десятков подобных дел, прежде всего, масштабом. Еще в самом начале расследования сюжеты о нем подавались в эфирах федеральных телеканалов как главная за последние годы победа ФСКН. В частности, в сюжете на «Первом» глава антинаркотической службы Виктор Иванов говорил, что Шиловы «обеспечивали годовое содержание 100 тысяч наркоманов» — по его подсчетам, в поставках пищевого мака из Испании содержались «10 млн разовых доз ацетиленового опия». Подобные истории в России — не редкость. Сейчас в воронежском СИЗО ожидает суда кондитер Александр Полухин, в ассортименте кафе которого оказались булочки с маком. Помимо него, под следствием находится вся его семья — дочь, супруга и сестра.

Как рассказывает Зеленина, впервые столкнувшись с «маковым» обвинением, ей показалось, что для исключения повторения подобных ситуацией в стране нужно изменить ГОСТ-1233, поскольку он не допускает присутствие наркотических примесей. В 2012 году ГОСТ изменился, однако подобных дел меньше не стало: выяснилось, что это документ добровольного, а не нормативного исполнения.

Таможня, пропуская мак через границу, руководствуется тем, что этот товар не запрещен, и внутренними регламентами, разрешающими его ввоз. ФСКН же, ориентируясь на свои нормативы, пытается найти примеси наркотиков, и распространяет их процент на всю массу партию товара. «ФСКН должна искать не законопослушных граждан за то, что в пищевом маке содержится процент наркотика, а наркодилеров. Все это делается ради отчетности, как и в других российских структурах. Кого ищет сейчас ФСКН? Это фармацевт, который дает две таблетки, а не одну, это врач, который выписывает два рецепта, а не один, это ветеринар, который дает обезболивающее собаке, это сельхозпроизводители, это студенты, которые что-то там покурили. Должна измениться сама политика государства. Наркофобия должна уйти», — считает она.

Бизнесмен Шилин, который годами занимался импортом мака, говорит, что такой проблемы нет ни в одной стране мира. «У нас же она заведена в ранг маразма. Мой товар не мог никому принести вред здоровью», — уверен он. Как полагает Шилин, «маковых» дел можно было бы избежать, установив нормы содержания наркотических веществ в бакалейной продукции. «Чтобы получить из моего мака дозу, опасную для здоровья, нужно съесть 70 килограммов моего мака. Эта проблема аналогична проблеме промилле, которую в итоге удалось решить, потому что везде есть спирт, и в кефире. Либо запрещайте вообще мак пищевой, как маковую соломку, либо, если он у нас разрешен, устанавливайте в нем нормы содержания», — полагает он.

Глава «Фонда Андрея Рылькова» Анна Саранг винит в проблеме «маковых» дел постановление правительства от 2010 года, регулирующее оборот растений, содержащих наркотические вещества. «Маковая соломка у нас запрещена, но запрещена вне зависимости от того, насколько в ней высоко содержание действующего вещества. У нас все дела по наркотикам можно было бы рассыпать, не будь этого постановления. В большинстве случаев нужна количественная экспертиза вещества, потому что в настоящий момент положение просто неадекватно, когда за какие-то технические примеси сажают человека», — уверена эксперт.

Источник: http://rusplt.ru/society/mak-pischevoy-mak-pischevoy-mak-pischevoy-14525.html




Category Categories: Наркополитика - Россия, Пресса о нас | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



ФСКН: «Вы вообще представляете, что это такое — Википедию закрыть?»
Апрель 6th, 2013

Интернет-энциклопедия "Википедия" (Wikipedia) попала в реестр запрещенных сайтов из-за статьи "Курение каннабиса". Если запрещенная информация, которую нашли в ней правоохранительные органы, не будет удалена через несколько дней, российских провайдеров обяжут заблокировать доступ к страничке со статьей. Текст уведомления Роскомнадзора администрация "Вики" выложила в свободный доступ.

Гильотина для Ройзмана
Сентябрь 16th, 2013

В социальных сетях идут споры – можно ли называть Евгения Ройзмана оппозиционером, должны ли главу фонда "Город без наркотиков" поддерживать либералы? Среди самых ярких оппонентов Евгения Ройзмана – Аня Саранг, президент Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова.

«Мак пищевой, мак пищевой, мак пищевой»
Ноябрь 15th, 2014

Более 700 томов «макового дела» пензенского химика Ольги Зелениной рассмотрит не московский, а брянский суд; обвиняемая считает, что процесс хотят оградить от огласк







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.