Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Через сто веков…

ираАвтор: Ирина Теплинская

Низкий поклон дедушке Крылову за его басни, актуальные во все времена! Посудите сами: «Лебедь, Рак и Щука» – это идеальная модель взаимодействия наших гос.служб, имеющих влияние на решение проблем, связанных с эпидемией ВИЧ/СПИДа, где пресловутый воз – наше сообщество ЛЖВ.

Каждый год 24 марта во всём мире проходит кампания по борьбе с туберкулёзом. В этом году к этой дате в г.Калининграде была приурочена пресс-конференция, организованная КРОО «Статус–плюс» (ЛЖВ) при поддержке Фонда им. Андрея Рылькова. Мероприятие было знаковым: впервые за всю историю проведения всевозможных встреч, семинаров, тренингов по взаимодействию госструктур нас почтил своим присутствием главврач областного противотуберкулёзного диспансера Туркин Е.Н. В числе других участников были наши добросовестные завсегдатаи: руководитель Центра СПИД Черкес Н.Н., зав. отделом профилактики Роспотребнадзора Груничева Н.Ю. и сотрудники НКО «ЮЛА» и «Статус – плюс». Я принимала участие как представитель пациентской группы, имеющий собственный опыт успешного лечения ВИЧ и ТБ, опыт одновременного приёма 2-х терапий: ВААРТ и ПТТ. Но у меня есть и другой ,горький опыт, который я приобрела, оставшись после выздоровления  работать в ОПТД санитаркой в отделении для ВИЧ-инифицированных, больных активной формой туберкулёза. 2 года слёз, переживаний, осознания собственного бессилия помочь моим друзьям, знакомым и просто людям, которых сразили эти страшные недуги. Они смотрели на меня, выздоровевшую и  надеялись на чудо, но Господь почему-то скуп на чудеса: за  2 года на моих руках умерло больше сотни больных ТБ/ВИЧ….

Первую смерть я не забуду никогда, с неё началось моё становление в ВИЧ-активизме. Тая умирала долгих 3 месяца, у неё совсем не осталось лёгких и она страшно мучилась, но никогда этого не показывала… От неё я впервые услышала об Андрее Рылькове (Ирокезе), — они с Таей любили друг друга, — и об Ане Саранг. Через меня наши НКОшники передавали Тае передачи, собранные по просьбе Ани. Я никогда не забуду восторженный блеск в Тайкиных глазах, когда она рассказывала об этих людях: Андрея уже не было в живых, и Тая совсем не боялась умирать- она ждала встречи с ним… Последний месяц было совсем плохо: ниже 39 t у неё не спадала, она задыхалась, перестала есть, спать- ни за какие грехи человек не должен терпеть такие муки!! Да простит меня Бог, я по её просьбе стала привозить героин – я считаю, что любой человек имеет право на достойную смерть и последнее желание. К тому же я знала, как наступает смерть при Тайкином диагнозе — людей от отсутствия кислорода раздувало как воздушный шар — так, наверное чувствует себя рыба, выброшенная на берег. Ей я этого не желала — она умерла не мучаясь.. После её смерти я прошла обучение, и оставшись санитаркой, стала работать в этом же отделении ещё и «равным» консультантом, а также кейс-менеджером, делясь с больными собственным опытом лечения и помогая им в решении проблем. Как это не страшно звучит, но к смертям быстро привыкаешь, они становятся обыденными, если речь не идёт об очень близких людях. Но я всегда старалась, чтоб мои родные тб/вичи ушли достойно раз не в моих силах было сохранить им жизнь: мыла их, переодевала во всё новое, кормила чем-нибудь вкусным, а если просили, привозила героин. Эти глаза….они меня постоянно преследуют, глаза умирающих: в них и ужас, и мольба о помощи, и укор, что чудо случилось со мной, а не с ними…..

Мне не понять одного — почему абсолютно спокойно спят те, чьё бездействие ускорило конец этих молодых  ребят?!? Если бы они хоть раз взглянули в глаза обречённых…

Почти все смерти были объединены одной общей причиной – ребята были наркоманами. У меня самой почти 30-летний опыт употребления опиатов, до сих пор периодически происходят срывы, поэтому я их прекрасно понимала! Я осталась жива лишь потому,что меня привезли умирать в стационар из МЛС, я была в  стойкой ремиссии и  уже не передвигалась самостоятельно. Если бы я заболела на свободе и была бы на ломках, то ни за что не легла бы в стационар, либо сбегала бы оттуда в поисках очередной дозы. Кто придумал этот бред, что лечить трамадолом можно только в наркологическом стационаре, куда однозначно не берут с активным туберкулёзом?!? А что делать тем, кто хочет вылечить туберкулёз, но не может находиться в стационаре на ломках?

На моей памяти был такой случай: 1,5 года назад к нам в отделение положили сексработницу с самой дешёвой в городе «панели», где наркоманки зарабатывают на дозу. Естественно, по ночам она уезжала работать, т.к. её сильно ломало — спустя пару месяцев её выписали за нарушение режима. Через 3 месяца её привезли на «скорой» едва живую: лёгких почти не было, ВИЧ перешёл в СПИД,  прожила она всего 2 дня. Но вслед за ней стали поступать её коллеги по работе, которых она успела заразить, история повторялась, и на сегодняшний день из 7 этих женщин жива только одна, да и то потому, что попала в МЛС, где лечат принудительно. А скольких клиентов успели заразить ТБ эти женщины, одному Богу известно. Не проще ли было обеспечить им надлежащее наркологическое лечение на базе тубстационара? Выиграло ли государство от такой  наркополитики?  От одной КСР пошла «цепная реакция», и уже невозможно определить,сколько больных в стационаре находятся после контакта с КСР и получают дорогостоящее лечение.

