Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Доклад неправительственных организаций Российской Федерации Международному комитету по экономическим, социальным и культурным правам о применении в Российской Федерации статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах в отношении доступа потребителей инъекционных наркотиков к лечению наркозависимости, программам профилактики лечения и ухода при ВИЧ/СПИДе

Доклад неправительственных организаций Российской Федерации Международному комитету по экономическим, социальным и культурным правам о применении в Российской Федерации статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах в отношении доступа потребителей инъекционных наркотиков к лечению наркозависимости, программам профилактики лечения и ухода при ВИЧ/СПИДе

Этот доклад подготовлен Фондом содействия защиты здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова в сотрудничестве с НКО и экспертами, вовлеченными в работу с ВИЧ, соблюдение прав человека в России, а также УНП ООН. Контакты: Аня Саранг, anyasarang@gmail.com, тел.: +79268708518

Хотелось бы начать с выражения благодарности всем, кто продолжает прикладывать усилия к расширению доступа потребителей наркотиков к эффективным программам профилактики, лечения и  ухода при ВИЧ в Российской Федерации.

Мы благодарим представителей власти и лиц, оказывающих медико-социальные услуги, особенно, работников общественных организаций, занимающихся поддержкой и организацией работы программ шприцев и игл (ПИШ). Очень часто эти программы работают в условиях недостаточного финансирования и правовой неопределенности. Работники этих программ сталкиваются с запугиванием и даже угрозами уголовного или административного преследования по подозрению в склонении к потреблению или пропаганде наркотиков. Несмотря на это их деятельности помогла предотвратить много случаев инфицирования ВИЧ.

Мы признательны Министерству внутренних дел России, руководству и сотрудникам органов внутренних дел за поддержку Схем направления наркопотребителей за лечебно-профилактической помощью. Эти схемы, внедряемые в шести субъектах Российской Федерации органами внутренних дел при содействии общественных организаций и имеют целью определить потребителей наркотиков на момент задержания и направить их в местные программы, занимающиеся профилактикой и лечением ВИЧ и зависимостей. Схемы также помогли наладить устойчивые и долговременные отношения партнерства местной органами внутренних дел и представителями гражданского общества.

Мы также благодарны донорам программ профилактики и ухода при ВИЧ/СПИДе среди потребителей инъекционных наркотиков и в местах лишения свободы. Подавляющее большинство этих программ на территории Российской Федерации финансируется Глобальным Фондом по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией, Министерством Здравоохранения и спорта Голландии, USAID, и Институтом Открытое Общество.  Поддержка доноров и их приверженность спасли жизнь многих и стали катализатором для экспериментов и инноваций.

Вместе с тем, мы данный доклад подготовлен на фоне нашей глубокой озабоченности политикой российского Правительства в отношении контроля над наркотиками и профилактики ВИЧ/СПИДа. Доклад обращает внимание на проблемы, которые требуют немедленного разрешения со стороны Правительства России для соответствия условиям статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья).

Основной фокус доклада

Из широкого круга вопросов, регулируемых статьей 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, в фокусе доклада находятся  вопросы оказания медицинских и социальных услуг для потребителей инъекционных наркотиков (ПИН), в частности наркологической помощи, профилактики и лечения ВИЧ, Гепатита С и туберкулеза.

Рекомендации Правительству на федеральном и региональном уровнях

Чтобы выполнить свои международные обязательства, Российской Федерации необходимо разработать федеральный план, направленный на введение всех девяти групп мероприятий, входящих в комплексную программу основных мероприятий по профилактике, лечению и уходу при ВИЧ инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков. Этот план должен иметь четкий график и критерии осуществления, предусматривать источники финансирования и  устанавливать очередность среди городов и регионов согласно потребностям. [1]

Следующие задачи необходимо срочно решить в порядке особого приоритета:

1. Снять запрет на медицинское использование наркотических веществ при лечении наркотической зависимости и ввести программы опиоидной заместительной терапии (ОЗТ). В процессе снятия запрета и подготовки всех необходимых протоколов для ОЗТ, начать опробование этих программ с различными препаратами (метадон, бупренорфин, морфин пролонгированного действия для орально применения и т.п.) в согласовании с ВОЗ, УНП ООН и ЮНЭЙДС. Незамедлительно обеспечить доступ к ОЗТ в туберкулезных больницах и СПИД-центрах.

