Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Жалоба Ивана Аношкина в ЕСПЧ в связи с пыткам и бесчеловечным, унижающем достоинство обращением

8 июня 2013 года в Европейский суд по правам человека была направлена жалоба Ивана Аношкина, подвергшегося пыткам и бесчеловечному, унижающему достоинство обращению в одном из отделений полиции России. Жалоба была подготовлена и направлена при поддержке Фонда им. Андрея Рылькова.

Не секрет что пытки, с целью получения признания в совершенном преступлении – обычная практика среди российских полицейских. Обычно такие случаи вызывают волну возмущения среди информированной публики, и иной раз доходит даже до наказания виновных. Но, есть категории граждан, которым нелегко добиться не только правды в суде, но и сочувствия в российском обществе, и Аношкин принадлежит к таким людям. Дело в том, что Иван страдает наркозависимостью, а также ВИЧ-инфекцией, хроническим гепатитом и туберкулезом. Потребителям наркотиков совсем не просто добиться справедливости в России, несмотря на законы и международные обязательства, предписывающие уважать их человеческое достоинство в той же степени, как и всех остальных граждан государства.

В данном тексте мы приводим описание случая Ивана Аношкина, который послужил поводом для подачи жалобы в ЕСПЧ.

Что произошло с Иваном Аношкиным

Иван был задержан 12 апреля 2012 года и доставлен в помещение опорного пункта полиции № 3 города Тольятти, причем никакими документами его задержание не зафиксировано – просто по прихоти следователя человека схватили и продержали в отделении 32 часа в пыточных условиях в состоянии тяжелой ломки. Иван утверждает, что в отделе полиции № 24 УМВД РФ по г. Тольятти его содержали в помещении размером не более 2х3 метра, там отсутствовали окна и какой-либо доступ естественного освещения. Постоянно были включены лампы дневного света. В помещении не было какой-либо вентиляции, или иного доступа свежего воздуха, несмотря на то, что там всегда находились одновременно не менее трех человек, доставленных в полицию по подозрению в совершении правонарушений. Эти лица постоянно менялись. Большинство из этих людей были в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, либо страдали от синдрома отмены алкоголя или наркотиков. Также в помещении не было места, где можно было бы умыться, поспать, кроме лавки, на которой сидели все задержанные. Никаких спальных принадлежностей никому не давали. Туалета в помещении не было. Периодически дежурный позволял людям, находящимся в помещении сходить в туалет расположенный в здании отдела № 24. Дежурный всегда их сопровождал. Несколько раз Аношкину отказывали в том, чтобы сводить его в туалет, говоря, чтобы потерпел. За все время нахождения в заключении Ивану ни разу не давали еды и воды. Только один раз участковый уполномоченный Шейхин Д.А. приобрел на деньги Аношкина бутылку лимонада и две пачки печенья, которые он передал Ивану.

Из материалов следствия становится понятно, что участковый Шейхин и его добровольный помощник не менее 2 часов следили за Аношкиным, потому что знали его, как состоявшего на учете наркомана. То есть полиция 2 часа охотилась за Аношкиным, потому что знала, что он болен наркоманией и на нем можно «срубить палку» (сфабриковать дело).

Бесчеловечное отношение и отсутствие доступа к медицинской помощи

Находясь под стражей, Аношкин испытывал синдром отмены от опиатов (ломку). Для тех, кто не знает, что такое ломка, Минздравом России синдром отмены характеризуется следующими признаками: ринорея, чихание, слезотечение, мышечные боли или судороги, боли в животе, тошнота или рвота, диарея, расширение зрачков, образование «гусиной кожи», периодический озноб, потливость, тахикардия, артериальная гипертензия, зевота, беспокойный сон, аффективные расстройства и др.

Иван  утверждает, что его страдания были очевидны для сотрудников полиции, включая участкового уполномоченного Шейхина Д.А., который знал, что Иван страдает наркоманией. Также именно Шейхин направлял Ивана на медицинское освидетельствование сразу после задержания, и именно ему врач сообщила о том, что Аношкин находился в «состоянии одурманивания, вызванного наркотическим веществом». Также Иван сразу после задержания сообщал Шейхину, что он укололся дезоморфином, и подтвердил это на следующий день в ходе допроса. Действие дезоморфина кратковременное – через 3 часа наркозависимый начинает испытывать синдром отмены, полицейским об этом было известно. Однако, зная это, Ивану даже не давали воды и водили в туалет с длительными задержками. Иван утверждает, что для него было особым унижением часто спрашивать о необходимости сходить в туалет, что было обусловлено диареей на фоне ломки. Несмотря на очевидные страдания заявителя, ни Шейхин, ни дежурный ни разу не предложили ему какую-либо медицинскую помощь. При помещении под стражу Аношкин не осматривался врачом. Полицейские не интересовались состоянием его здоровья ни в момент помещения под стражу, ни в течение времени под стражей.

