English
Помочь фонду!

Из группы риска — в группу смерти

http://www.mk.ru/editions/daily/interview/2009/12/10/397093_iz-gruppyi-riska-v-gruppu-smerti.html
252b7818d2411f3ee7fb3bcf39ca07a3
А. Кузина, Московский комсомолец, 11 декабря 2009 года. Фото: Геннадий Черкасов.

— Я не очень представляю, как можно наркозависимого человека убедить заниматься спортом или не курить, — говорит директор проекта фонда “Российское здравоохранение” Дмитрий ГОЛЯЕВ. — Это утопия. Но в органах здравоохранения почему-то уверены, что им это удастся сделать. А вот спровоцировать рост заболевания ВИЧ им вполне удастся!

Надо сказать, что профилактикой ВИЧ среди так называемых “уязвимых групп” — наркопотребителей, мигрантов, заключенных — наше государство не занималось никогда. Как-то вот все руки не доходили. И в основном такая профилактика велась негосударственными организациями. То есть людьми, которые видели проблему и хотели ее решать. Но не так давно в Минздравсоцразвития тоже захотели поучаствовать в этом деле. Первый раз в жизни. Дебют оказался поразительным: его руководство заявило, что отныне приоритетными направлениями профилактики ВИЧ будет “пропаганда здорового образа жизни и формирование ответственного отношения к своему здоровью”. Делаться это будет через Центры здоровья, которые сейчас создаются в целях борьбы с курением, алкоголизмом и ожирением.
Так что уже в следующем году любой наркоман сможет спокойно прийти туда и померить себе давление…  

“Это решение, продиктованное чувством сострадания…”  

Чтобы вы поняли юмор картины “Наркоман, меряющий давление в Центре здоровья”, надо рассказать, насколько серьезно дело велось совсем недавно.  

Еще лет 7 назад ситуация с ВИЧ в России была жуткой — эпидемия нарастала, а в большинстве регионов страны не было ни лекарств, ни профилактики, ни современного диагностического оборудования. Но по решению стран “Большой восьмерки” в то время уже был создан Глобальный фонд по борьбе с ВИЧ, туберкулезом и малярией (ГФ), который аккумулировал средства доноров и безвозмездно предоставлял их тем странам, которые в этом нуждались, для борьбы с инфекциями. И в 2003 году несколько крупных некоммерческих организаций — Открытый институт здоровья, ФОКУС-медиа, СПИД-инфосвязь и другие — обратились туда за помощью. Не правительство, а именно НКО взяли на себя ответственность за ситуацию (это же не только деньги получать, еще и работать надо)! И ГФ выделил им 88 миллионов долларов на 5-летнюю программу профилактики и лечения в 10 регионах России. Проект получил название ГЛОБУС.  

НКО занялись тем, на что у госструктур не оказалось ни знаний, ни возможностей, ни просто любви к людям. В работе проекта приняли участие около 200 региональных организаций — от СПИД-центров до НКО. Одни занимались профилактикой ВИЧ среди молодежи, другие поставками лекарств, программы снижения вреда работали с наркозависимыми, секс-работницами, заключенными, уличными детьми.  

В результате в прошлом году прирост новых случаев ВИЧ на территориях ГЛОБУСа оказался в два раза ниже, чем по России в целом (6,3% против 13,3%)! Кроме того, ГЛОБУС полностью обеспечил “свои” регионы лабораторным оборудованием и смог в три раза снизить цены на антиретровирусную терапию — с 12 тысяч долларов в год до 4. Плюс к этому в регионах ГЛОБУСа повысился уровень знаний о ВИЧ среди молодежи и снизилось рискованное поведение. Это была небольшая, но победа над эпидемией.  

А уже через год, видя работу ГЛОБУСа, вышел из летаргии и Минздрав. Появился нацпроект “Здоровье”. На ВИЧ стали выделять в 20 раз больше средств, и в том числе стало перепадать и Роспотребнадзору на программу “Профилактика ВИЧ в уязвимых группах”. Кроме того, Минздрав, видя результат работы ГЛОБУСа, ежегодно обещал поддержать все начатые им направления. То есть, когда проект кончится, перевести на госфинансирование и снижение вреда, и работу с заключенными, и профилактику среди молодежи.  