2. Консультируясь с ВОЗ, УНП ООН, ЮНЭЙДС и общественными организациями, разработать решение проблемы правовой неопределенности в отношении программ игл и шприцев. Предоставить финансирование для развития этих программ, чтобы обеспечить рекомендуемый охват не менее 60% ПИН.

3. Обеспечить правоохранительные органы и органы системы уголовного правосудия четкими рекомендациями и разъяснениями об отсутствие необходимости и обоснованности применения положений о пропаганде наркотиков в случаях, связанных с распространением информации и проведением консультаций, направленных на профилактику ВИЧ, других заболеваний среди ПИН, снижение иного вреда от употребления наркотиков.

4. Предоставить адекватное финансирование для обеспечения доступности реабилитационных центров по месту жительства и доступности анонимных и бесплатных услуг по детоксикации. Реформировать систему учета потребителей наркотиков, с тем, чтобы не допускать безосновательного ограничения права пациентов, находящихся на учете, и обеспечить конфиденциальность медицинской информации.

5. Разработать надежные и эффективные альтернативы лишению свободы для потребителей наркотиков, совершающих правонарушения и незначительные преступления.

6. Принять меры для того, чтобы потребители наркотиков могли получать лечение незамедлительно. Это включает меры по отмене необоснованных требований предоставить справки при приеме на лечение относительно состояния здоровья по всевозможным аспектам, а также меры по максимальному сокращению времени ожидания требуемой медицинской помощи.

7. Обеспечить обучение в сфере ВИЧ для работников правоохранительных органов, чтобы они работали на укрепление отношений с организациями, занимающимися профилактикой ВИЧ, и на дальнейшее создание среды, способствующей снижению рисков, связанных с употреблением наркотиков.

Комплексная программа основных мероприятий по профилактике, лечению и уходу при ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков, признанных международным сообществом

Подписав Декларацию о приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИД (2001) и Политическую декларацию по ВИЧ/СПИДУ (2006), Российская Федерация обязалась расширять деятельность для обеспечения всеобщего доступа к программам профилактики, лечения и ухода при ВИЧ-инфекции.[2]

Следуя предписаниям Декларации по приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИД (2001) и Политической декларации по ВИЧ/СПИДу(2006), страны ООН заявили, что будут работать для обеспечения всеобщего доступа, принимая во внимание следующие методы:

1. Программы обмена игл и шприцев (ПОШ)

2. Опиодиная заместительная терапия (ОЗТ) и другие виды лечения наркотической зависимости

3. Тестирование на ВИЧ и консультирование

4. Антиретровирусная терапия (АРТ)

5. Профилактика и лечение инфекций, передающихся половым путем (ИППП)

6. Программы по обеспечению презервативами ПИН и их сексуальных партнеров

7. Целевое программы в области информирования, образования и коммуникаций ориентированные на ПИН и их сексуальных партнеров

8. Вакцинация, диагностика и лечение вирусных гепатитов

9. Вакцинация, диагностика и лечение туберкулеза (ТБ)

Максимальная польза достигается при внедрении всех девяти частей этого комплексного пакета одновременно. Однако признается, что различные страны находятся на различных стадиях реализации мероприятий комплексной программы. Вместе с тем, четыре из девяти мероприятий рекомендуются к обязательному внедрению  — ПОШ, ОЗТ, тестирование на ВИЧ и консультирование, а также АРВ терапия — в качестве минимального требования.[3]

Потребление наркотиков и сопутствующие проблемы в России

Приблизительное количество людей, употребляющих наркотики в России, составляет 5 миллионов. [4]

Приблизительное количество людей, употребляющих опиаты в России — 1,6 миллиона. [5]

Около 550 тысяч людей состоят на официальном учете как потребители наркотиков. 71 % из них употребляют наркотики инъекицонно.[6]

На 31 декабря 2008 года в Российской Федерации на учете состоит  504 537 людей, живущих с ВИЧ.[7]

37,2 % людей, употребляющих наркотики инъекционно, живут с ВИЧ. [8]

По официальным данным, с 1987 по 2008 год около 79.78 % случаев заражения ВИЧ было связано с употреблением инъекционных наркотиков.[9]

Примерно 11 % людей, живущих с ВИЧ и знающих  о своем диагнозе, находятся в местах лишения свободы.[10]