Скупой, как известно, платит дважды: расходы на содержание в ТБ/стационарах  штатных наркологов обошлись бы государству куда дешевле, и люди были бы живы. Знай они, что в стационаре им окажут наркологическую помощь, неужели бы тянули до последнего с госпитализацией, обрекая себя на заведомую смерть от туберкулёза??? Я могу с уверенностью сказать, что половина из тех, кого я проводила в последний путь, были бы живы, если бы начали лечиться чуть раньше, а не метались по городу в поисках очередной дозы, пока в состоянии были самостоятельно передвигаться. Их почти всегда привозили поздно, — на «скорой», на носилках, совсем уже неперспективных (термин медиков) для жизни. Им даже ВААРТ нельзя уже было назначать ,т.к. это только ускорило бы  конец… Это был самый трудный момент в моей работе равным консультантом — придумывать в ответ на вопрос умирающего разные правдоподобные позитивные причины, по которым ему ПОКА не показана ВААРТ, хотя настоящую причину я прекрасно знала. Врачи всегда мне говорили, кому нужно оказать психологическую поддержку, чтобы бедняга не паниковал перед смертью –надеюсь, Господь мне простит эту ложь во спасение. Одни достойно принимали свою участь и смирялись, другие истерили, требовали ВААРТ, цепляясь за неё, как последнюю соломинку – но все, кто когда – либо употреблял, просили героин. Я привозила – многих колола сама, т.к. у них не было ни вен, ни сил…Думаю, врачи догадывались, но на вид мне это не ставили, т.к. сами облегчить страдания людям не могли —  мне же приходилось это делать под страхом тюрьмы, т.к. я автоматически попадала в разряд сбытчиков. Никто не стал бы разбираться, что я исполняю последнее желание умирающих, — такое уж у нас «гуманное государство»!

Меня не мучают угрызения совести – пусть они мучают тех, по чьей необразованности, халатности, упрямству или просто лени тысячи молодых людей в России НЕ дожили, НЕ долюбили, НЕ  воспитали детей, и даже умереть НЕ могли достойно!! Раньше я думала, что познала всю изнанку жизни в МЛС – ничего подобного! Самые страшные неизгладимые воспоминания останутся у меня о 2-х годах моей работы в туберкулёзном стационаре! Как — будто я побывала в местах боевых действий : да и то, там люди хоть знали, за что гибли…

А конференция шла своим чередом, жиденько так шла: все тушевались, боялись разгневать Туркина, были предельно политкорректны – скукотища!  Процедура «вопрос – ответ» разыгрывалась как по нотам, идеи звучали бредовые. Например: для мотивации приверженности к лечению выдавать всем асоциальным элементам, больным активным ТБ по 5 долларов за выпитую таблетку, как в Америке!) Видимо, брать эти деньги тоже собирались у Америки, т.к в стране, в которой ветераны войны копаются в пищевых отходах, даже 5 рублей за таблетку в обозримом будущем не светит! Уместней было бы попросить у Голландии легальных наркотиков и убить двух зайцев: профилактика – люди вовремя шли бы лечиться + лечение принимали б добросовестно! Получилось всё как всегда: по отдельности., вроде, все службы работают добросовестно: и фтизиатрия, и наркология, и служба лечения ВИЧ. А во взаимодействии «воз и ныне там».

Послезавтра мы будем проводить акцию, приуроченную к Всемирному Дню памяти умерших от СПИДа. Я сделала квилт в память о Таисье и всех ребятах, умерших на моих руках в туберкулёзном стационаре… Тайкина  фотография второй год будет висеть на стенде памяти —  для всех фотографий скоро не хватит китайской стены.

И.Тальков указал очень точный срок, когда Россия в своей гуманности, совершенстве законодательств и уровне жизни поднимется до мировых стандартов: « Я точно знаю, что вернусь пусть даже ЧЕРЕЗ 100 ВЕКОВ в страну не дураков, а гениев…» На этот период можно смело делать квилт с открытой датой…..





Category Categories: Ирина Теплинская, Право на здоровье | Tag Tags: , , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Право на здоровье в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах
Май 1st, 2010

Пакт, основанный на Всемирной декларации прав человека, был принят Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года и вступил в силу 3 января 1976 года. Статья 12 Пакта утверждает право на здоровье. На апрель 2010 года в пакте участвует 160 государств. США - крупнейшее государство, не являющееся участником пакта. 10 декабря 2008 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла факультативный протокол к пакту, предусматривающий возможность подачи жалоб на нарушения пакта (еще не ратифицирован странами-участницами.

Жалоба наркозависимой россиянки Специальному докладчику ООН по праву на здоровье.
Декабрь 8th, 2010

Данная жалоба касается нарушения права заявителя на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. Заявитель утверждает, что запрет на применение опиоидной заместительной терапии (ОЗТ) нарушает её право на наивысший достижимый уровень здоровья.

Обращение представителей пострадавших сообществ, активистов и НКО, работающих в области ВИЧ/СПИДа, к Верховному Комиссару ООН по правам человека
Февраль 13th, 2011

Мы, нижеподписавшиеся, представляем пострадавшие сообщества, активистов, сотрудников и неправительственные организации, работающие в области ВИЧ/СПИДа. Ваш предстоящий визит в Россию представляет важную возможность привлечь внимание к одной из наиболее быстро распространяющихся эпидемий ВИЧ-инфекции в мире; к некоторым из наиболее репрессивных мер, принятых в отношении людей, наиболее подверженных риску ВИЧ-инфекции и живущих с ВИЧ; и к непримиримости российской власти в условиях концентрированной эпидемии ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.