Два месяца назад, 1 сентября 2009 года, время работы ГЛОБУСа истекло. И в этот момент российские чиновники неожиданно и наотрез отказались заниматься профилактикой ВИЧ среди уязвимых групп. И программам ГЛОБУСа был показан шиш, и он же появился в бюджете Роспотребнадзора. Чистым шприцам — нет! А утренней зарядке — да! — сказали в Минздраве.  

Некоммерческие организации — а больше, по сути, профилактика ВИЧ среди наркоманов и заключенных сегодня никого не волнует — в ужасе обратились в Глобальный фонд. Но Россия по классификации Всемирного банка перешла в категорию стран со средним доходом на душу населения. То есть на поддержку ГФ мы больше рассчитывать не имеем права. Но случилось чудо. Потому что мировое сообщество тоже содрогнулось. “Международное общество СПИДа” заявило, что если российские программы профилактики ВИЧ среди “групп риска” не получат господдержку, то это “может привести к катастрофическим последствиям не только для самой России, но и для ее соседей по региону”. И Глобальный фонд выделил ГЛОБУСу новое финансирование в размере 24 миллионов долларов еще на два года!  

— Правление фонда приняло решение продлить срок действия гранта для Открытого института здоровья с учетом особых обстоятельств, признав, что прекращение финансирования приведет к возникновению чрезвычайной ситуации, — сказал исполнительный директор ГФ Мишель КАЗАЧКИН. — Это прагматичное решение. Оно позволит этой сети организаций продолжать жизненно важную работу, которая наглядно свидетельствует о предотвращении новых случаев инфицирования и о спасении жизни людей. И это решение, продиктованное чувством сострадания. Поскольку при принятии решений о выделении средств фонд исходит не только из того, насколько богаты или бедны страны, но также принимает в расчет потребности наиболее нуждающихся в помощи людей…  

Понимаете? Нам из чувства сострадания дали денег. Потому что, если этого не сделать, мы убьем себя и соседей.  

Доступа к закрытым группам наркопотребителей почти нет  

Российские НКО обращались в ГФ несколько раз. И в 2005 году на программу “Развитие стратегии лечения населения РФ, уязвимого к ВИЧ/СПИДу” получил средства фонд “Российское здравоохранение”. Сегодня он обеспечивает противовирусной (АРВ) терапией 12 тысяч человек и в 22 регионах РФ занимается проектами снижения вреда. О том, что нас ждет, когда ГФ перестанет эти программы финансировать, мы беседуем с директором проекта Дмитрием ГОЛЯЕВЫМ.  

— И как вам идея, что пропаганда здорового образа жизни заменит профилактику среди “групп риска”?  

— Я абсолютно не согласен с той точкой зрения, что формирование здорового образа жизни — ЗОЖ — может заменить профилактику ВИЧ-инфекции среди уязвимых групп! Потому что профилактика ВИЧ-инфекции должна вестись, как хорошо эшелонированная оборона во время проведения военных действий. Почему была выиграна битва при Курской дуге? Потому что прорыв первой линии обороны не означал поражения. Там была вторая, третья и последующие линии.  

То же самое с ВИЧ-инфекцией. Формирование ЗОЖ, первичная профилактика — это первая линия обороны от ВИЧ. Но будем реалистами — эта линия уже прорвана. Есть огромный контингент тех, кто выбрал нездоровый образ жизни. Они уже находятся по другую сторону. И про них сегодня стараются не думать. А с ними что делать? Как можно формировать здоровый образ жизни у человека, употребляющего наркотики? Причем устойчиво употребляющего.  

Вторичная профилактика среди наркопотребителей и других скрытых социальных групп — это и есть вторая линия обороны! И нужно обязательно проводить работу, которая позволит этим людям вести если не здоровый, то менее опасный образ жизни. Только так можно сдержать эпидемию ВИЧ среди них и — таким образом — среди общего населения.  

Пропаганда здорового образа жизни — это очень важное направление. Но эти два вида профилактики должны идти параллельно, а не один за счет другого.  