В некоторых городах до 90% людей, употребляющих наркотики инъекционно, заражены гепатитом С. [11]

Более чем 105 000  новых случаев заражения туберкулезом отмечено в 2009 году.[12] В 2008 году более 16 000 людей были заражены одновременно ТБ и ВИЧ (количество возросло на 18 % по сравнению с 2007 годом). Туберкулез — главная причина смерти среди людей, живущих с ВИЧ (67 %).[13]

Около 75 % мужчин и 54 % женщин, живущих с ВИЧ и ТБ, заразились ВИЧ посредством инъекционного употребления наркотиков.[14]

Обоснование доклада

Данный доклад служит ответом на  приглашение для неправительственных организаций со стороны Международного Комитета по экономическим, социальным и культурным правам (Комитет) подготавливать и направлять в письменной форме в любой момент времени информацию по любому аспекту работы Комитета[15] и с учетом рекомендаций ЭКОСОС подключиться к его деятельности.[16]

Информация, приведенная в докладе, в основном относится к внедрению статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, и по этой причине отсылает к соответствующим рекомендациям и комментариям.[17]

Этот доклад опирается на события 12 декабря 2003 года, когда были озвучены замечания Комитета относительно Российской Федерации[18]:

Пункт 31 «Комитет обеспокоен общим снижением уровня доступности медицинской помощи в стране-участнице… и тем, что несмотря на конституционную гарантию бесплатной медицинской помощи, многие больницы назначают плату за свои услуги и требуют от пациентов закупки медикаментов».

Пункт 33:  «Комитет по-прежнему обеспокоен широким распространением туберкулеза в стране-участнице «.

Пункт 34″Комитет с озабоченностью отмечает резкое увеличение уровня инфицированности ВИЧ в течение последних трех лет …»

Пункт 36 «Комитет по-прежнему обеспокоен распространением наркозависимости в стране-участнице»

Пункт 59  «Комитет призывает страну-участницу сделать все возможное, чтобы текущая реформа сектора здравоохранения привела к повышению качества медицинской помощи и к равному доступу к медицинскому обслуживанию во всех ее регионах».

Пункт 61: «Комитет рекомендует стране-участнице активизировать попытки борьбы с туберкулезом …»

Пункт 62 «Комитет в соответствии со своим главным положением № 14 (2000) о праве на наивысший достижимый уровень здоровья, призывает страну-участницу принять срочные меры, для препятствия распространению ВИЧ / СПИДа»

Пункт 64: «Комитет рекомендует стране-участнице обеспечить эффективное внедрение программ по профилактике и борьбе с наркозависимостью».

Данный доклад также отсылает к пятому периодическому докладу Российской Федерации Комитету[19], где приводится чрезвычайно ограниченная информация о мерах, принимающихся в стране для удовлетворения нужд потребителей инъекционных наркотиков, в особенности в лечении наркозависимости и профилактике заболеваний передающихся с кровью.

Современная ситуация по внедрению статьи 12 Международного Пакта об Экономических, Социальных и Культурных Правах (в отношении доступа потребителей инъекционных наркотиков к лечению наркозависимости, профилактике, лечению и уходу при ВИЧ-инфекции)

Доступность медицинских услуг

Учитывая число потребителей наркотиков, катастрофически не хватает государственных учреждений, занимающихся лечением наркозависимости.[20] Даже в наиболее экономически развитых регионах РФ подобные учреждения немногочисленны.[21]

Услуги по лечению наркозависимости (в большинстве случаев, детоксикация) доступны и бесплатны только для пациентов, которые соглашаются встать на учет, что часто приводит к  лишению определенных прав (поставленному на учет не выдают водительские права, не нанимают на определенные виды работ). Анонимное лечение наркозависимости возможно только в частном порядке и по недоступным для большинства ПИН ценам.[22]

Большинство потребителей наркотиков, нуждающихся в наркологической помощи, употребляют инъекционные наркотики (в основном опиаты).[23] Несмотря на это, метадон и бупренорфин, включенные в список основных лекарственных средств ВОЗ, не доступны для лечения наркомании в России. [24]

Необоснованно строгая система контроля над оборотом наркотиков препятствует доступу к опиоидным анальгетикам пациентам, страдающим от сильной боли, в том числе тем, кто находится на терминальной стадии СПИДа.[25]

Вопреки законам страны[26], продолжительность лечения в государственных клиниках, в среднем, не превышает 14 дней.[27] За это время пациент проходит только быструю детоксикацию, реабилитация не предоставляется.

