Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Обсуждая EECAAC 2016….

Наш координатор уличной социальной работы Максим Малышев недавно побывал в Питере, где проходил небольшую стажировку в прекрасной некоммерческой организации «Гуманитарное Действие». Это одна из немногих НКО, которой удается заниматься действенной профилактикой ВИЧ среди сообщества наркопотребителей, и при этом не сдавать позиций. Будучи членом Евразийской сети людей, употребляющих наркотики, а также сотрудником Фонда им. Андрея Рылькова, — организаций, которые активно поддерживают байкот Пятой Конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии (в простонародье ИКАКа), Макс не мог не поговорить на эту тему с руководителем «Гуманитарного действия» Сергеем Дугиным.

Сергей Дугин

Сергей Дугин

М: Что для тебя ИКАКа?

С: Если смотреть от организации то, эта конференция, наверное, для 1/4 организации. То есть, для одного проекта ИКАКа актуальна — это экспресс тестирование общего населения. Да и то, там в большинстве положительные результаты — это все равно наши главные клиенты — наркопотребители.  Можно сказать, что это актуально в какой-то мере, тем более что эти все движухи после выступлений Покровского активизировались. Всюду слышно о повальном экспресс-тестировании.  И Онищенко и Попова, все за тестирование. Но, понимаешь, это одна небольшая часть профилактики ВИЧ-инфекции. Желающих тестировать общее население полно, это такая вещь, которая не осуждается. Она сейчас поддерживается, и тут все более-менее понятно, и ИКАКа — отличная площадка для подобных разговоров. А вот для наших традиционных уязвимых групп это далеко не место.

М: Я правильно понимаю, что для вашей организации ИКАКа представляет интерес только как площадка для обсуждения тестирования?

С: Да, да. Все, что связано с общим населением, профилактикой здорового образа жизни….все тестируемся,  и всё такое.

М: А как так получается, что в этой конференции нет ничего для вашей организации, которая занимается профилактикой ВИЧ среди потребителей наркотиков и секс-работниц?  Почему так?

С: Ну тут не то, что бы нет места. Можно приехать туда, но это бессмысленно. Там нет к этому интереса. Если бы был к этому интерес, то я думаю, что перед тем как говорить об организации этого мероприятия там уже должны были бы присутствовать куча организаций, подобных нашей….Не знаю в комитете, оргкомитете или где там….мне кажется, что это вообще отдельный модуль, который должен быть вообще в самом центре этой конференции. Подход снижение вреда и работающая профилактика ВИЧ среди наркопотребителей — это центральный вопрос, но его там нет. Это странно.

М: А почему, по твоему мнению, пласт работы с наркопотребителями не интересен организаторам этой конференции? Ведь по сути это должна быть одна из главных целей этой конференции. И дело, наверное, не в «интересно» или «неинтересно», а «нужно» или «не нужно». Почему так складывается?

С: Сейчас тренды в профилактике среди уязвимых групп другие. Вот взять последнее заявление Иванова, что он знает, как бороться с ВИЧ-инфекцией. Даже глядя в интернете на этот заголовок можно не открывать  ссылку, потому что знаешь, что там написано — всех в реабилитацию. Они говорят, что это не панацея, про заместительную терапию, а вред. Так реабилитация — это тоже не панацея. Вот это трубочное, узкотрубочное видение и такой подход к проблеме профилактики уязвимых групп, мне кажется, что он бредовый какой-то. Мы будем только так и больше никак! Почему не увидеть и положительные стороны других подходов, и в том числе и заместительной терапии и обмена/раздачи шприцев, а надо смотреть только на отрицательные? Так же можно смотреть на отрицательные стороны той профилактики, которая ведется и только критиковать. А критиковать есть что. Вообще, последние годы больше говорится о репрессивных мерах, чем о конструктивных.  На мой взгляд репрессивные меры — они больше показывают слабость, потому что, когда ты уже не можешь договориться с людьми, когда ты уже не понимаешь что делать, тогда все запретить и всех посадить. А тенденция-то идет к тому, что люди-то умирают и все больше и больше. Вчера на комиссии сидели, и в районе только умерло 27 человек наркопотребителей и наверняка большинство — это передозировки. А если прибавить к передозировкам еще и смерти от оппортунистов и т. п., то там цифры все больше и больше. Взять Питер, если вообще в целом, то порядка 1000 каждый год умирает. Ну это ж вообще застрелиться! К Африке что ли движемся?

М: Последнее время много дискуссий ехать на ИКАКу или не ехать? Кто-то говорит про бойкот конференции. А кто-то, что это не продуктивно, и нужно использовать все имеющиеся возможности и участвовать в конференции. Какова твоя позиция по этому поводу?