Аношкин утверждает, что, несмотря на его многочисленные просьбы, о его задержании не были уведомлены его родственники. Иван сообщал дежурному, что ему, как ВИЧ-положительному, нужны антиретровирусные  препараты, которые ему могли доставить родственники. Однако дежурный на эти просьбы никак не реагировал. Только около 24 часов 12 апреля 2012 Аношкину удалось дозвониться до матери, используя телефон одного из задержанных, которые находились вместе с ним в заключении. Мать заявителя и сотрудник общественной организации «Проект-Апрель» Кочеткова Т. прибыли к Ивану около 1 часа ночи 13 апреля 2012.

Не вызывает сомнений, что помещение Ивана под стражу, длительное и неопределенное содержание его под стражей в унижающих человеческое достоинство условиях, без сообщения о задержании родственникам и без доступа к медицинской помощи и препаратам при ВИЧ-инфекции, было умышленным обращением с ним со стороны Шейхина и других сотрудников полиции с целью унизить его и возбудить в нем чувство страха и безысходности с тем, чтобы сломить его волю и вынудить подписать признание в совершенном преступлении, после того, как полицейским не удалось получить от него признание в результате избиений.

Иван утверждает, что его страдания в связи с синдромом отмены специально умышленно усиливались полицией, путем содержания под стражей в унизительных условиях, в частности в отсутствии доступа к воде, возможности умыться и свободно сходить в туалет. Иван также считает, что полицейские умышленно усиливали свойственное состоянию ломки чувство тревоги тем, что не сообщали родственникам о его задержании и не сообщали ему, сколько еще его будут содержать под стражей. Также не оформление каких-либо документов о задержании и содержании под стражей служило дополнительным приемом со стороны полиции для того, чтобы усилить беспокойство заявителя в связи с тем, что он заведомо находится вне правового поля, в полном распоряжении полиции и без каких-либо правовых гарантий.

Пытки и побои в целях получения признания

Иван говорит, что по прибытии в опорный пункт полиции № 3 города Тольятти, участковый уполномоченный Шейхин Д.А. и добровольный помощник Солодилин А.В., находясь в помещении одного из кабинетов опорного пункта, избили его два раза, нанеся ему не менее 10 ударов каждый руками и ногами по голове, рукам и ногам, требуя при этом признаться в совершении преступления. При этом руки Ивана были скованы наручниками за спиной, он лежал на полу, а сотрудники полиции били его ногами. Как Шейхин, так и его добровольный помощник, были физически более крепкими мужчинами, чем их жертва. В таких обстоятельствах Аношкин чувствовал особое бессилие перед насилием и произволом со стороны полиции.

Все необходимые подтверждения из травмпункта у Ивана имеются. Имеются также показания свидетеля Маркеева В.П., который видел Ивана в участковом пункте полиции и слышал, как его били и как он кричал, что ему больно.

Обжалование действий полиции

Адвокат Ивана Аношкина обращался к Прокурору Центрального района города Тольятти, Следственное Управление по г. Тольятти, но везде получал отказ. Без каких-либо мотивированных объяснений следователь склонился к версии полиции о том, что Аношкин якобы «разыграл спектакль» в помещении полиции и сам нанес себе телесные повреждения. Однако следователь не выяснил, как мог Иван, находясь в тесном помещении полиции в присутствии 3 полицейских и 2 понятых, имея застегнутые наручниками за спиной руки, причинить себе множественные ссадины на руках и ногах от 1.5 см до 2.5-3.0 см. Факт незаконного задержания и содержания под стражей вообще не проверялся. Ни мать Аношкина, ни сотрудник общественной организации Кочеткова не были опрошены в ходе проверки о том, что они видели Ивана под стражей в помещении полиции и знали сколько времени он там провел.

Во всех остальных инстанциях Аношкин получал аналогичный отказ.