Система лечения наркозависимости действует с нарушением международных стандартов лечения наркозависимости. Чрезмерное использование нейролептиков приводит к тому, что часто их выписывают пациентам, не учитывая, имеют ли они какие-либо дополнительные психотические расстройства вдобавок к наркозависимости.[28]

Услуги по лечению наркозависимости крайне ограничены в местах лишения свободы, включая места досудебного и временного содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. Опиоидная заместительная терапия в местах лишения свободы не доступна. В то же время федеральные законы предусматривают принудительное лечение наркозависимых и живущих с ВИЧ заключенных.[29]

Распространение программ игл и шприцев (ПИШ) крайне ограничено, и позволяет охватить только 7 % ПИН[30] в сравнении с 60 %, рекомендуемыми ООН.[31] Они работают в атмосфере неопределенности относительно своего легального статуса[32] и финансово  не поддерживаются государством.[33] Несмотря на научную обоснованность таких программ и обязательства России перед международным сообществом по внедрению подобных программ, официальные представители власти, включая Министерство Здравоохранения, открыто противостоят ПИШ.[34]

В некоторых регионах, первая медицинская помощь, хирургия и другие основные медицинские услуги оказываются только тем, кто имеет полис обязательного медицинского страхования. Это страхование часто недоступно неимущим потребителям наркотиков, им также не предоставляется социальная поддержка, которая гарантировала бы им доступ к лечению.[35]

Доступность, приемлемость и качество медицинских услуг

Качество услуг, предоставляемых государственной системой лечения наркозависимых, является очень низким. [36] По словам российских специалистов, не более 8, 6 % пациентов не употребляют наркотики спустя год после окончания лечения наркозависимости. В среднем наркозависимый пациент госпитализируется 5-6 раз.[37]

Сомнительные частные практики лечения наркозависиммости широко рекламируются средствами массовой информации. Потребителям наркотиков и их семьям, отчаянно ищущим лечение, рассказывают о методах, которые якобы имеют высокую эффективность при лечении наркозависимости. Такие методы могут включать в себя порку розгами, приковывание наручниками к кровати на долгое время и терапию гипнозом, призванную убедить пациента, что употребление наркотиков приведет к смерти («кодирование»). Очень часто эти дорогостоящие и ненаучные методы обоснованно могут рассматриваться как бесчеловечные и унижающие достоинство. [38]

Действующая политика и практика, касающаяся учета потребителей наркотиков, противоречит фундаментальным правилам о конфиденциальности и принципам защиты информации. Хотя законом это и не подразумевается, на практике многие пациенты свидетельствуют о том, что их данные становились известными правоохранительным органам.[39]

Существуют свидетельства непростых взаимоотношений между работой наружных служб правоохранительных органов и доступностью шприцев и игл, когда стратегии милиции подрывают дух энтузиастов профилактики ВИЧ, благодаря которым обеспечивается доступность стерильных шприцев и игл для потребителей инъекционных наркотиков.[40]

Среди врачей весьма распространено мнение, что активное употребление наркотиков является препятствием для приверженности к приему антиретровирусной терапии. Из-за этого медицинские комиссии имеют тенденцию не выписывать АРВ терапию активным потребителям наркотиков[41].

Из различных регионов Российской Федерации поступают сообщения, что аптеки отказываются продавать стерильные шприцы потребителям наркотиков.[42] Это может быть связано с высказыванием министра здравоохранения Российской федерации о том, что ограниченный доступ к шприцам может остановить употребление наркотиков. [43]

Туберкулезные клиники не предоставляют услуг по лечению наркозависимости. Наркологические больницы не принимают людей с туберкулезом. Наркозависимые пациенты, больные туберкулезом, начинают лечение в стационаре в состоянии наркотической абстиненции, и часто таких пациентов выписывают из больницы до завершения лечения из-за больничных правил, которые они нарушают, пытаясь достать наркотики. Отсутствие ОЗТ в туберкулезных больницах ведет к ранней выписке пациента,  развитию мультирезистентых форм туберкулеза и, чаще всего, к смерти.[44]