С: Если брать вообще людей бойкотирующих, и наоборот, которые хотят, чтоб много было людей на конференции, то тут в принципе каждый имеет право на свою точку зрения.  И раз люди высказываются за бойкот, и у них есть свое обоснование — они имеют право на эту точку зрения. А если они хотят участвовать в этом бойкоте, то почему нет? Я не высказываю позицию всей  организации потому, что я сразу сказал — ребята если вы хотите ехать, то регистрируйтесь и езжайте. А для себя я не вижу смысла потому, что мне хочется говорить о том, где больше всего проблем, где сам очаг.  А там я не вижу никакого интереса и  конструктива к этому.  И смысл мне ехать туда, где нет интереса и там где не с кем говорить на эти темы? А слышать опять одно и тоже и видеть в зале тех же…ну не знаю… мы можем точно так же собраться в кафе, попить чаю и поговорить там за проблемы.

М: Но ведь сторонники участия в конференции приводят доводы, что не с кем говорить, потому, что такие, как ты и не едете. Приезжайте, говорите, поднимаете вопросы, вырывайтесь на трибуны и т. п.

С: Ну да, есть мнение, что если вы не приедете, то приедет кто-то другой, займет место, и еще хуже сделает. Но сколько можно? Терпению приходит когда-то конец. Если я стучусь в закрытую дверь, а она реально железобетонная, и я понимаю, что ее в этом году не открыть, в следующем не открыть, и я не знаю, что должно произойти, чтобы изменить это. Еще я вижу некое ослабление среди некоммерческих организаций, занимающихся профилактикой ВИЧ среди наркопотребителей. Как-то народ или устал, или нет денег на работу по снижению вреда. Даже попыток, чтобы сохранить эту работу, вот честное слово, я не вижу. У нас в «Гуманитарном Действии» каждый конец года — это проблема, потому, что не хватает финансирования. И каждый конец года мы думаем, что если мы не соберем денег, чтоб сохранить все программы, всю деятельность, то от чего мы в первую очередь можем отказаться и что сохранить. И вопросов нет, что мы сохраняем снижение вреда в первую очередь, а все остальное мы можем отрезать.  Для меня, например, это приоритет потому, что если мы не будем этим людям помогать, то им вообще никто помогать не будет… У многих видимо мнение какое то другое.

М.: И последний вопрос, а что тогда делать? Что выбираешь ты взамен ИКАКи, взамен стуков в железобетонную дверь?  Какая альтернатива?

С.: Тут альтернатив-то я, честно говоря, и не вижу. Естественно, пытаться работать, как мы и работали, ничего не меняя. Пускай что-то появляется новое, но золотой стандарт снижения вреда, который есть, мы должны сохранить и будем его сохранять. Единственное место, где пока собраны вместе организации, занимающиеся действенной профилактикой ВИЧ среди наркопотребителей — это проект Глобального Фонда, реализуемый до 2017 года в России. Хотелось бы посмотреть, кто способен вообще идти дальше вперед и сделать может быть последнюю попутку, а может биться до конца, пока это возможно за действенную профилактику ВИЧ среди наркопотребителей. Собраться и найти какие-то конструктивные пути решения, обсудить. Пока с кем идти в бой, честно говоря, не видно, кто, как ты говоришь, горит этим, пока тихо. Пока в основном деньги, деньги, деньги… а хотелось бы, чтобы это были люди. Так что вот, разбили, получается, некоммерческие организации в пух и прах. Может быть, они особенно и не было сплоченными, но сейчас совсем беда, а ведь кто-то этому радуется…




Category Categories: Максим Малышев, Новости | Tag Tags: , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



15.12.2010. Газета «Площадь свободы», Тольятти. Наркоманы желают вылечиться
Декабрь 25th, 2010

Тольяттинской газете Площадь свободы» удалось побывать на рабочей встрече общественной группы по обсуждению возможности применения в РФ заместительной терапии для лечения наркомании. Встреча проходила в Москве, в здании ООН. Специалисты-правовики, сами наркопотребители, врачи-наркологи, а также те, кто вплотную занимается проблемой профилактики наркомании приехали сюда для обсуждения информации, которую планируется направить в Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, с рекомендациями правительству РФ по дальнейшим мерам профилактики и возможности предоставления заместительной терапии.

Британский вице-премьер признал провал войны с наркотиками
Декабрь 19th, 2012

Заместитель премьер-министра Великобритании Ник Клегг раскритиковал репрессивную политику государства в отношении наркотиков. Лидер Либерально-демократической партии, младшего партнера консерваторов по правящей коалиции, признал, что страна проигрывает эту войну.

Гражданское общество серьезно обеспокоено тем, что очередная региональная конференция по ВИЧ/СПИДу проводится в России при поддержке ЮНЭЙДС
Март 16th, 2014

24 февраля 2014 года одиннадцать ведущих международных и региональных организаций гражданского общества и сетей ключевых сообществ, затронутых ВИЧ, отправили в адрес исполнительного директора ЮНЭЙДС письмо с призывом открыто заявить о необходимости внедрения в России программ, которые направлены на соблюдение прав человека в соответствии с научно подтвержденными подходами профилактики и лечения ВИЧ-инфекции.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.