— Что интересно, с трибун все время поминаются потребители инъекционных наркотиков. Говорится, что число их растет и растет уровень ВИЧ среди них…  

— И при этом ставится задача исправить ситуацию через здоровый образ жизни. Это демагогия. Я не очень представляю, как можно женщину, предоставляющую секс-услуги, или наркопотребителя убедить заниматься спортом, художественной самодеятельностью и т.д. Но в органах здравоохранения почему-то уверены, что им это удастся сделать. А программы снижения вреда, которые сейчас успешно работают с “группами риска”, они пытаются дискредитировать, фальсифицируя их методы и результаты.

СПРАВКА «МК»
 Снижение вреда (СВ) — принцип работы с “группами риска”, который направлен не на немедленное прекращение опасного поведения (предоставление секс-услуг, употребление наркотиков) — что в данный момент недостижимо, а на уменьшение вреда от такого поведения.

— В чем преимущество программ снижения вреда?  

— Самое главное то, что они проводятся именно в тех группах, которые сегодня уже являются основным источником ВИЧ-инфекции. Там три задачи. Первая — отказаться от рискованного поведения. Для этого среди наркопотребителей проводится информационная работа. Не будут они ходить на лекции слушать доктора! Не будут смотреть тематические телепередачи и читать плакаты в метро. Им нужен разговор с человеком, которому они доверяют. И сегодня, кроме сотрудников программ снижения вреда, доступа к закрытым группам, к примеру, наркопотребителей ни у кого нет!  

Вторая задача — уговорить людей пройти тестирование. Об этом вообще никто не думает, чтобы именно наркопотребители прошли тестирование, а не медработники и воспитатели яслей, которыми мы отчитываемся! И третье — если у человека есть показания к терапии, надо добиться, чтобы он начал ее получать.  

Вот это основные задачи. А сопровождают их — стерильный инструмент, средства защиты и т.д. Это не главное, но без обмена шприцев выйти на разговор с наркопотребителями сложно. Кроме того, сотрудники СВ занимаются сбором и утилизацией использованных шприцев.  

— Новая стратегия профилактики должна, по идее, начаться уже с января. А как она будет выглядеть, известно?  

— Никто этого сегодня не может сказать. Но вопрос в том, как она повлияет на общее состояние с ВИЧ-инфекцией в стране. А я вас уверяю, что минимально, потому что источником ВИЧ по-прежнему являются “группы риска”. То есть те люди, которые больше не будут охвачены профилактикой.  

— Может, вопрос профилактики среди “групп риска” будет отдан региональным бюджетам?

— Сегодня у них нет денег для того, чтобы в достаточном объеме финансировать профилактику. Более того, мы регулярно проводим в регионах ток-шоу “Время жить” с Владимиром Познером: приглашаем представителей региональных администраций, МВД, Наркоконтроля и обсуждаем местные проблемы. И в 90% случаев губернатор не имел понятия о том, что происходит у него в регионе! Он слушает успокаивающие рапорты регионального министра здравоохранения о том, что у него все хорошо. Туда добавляются рапорты руководителя регионального наркоконтроля: “Нет наркотиков в регионе! Мы все изъяли!”.  

Идет фантастическая лакировка ситуации: “У нас все нормально. С ВИЧ-инфекцией боремся!”! Вся беда сегодня в том, что у нас докладывают наверх то, что там хотят услышать. Что все хорошо. А на самом деле — ситуация критическая!

МЕЖДУ ТЕМ  

В Приморье главврач краевого клинического центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями доложил депутатам: “Все родовспомогательные учреждения края обеспечены экспресс-тестами для диагностики ВИЧ-инфекции и препаратами для перинатальной профилактики. Путь передачи от матери к ребенку обеспечен необходимой терапией. Риск инфицирования ребенка сведен до нуля”.  

На самом деле частота передачи ВИЧ от матери к ребенку в Приморье не сведена до нуля, а является чуть ли не самой высокой по России — 13,4% против среднего 9,6%!
“Есть 20 таблеток, чтобы дотянуть…”

— Ваша программа заканчивается в следующем году. Сможет ли государство обеспечить лечением “ваших” пациентов?