Беременные потребители наркотиков отмечают, что негативное отношение и стигма в роддомах удерживает их от обращения за помощью. Отсутствие заместительной терапии в роддомах означает, что зависимые от опиатов матери вынуждены уходить из больниц в поисках наркотиков и часто лишаются прав опеки над ребенком.[45]

Страх депортации из-за ВИЧ-статуса мешает мигрантам, употребляющим наркотики обращаться за наркологической помощью. Российское законодательство запрещает долгосрочное пребывание в стране неграждан, живущих с ВИЧ .[46]

Бесплатное лечение гепатита С практически недоступно. Из-за дороговизны этого лечения у большинства потребителей наркотиков практически не остается возможности получить к нему доступ. [47]

Общие условия и качество медицинской помощи в учреждениях предварительного заключения и местах лишения свободы находятся на очень низком уровне, что приводит к нарушению запрета на бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение, а также способствует распространению инфекционных заболеваний среди заключенных.[48] В то время как в местах лишения свободы распространяются нелегальные наркотики и часто используются общие шприцы, ПИШ и ОЗТ не доступны.[49] Доступ к лекарствам для терапии ВИЧ и туберкулеза ограничен и  непостоянен. [50]

Уже существует правовая база для введения альтернатив заключению за мелкие правонарушения, связанные с наркотиками. Правильное внедрение этих альтернатив сможет значительным образом уменьшить количество заключенных, что в свою очередь, поможет снизить уровень распространения ВИЧ, гепатита и ТБ среди заключенных. [51]

Доступность информации (право искать, получать и сообщать информацию и идеи, касающиеся вопросов здоровья)

Существуют убедительные доказательства того, что Федеральная служба России по контролю за оборотом наркотиков применяла угрозы уголовного преследования, ссылаясь на нормы о запрете склонения к потреблению и пропаганду наркотиков, чтобы остановить обмен медицинской информацией по ОЗТ, даже в форме обучающих занятий и семинаров. [52] Угрозы подобного рода нарушают свободу слова, и право на выражение мнения в научных дискуссиях и публичных дебатах на темы, связанные со здоровьем и благополучием населения.[53]

Из-за недостоверности публичных высказываний представителей официальной власти, в обществе образовалось враждебное отношение к тем, кто выступает за введение ОЗТ. [54]

Широта толкования плохо составленного закона о пропаганде наркотиков ставит под угрозу распространение информации, направленной на уменьшение неблагоприятных медико-социальных последствий употребления наркотиков. [55]

Существует множество примеров вводящих в заблуждение и недостоверных публичных выступлений представителей официальной власти, относительно  принятых международным сообществом методов лечения наркозависимости и профилактики ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков, секс-работников и заключенных. 57

Заключение

Учитывая масштабы двойной эпидемии употребления инъекционных наркотиков и ВИЧ-инфекции в России, Правительство должно незамедлительно предпринять шаги, гарантирующие утверждение комплексной программы мероприятий и внедрение всех девяти ее компонентов. Если страна не запустит программы опиоидной заместительной терапии и не обязуется заняться повсеместным распространением ПИШ, вряд ли стоит надеяться, что двойную эпидемию удаться хотя бы сдержать, не говоря уже о сокращении ее масштабов. Кроме того, Правительство должно приложить усилия к реформированию системы лечения наркозависимости в стране в соответствии со стандартами и практиками, признанными международным сообществом. Правительство должно прикладывать гораздо больше усилий, чтобы гарантировать большую осведомленность правоохранительных органов и других институтов  уголовного правосудия относительно их роли в деле профилактики ВИЧ и других заболеваний, передающихся через кровь. В отсутствие таких реформ выполнение Россией стати 12 Международного Пакта об Экономических, Социальных и Культурных Правах продолжит вызывать серьезную озабоченность.


[1] ВОЗ, УНП ООН и ЮНЭЙДС Техническое руководство для стран по разработке целей в рамках концепции обеспечения универсального доступа к профилактике, лечению и уходу в связи с ВИЧ-инфекцией среди потребителей инъекционных наркотиков, ВОЗ 2009

[2] Декларация о приверженности делу борьбы с ВИЧ/СПИД, Принята резолюцией S-26/2 специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН

Политическая Декларация по ВИЧ/СПИДу, 2006, принята резолюцией 60/262 Генеральной Ассамблеи  ООН

[3] «ВОЗ, УНП ООН и ЮНЭЙДС Техническое руководство для стран по разработке целей в рамках концепции обеспечения универсального доступа к профилактике, лечению и уходу в связи с ВИЧ-инфекцией среди потребителей инъекционных наркотиков», ВОЗ 2009. Рекомендована к применению в параграфе 20 Политической декларации о международном сотрудничестве в решении мировой проблемы наркотиков (2009), принятой резолюцией A/RES/64/182 Генеральной Ассамблеи ООН.