Наказание и оправдание

17 августа 2012 года в отношении Ивана Аношкина был провозглашен обвинительный приговор. В приговоре вопросы о незаконности задержания, содержания под стражей и побоев не получили оценки. Суд лишь указал «все доказательства получены с соблюдением норм УПК, существенных нарушений, влекущих признание данных доказательств недопустимыми, судом не установлено».

Все российские судебные инстанции отказали адвокату Аношкина в пересмотре дела.

Однако, спустя семь месяцев после приговора, Тольяттинский центральный суд снял с Аношкина судимость на основании поправок в УК РФ, вступивших в силу с 1 января 2013 года. Согласно новым нормам законодательства, для всех жидкостей и растворов, содержащих дезоморфин, их количество определяется массой сухого остатка, а не массой всей жидкости. В деле Аношкина экспертиза была проведена без определения сухого остатка дезоморфина, а размер дезоморфина был установлен по массе всего раствора. Адвокаты Аношкина неоднократно в суде ссылались на то, что экспертиза была проведена с грубыми нарушениями методик, включая нарушения, касающиеся не установление сухого остатка и количественного состава смеси. Однако суды при рассмотрении дела данные аргументы проигнорировали и в августе 2012 года Аношкин получил условный срок. Теперь же суд вынужден был снова рассматривать вопрос об экспертизе, однако уже в связи с вступлением в силу нового законодательства. Так как наркотическое средство якобы изъятое у Аношкина было уже уничтожено, суду ничего не оставалось делать, кроме полного освобождения Аношкина от наказания.

Так как помимо грубых нарушений при производстве экспертизы, в деле Аношкина имелись доказательства незаконного задержания, побоев со стороны сотрудников полиции и жестокого обращения во время содержания под стражей, но ни прокурор, ни суды не встали на его защиту в связи с данными нарушениями, то Иван направил жалобу в Европейский суд по правам человека.

Жалоба в ЕСПЧ

В своей жалобе в Европейский суд по правам человека, Иван Аношкин указывает на следующее:

1. Было нарушено его право не подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, в нарушение ст. 3 Конвенции.

2. Нарушение ст. 3 путем нанесения заявителю побоев сотрудниками полиции в целях получения от него признания в совершении преступления

3. Нарушение ст. 3 Конвенции в связи с содержанием заявителя под стражей в условиях, унижающих человеческое достоинство и в отсутвствии доступа к медицинской помощи.

4. Нарушение ст. 3 Конвенции в связи с неисполнением обязательств по эффективному расследованию заявлений о применении пыток

5. Нарушение статьи 5.1 Конвенции в связи с незаконным задержанием и содержанием под стражей.

6. Нарушение части 5 статьи 5 Конвенции.

Об итогах рассмотрения жалобы в ЕСПЧ ФАР своевременно разместит информацию на данном сайте.




Category Categories: Два дела Ивана Аношкина, Как защитить свои права? | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Правовое и информационное реагирование на перерывы АРВ-терапии
Май 16th, 2010

агора Межрегиональная правозащитная Ассоциация "АГОРА" подготовила руководство для правовой защиты людей, живущих с ВИЧ. Методическое пособие "Правовое и информационное реагирование на перерывы АРВ-терапии" рассказывает о том, как пошагово и в какой последовательности можно отстаивать свои права с помощью юридических и информационных механизмов. В приложении к руководству собраны важнейшие документы по теме: образцы заявлений в суд, жалоб в прокуратуру, решения судов и ответы различных государственных органов.

Закон и наркотики
Апрель 21st, 2015

Брошюра предназначена для участников проектов снижения вреда и других сервисных социальных организаций, оказывающих помощь потребителям наркотиков. В предлагаемом материале доступным языком описаны различные аспекты законодательства в области наркотиков с примерами их правоприменения в различных ситуациях, чтобы помочь клиентам более взвешено оценивать свои риски и, по возможности, избежать проблем с законом.

Cправочник по правам человека и политике в отношении наркотиков
Сентябрь 19th, 2010

Human Rights Watch и International Harm Reduction Assoсiation выпустили справочник по правам человека и политике в отношении наркотиков «Создавая консенсус». Справочник переведен на русский язык и содержит правовые и политические заявления ООН по вопросам снижения вреда, ссылки на международные документы и их краткий обзор, обязательства по обеспечению доступа к контролируемым лекарственным препаратам. В справочнике приведены […]







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.