— Давайте смотреть цифры. Ситуация с бюджетом очень напряженная. ВВП упал, начиная с прошлого года. Дефицит бюджета 2009 года — примерно 30%, и еще в течение 3—5 лет он гарантированно будет с дефицитом. И мы опасаемся, что 1 сентября 2010 года 12 тысяч пациентов, которые сегодня получают терапию по нашей программе, могут остаться без лекарств. А обещания, что их возьмут на нацпроект “Здоровье”, будут так же выполнены, как прошлогодние обещания чиновников Минздрава о финансировании профилактики!  

А ведь сегодня в России получают лечение только 50% нуждающихся…  

— И мало того, что не всех лечим, так еще и нерегулярно.  

— Да, два года подряд в летние периоды начинается провал с лекарствами в регионах. И мы эти дыры затыкали и в 2008-м, и в 2009 годах. То есть мы поставляли лекарства не только в свои 22 региона, но плюс еще закрывали дефицит в 35 регионах нацпроекта “Здоровье” — это еще около 5 тысяч человек.

КСТАТИ  

За все время, что Минздрав занимается лечением ВИЧ-инфекции, ему так и не удалось организовать нормальное обеспечение препаратами. К примеру, заявка на поставку препаратов на 2009 год была подана в декабре 2008-го. А согласование было завершено в марте 2009-го. В результате летом на несколько месяцев исчезла часть лекарств, например, в Питере и Казани (для инфицированных детей), в десятке тюрем. То же происходило и в прошлом году: в ряде регионов поставки препаратов, необходимых на 2008 год, завершились в конце… декабря 2008 года! А разброс между ожидаемыми сроками поставки и фактическим их появлением в СПИД-центре может составлять 3—4 месяца, люди выживают только за счет взаимопомощи. Так, например, один из врачей курского СПИД-центра заранее предупредила пациентов о близящемся перебое с лекарствами. Они обратились в фармкомпании и на деньги спонсоров купили себе препараты.  

И просто горло перехватывает, когда читаешь в интернете сообщение твоей доброй знакомой: “Есть 20 таблеток, чтобы дотянуть, кому нужны — обращайтесь!”…  

При этом по нацпроекту невозможно перебрасывать препараты из региона, который может поделиться, в нуждающийся. В то время как программы ГФ делали это постоянно, обеспечивая бесперебойное снабжение и своих, и нацпроектовских пациентов.

— Дмитрий Аркадьевич, что же мы будем иметь через год?

— Мы будем иметь увеличение случаев инфицирования в группах риска, поскольку профилактика фактически прекращена и маловероятно, что региональные бюджеты ее поддержат. Будет увеличение на 20—25% новых случаев: по 60—65 тысяч в год.  

И второе — лет через 7 мы будем иметь резкий всплеск расходов на лечение. Потому что людям, которые получат инфекцию в результате столь мудрого решения Минздрава, понадобится дорогостоящая терапия.  

А удивляет знаете что? Если смотреть прагматически: стоимость профилактической программы в проектах снижения вреда на одного человека в год — 100 долларов.
А его лечение через 7 лет будет стоить 4 тысячи. Каждый год. И до конца жизни.




Category Categories: Новости | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Российская активистка приняла участие в пресс-конференции Глобальной Комиссии по наркополитике
Июль 14th, 2012

26 июня в Лондоне прошла пресс-конференция, на которой был представлен новый Доклад Глобальной Комиссии по наркополитике. На встрече с журналистами выступили Мишель Казачкин (бывший исполнительный директор Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией), Рут Дрейфус (швейцарский государственный и политический деятель) и Мария Яковлева, помощник директора БФ «Свеча», участница женской сети «Е.В.А.».

Одиночный пикет прошел у здания ФСКН
Май 7th, 2012

03.05.2012 в 13.00 по московскому времени на Маросейке 12 у здания ФСКН поэт и журналист, а также сотрудник ФАН Александр Длеьфинов провел одиночный пикет "За гуманную наркополитику! Против наркофобии!".

Борьба за жизнь: почему в РФ тормозит налоксоновый проект
Январь 14th, 2016

В наркостационарах Москвы стартует налоксоновый проект по профилактике передозировок. Ранее подобную работу пробовали организовать различные НКО, но столкнулись с препятствиями.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.