[4] Интервью с главой Федеральной службы по контрою за оборотом наркотиков: «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5101 (22) от 4 февраля 2010

[5] Всемирный доклад о наркотиках УНП ООН, 2009. С. 55.

[6] Киржанова В.В. Основные показатели деятельности наркологической службы в Российской Федерации в 2007-2008 годах (анализ данных федерального статистического наблюдения). Национальный научный центр наркологии, Москва, 2009.

[7] Информационный бюллетень№  33 Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Российской Федерации, Москва, 2009. С. 5.

[8] Всемирный доклад о наркотиках УНП ООН, 2009. С. 55.

[9] Информационный бюллетень  33 Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Российской Федерации, Москва, 2009. С. 13.

[10] По данным Медицинского управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Российской Федерации: http://www.poz.ru/news/?id=2682

[11] Согласно исследованию, проведенному среди уличных потребителей наркотиков в г. Санкт-Петербурге. УНП ООН, НКО Стеллит, март, 2010.

[12] Роспотребнадзор, 2010, Инфекционная заболеваемость в Российской Федерации за январь — декабрь 2009 года.

http://www.rospotrebnadzor.ru/epidemiologic_situation/17135/print/

[13] Центр противотуберкулезной помощи больным ВИЧ-инфекцией Минздравсоцразвития 2009, http://www.tbpolicy.ru/news/index.php?id=369 .

[14] Презентация «Эпидемиологическая ситуация по туберкулезу, сочетанному с ВИЧ-инфекцией», Фролова О.П., руководитель Центра противотуберкулезной помощи больным ВИЧ-инфекцией МЗ РФ, Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова

[15] Участие НПО в деятельности Комитета по экономическим, социальным и культурным правам: 12/05/93. E/C.12/1993/WP.14.

[16] Основные вопросы, возникающие в связи с осуществлением Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах, Участие НПО в деятельности Комитета по экономическим, социальным и культурным правам, E/C.12/2000/6

[17] Замечания общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья (Статья 12 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах), E/C.12/2000/4.

[18] Заключительные замечания Комитета по экономическим, социальным и культурным правам, Российская Федерация, E/C.12/1/Add.94, 12 декабря 2003 г.

[19] http://www2.ohchr.org/english/bodies/cescr/cescrwg44.htm

[20] Киржанова В.В. Основные показатели деятельности наркологической службы в Российской Федерации в 2007-2008 годах (анализ данных федерального статистического наблюдения). Национальный научный центр наркологии, Москва, 2009. Эта статья заканчивается следующим выводом: «Анализ данных медицинской статистики наркологических учреждений свидетельствует о том, что за последние 5 лет в наркологической службе произошли следующие изменения: уменьшение числа диспансеров, числа наркологов, увеличение коэффициента совместительства у этих специалистов, продолжилось уменьшение коечного фонда наркологических учреждений и продолжительности пребывания больного на койке. Не увеличивается число учреждений реабилитационного звена. Крайне медленно увеличивается число психологов, специалистов по социальной работе и социальных работников, которые являются кадровой основой реабилитационного процесса. Эти данные свидетельствуют об ориентации учреждений, оказывающих наркологическую помощь, на купирование острых проявлений заболевания, а также отсутствие тенденций, связанных со становлением реабилитационной помощи больным»

[21] По информации от гражданских организаций и по частным свидетельствам потребителей наркотиков Республики Татарстан и г. Екатеринбурга.

[22] Левинсон Л., Торбан М. Наркоучет: по закону или по инструкции?: регулирование регистрации потребителей наркотиков в Российской Федерации. Москва, 2009. С. 28-29.

[23] Киржанова В.В. Основные показатели деятельности наркологической службы в Российской Федерации в 2007-2008 годах (анализ данных федерального статистического наблюдения). Национальный научный центр наркологии, Москва, 2009.

[24] Метадон входит в Список I Перечня наркотических средств и психотропных веществ. Любые вещества из Списка I запрещены к использованию в медицинских целях. Бупренорфин находится в Списке II, данные вещества могут использоваться в медицине, за одним исключением: их запрещено применять при лечении наркозависимости. См. статью 31 Федерального закона «О наркотических и психотропных веществах».

[25] Согласно исследованиям, только 15 % пациентов, страдающих сильной болью, получают морфий. См.:   Lohman D., Schleifer R., Amon J. Access to pain treatment as a human right. BMC Medicine 2010

[26] Приказ Министерства Здравоохранения Российской Федерации № 140 от 28 апреля 1998 г. Об утверждении стандартов (моделей протоколов) диагностики и лечения наркологических больных).

[27] Киржанова В.В. Основные показатели деятельности наркологической службы в Российской Федерации в 2007-2008 годах (анализ данных федерального статистического наблюдения). Национальный научный центр наркологии, Москва, 2009.

[28] По свидетельству профессора Владимира Менделевича mend@tbit.ru Список лекарств приводится в Приказе Министерства Здравоохранения Российской Федерации № 140 от 28 апреля 1998 г. Об утверждении стандартов (моделей протоколов) диагностики и лечения наркологических больных).

[29] Статья 18, глава 3 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

[30] Mathers B.M. et al., HIV prevention, treatment, and care services for people who inject drugs: a systematic review of global, regional and national coverage // Lancet, № 375, 2010

[31] «ВОЗ, УНП ООН и ЮНЭЙДС Техническое руководство для стран по разработке целей в рамках концепции обеспечения универсального доступа к профилактике, лечению и уходу в связи с ВИЧ-инфекцией среди потребителей инъекционных наркотиков», ВОЗ 2009

[32] Вопреки статье 230 Уголовного кодекса Российской Федерации  Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Министерство здравоохранения еще не выработали методические указания для программ обмена шприцев и игл.  Статус указаний УНП ООН также не определен, и нет никакой информации, подтверждающей, что ФСКН или МЗСР работают над этой проблемой. Фактически, принимая во внимание недавние комментарии главного государственного санитарного врача Г.  Онищенко, министра Т. Голиковой (МЗСР) и профессора Т. Дмитриевой (члена МККН), можно утверждать, что высокопоставленные чиновники Российской федерации выступают против ПОШ и не намерены разрабатывать методические указания.

[33] Большинство программ получают поддержку от Глобального Фонда по борьбе с о СПИДом, туберкулезом и малярией, некоторые – от правительства Нидерландов через Представительство УНП ООН в Российской Федерации.

[34] Совет безопасности Российской Федерации. Стенограмма заседания по вопросу совершенствования государственной политики в области борьбы с распространением наркотиков. Москва, Кремль, 8 сентября 2009 г.

[35] Выводы исследования, проведенного на территории Республики Татарстан в 2007 российской неправительственной организацией «Обновление» и голландской неправительственной организацией «СПИД Фонд Восток-Запад».

[36] Rehabilitation Required. Russia’s Human Rights Obligation to Provide Evidence-based Drug Dependence Treatment. Human Rights Watch, 2007.

[37] См. Т.В. Клеменко «О государственной антинаркотической стратегии  Российской Федерации»

См. также историю Алексея Курманаевского. Алексей Курманаевский: я живу до сих пор просто потому, что мне сильно повезло

[38] О центрах фонда «Город Без Наркотиков» см.:  Спас-на-Крови. Или хроники антинаркотического террора в Екатеринбурге; о розготерапии; о стереотаксической билатеральной цингулотомии;

[39] Левинсон Л., Торбан М. Наркоучет: по закону или по инструкции?: регулирование регистрации потребителей наркотиков в Российской Федерации. Москва, 2009.

[40] Rhodes T., et al, Street Policing, Injecting Drug Use and Harm Reduction in a Russian City: A Qualitative Study of Police Perspectives. // Journal of Urban Health, № 83 (5), 2006. PP. 911 – 925

[41] Способы оптимизации и повышения качества медицинских услуг для людей, живущих с ВИЧ, в СПИД-центрах Российской Федерации. Москва, 2009. С. 21-22.

[42] По отчетам НКО Юла (г. Калининград):  vyshem.inna@gmail.com, НКО Шанс + (г. Екатеринбург): pin.ekb@yandex.ru. За дополнительной информацией обращайтесь по адресу: anyasarang@gmail.com

[43] Совет безопасности Российской Федерации. Стенограмма заседания по вопросу совершенствования государственной политики в области борьбы с распространением наркотиков. Москва, Кремль, 8 сентября 2009 г.

[44] См. соответствующую публикацию:  http://www.newkaliningrad.ru/news/community/k1049970.html

[45] International Harm Reduction Development Program. Women, Harm Reduction, and HIV:  Key Findings from Azerbaijan, Georgia, Kyrgyzstan, Russia, and Ukraine. New York: Open Society Institute; 2009

[46] Статья 10  Федерального закона от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»

[47] См. соответствующую публикацию: at http://www.mk.ru/social/health/article/2009/11/02/378506-vosh-po-retseptu.html

[48] См. следующие дела ЕСПЧ: Алексанян против России (05/06/2009), Салманов против России (31/10/2008), Дорохов против России (14/05/2008),  Худобин против России (26/01/2007), Попов против России (11/12/2006), Романов против России (20/01/2006), Калашников против России (15/10/2002).

[49] Sarang, A., Rhodes, T., Platt, L., Kirzhanova, V., Shelkovnikova, O., Volnov, V., Blagovо, D. and Rylkov, A. Drug injecting and syringe use in the HIV risk environment of Russian penitentiary institutions: Qualitative study // Addiction, № 101, 2006. Pp. 1787–1796

[50] См. дело К.Пролетарского Костя Пролетарский. Лечение ВИЧ, ТБ, наркозависимости и соблюдение достоинства в местах лишения свободы.

[51] . Parfitt T. Vladimir Mendelevich: fighting for drug substitution treatment. // The Lancet, Volume 368 (9532). Pp. 279-279.

[52] 8 сентября 2009 года Совет Безопасности Российской Федерации принял проект стратегии, согласно которому Генеральная Прокуратура Российской Федерации должна проводить «дополнительный меры по государственному мониторингу  соответствия государственных и негосударственных организаций запрету на пропаганду и легализацию заместительной терапии».

28 декабря 2009 года Государственный Антинаркотический Комитет передал президенту проект государственной антинаркотической стратегии, который подтверждает запрет на попытки легализовать опиоидную заместительную терапию.

[53] По словам председателя комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы : “ те люди, которые пытаются его [метадон] легализовать – убийцы”.

[54] НКО нескольких регионов Российской Федерации получили письма, запрещающие деятельность программ снижения вреда.

[55] Геннадий Онищенко, главный санитарный врач Российской Федерации. «Российская газета» — Федеральный выпуск № 4868 от 17 марта 2009.;  А. Берестов, Ю. Швецова, Н. Калюги. «Осторожно — метадон!!! (Заместительная метадоновая терапия в программах снижения вреда)»; Меморандум «Нет метадоновым программам в Российской Федерации», подписанный группой ведущих российских ученых и официальных представителей власти




Category Categories: Адвокация на международном уровне, Право на здоровье | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Речь Ирины Теплинской на встрече с Верховным Комиссаром ООН по правам человека
Февраль 13th, 2011

С 13 по 19 февраля Верховный комиссар ООН по правам человека находиться в России с визитом высокого уровня и проведет встречи со многими представителям гражданского общества и правозащитниками. Среди приглашенных на встречу с судьей Пиллай – Ирина Теплинская из сообщества ЛЖВ. Предлагаем вашему вниманию речь Ирины на встрече с судьей Пиллай.

Нам надоел ваш балаган — акция у Минздрава
Сентябрь 22nd, 2010

видео-отчет об акции против перебоев в поставках антиретровирусной терапии в России. balagan

Нам надоел ваш балаган!
Сентябрь 16th, 2010

Сегодня ВИЧ-активисты вышли под таким лозунгом на несанкционированную акцию протеста к Минздравсоцразвития РФ.

Сюрреалистические образы, прикованных к забору медведей и скандирующих лозунги блондинки, символизировали собой сюрреалистичную ситуацию с лечением ЛЖВ в России, сюрреализм которой заключается в том, что деньги есть, а лечения нет! Много миллиардные бюджеты на лечение существуют, а национальные стандарты лечения отсутствуют! Министерство здравоохранения есть, а здравоохранения нет! За день до этого аналогичная акция состоялась на Красной Площади. Читайте подробнее...







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.