Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

«Любовь и верность – вот твоя защита против ВИЧ»

max-diewelt

Автор: Юлия Смирнова

Перевод: Варвара Мошарова для ФАР

Каждый вторник и четверг Максим Малышев приезжает на белом микроавтобусе в московский микрорайон Марьино и паркуется рядом с панельной многоэтажкой прямо напротив аптеки, совсем рядом с метро. Наркозависимые приходят в эту аптеку, чтобы купить медикаменты, которые усиливают действие наркотиков. Многие из них знают Малышева уже давно.

Как, например, Серёжа – мужик с трёхдневной щетиной и бутылкой кваса в руке. Серёжа немного качается. У него проблемы с алкоголем, иногда он принимает героин. В этот вечер он три раза подходит к автобусу, чтобы взять чистые шприцы для своих знакомых, которые сами приходить не хотят — ну и просто потому, что ему хочется быть в окружении людей, которые его не прогонят.

Мимо проходят три девушки и мужчина. Они берут чистые шприцы, а ещё — бинты, презервативы, тесты на беременность. Малышев даёт им с собой в том числе и тесты на ВИЧ. Они обещают позвонить, если один или несколько тестов окажутся положительными. Ребята берут и налоксон – препарат, помогающий при передозировке. Недавно именно он спас жизнь одной из девушек.

— Вот такие маленькие истории и делают нашу работу по-настоящему ценной, — делится Максим. Несколько лет назад он и сам ходил в одну из подобных организаций, чтобы взять себе чистые шприцы. Но уже долгое время он не принимает никаких наркотиков и работает в Фонде им. Андрея Рылькова, небольшой московской некоммерческой организации.

Цель фонда – предотвращение распространения ВИЧ и других инфекционных заболеваний среди наркозависимых. Больше половины людей заражаются через грязные иглы, поэтому подобная профилактическая работа – раздача чистых шприцев – особенно важна. Фонд им. Андрея Рылькова получает финансирование из Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулёзом и малярией.

«Мы работаем для России»

Из-за зарубежного источника финансирования и делает Максим на всех газетах и листовках про ВИЧ и гепатит, которые он раздаёт в Марьино, небольшую приписку: «Данный материал распространяется организацией, выполняющей функции иностранного агента».

— Это очень неприятно, — говорит Максим. – Мы работаем для России.

За последние несколько месяцев уже пять похожих организаций были объявлены иностранными агентами. Они существуют на средства из-за рубежа, потому что государство не финансирует подобную профилактическую работу среди наиболее уязвимых групп населения.

К Фонду Рылькова российские государственные органы относятся с подозрением, потому что активисты призывают легализовать метадоновую заместительную терапию, которая запрещена в стране.

— Мы много раз пытались получить государственное финансирование, но постоянно получаем отказы, — говорит другой сотрудник Фонда, Иван Варенцов.

Россия хочет идти по иному пути предотвращения ВИЧ-эпидемии. Вместо того, чтобы следовать методам, признанным во многих странах мира, государство возлагает надежду на традиционные и семейные ценности.

То, что спасает жизни тысячам людей, является для профессора Ивана Коновалова «гибридной войной Запада против России». Этими словами доктор исторических наук описывает деятельность некоммерческой организации «Социум» — распространение чистых шприцев, тестов на ВИЧ, регулярные опросы наркозависимых.

— Это уничтожает наши традиции и национальные ценности, — поясняет профессор.

Коновалов был одним из экспертов на судебном процессе против этой НКО. В апреле «Социум» был объявлен иностранным агентом. После решения суда директор НКО Илья Штейнберг принял решение закрыть организацию: не было достаточно средств хотя бы для того, чтобы оплатить многочисленные штрафы и работу адвокатов.

— Врачи, с которыми мы работаем, — это государственные служащие, и им запрещено работать с иностранными агентами, — прокомментировал он.

«Социум», получавший деньги из Глобального фонда для борьбы со СПИДом, был частью российской некоммерческой сети «Эсверо»: в итоге она тоже была признана иностранным агентом.

93 000 первично инфицированных в течение одного года

— Лучше бы российское правительство финансово поддерживало такие организации, — говорит Вадим Покровский, директор Федерального центра СПИД, государственной организации, которая анализирует эпидемиологическую ситуацию по ВИЧ и оказывает консультационную поддержку по профилактике инфекции. Покровский знает, о чём говорит: по некоторым данным, на сегодняшний день в России около 1,3 миллиона ВИЧ-положительных. Опасный вирус распространяется очень быстро: лишь в прошедшем году было зарегистрировано около 93 тысячи новых случаев заболевания – это больше чем 250 случаев ежедневно. В некоторых регионах около 1,5% населения и более 1% беременных живут с ВИЧ.

— Мы находимся в стадии развития эпидемии, — говорит Покровский, — и нужно как можно скорее принимать решительные меры.

В России нет государственной программы профилактики ВИЧ среди уязвимых групп — наркозависимых или секс-работниц. В этой сфере работают только негосударственные организации, сотрудники которых раздают чистые шприцы и презервативы на улицах города. «Государство придерживается консервативной политики: мол, мы должны ориентировать население на здоровый образ жизни, и тогда эпидемия исчезнет сама по себе», — комментирует Покровский.

У российского правительства и правда своеобразный взгляд на профилактику ВИЧ. «Любовь и верность партнёру – вот твоя защита от ВИЧ» — социальную рекламу с таким посылом можно увидеть в вагонах московского метро. На официальном сайте Минздрава o-spide.ru, посвящённом профилактике СПИДа, текст о презервативах находится в рубрике «Мифы о ВИЧ»: в статье говорится, что такой способ не гарантирует защиту. А в рубрике «Для молодёжи» вниманию читателей предстаёт целый ряд статей с заголовками вроде «Специально для девочек: почему нужно беречь себя для любви». В них говорится о том, что единственный путь защиты от ВИЧ – верность партнёру, потому что презервативы защищают только в 80-85% случаев.

Правда ли, что презервативы не защищают от ВИЧ?

Эта недостоверная информация имеет определённое влияние. Иван Варенцов, сотрудник Фонда им. Андрея Рылькова, в середине 2000-х годов работал на горячей линии по ВИЧ-инфекции: «Нам поступало множество звонков от взрослых людей, которые увидели подобную рекламу и чуть ли не в панике интересовались, правда ли презервативы не защищают от ВИЧ».

С одной стороны, в России есть люди и организации, которые мыслят прогрессивно и опираются на мировой научный опыт. В их число входят «Эсверо» и Фонд им. Андрея Рылькова, профессор Вадим Покровский и ряд небольших организаций в регионах. До того, как саратовский «Социум» был объявлен иностранным агентом, эта НКО гармонично и слаженно сотрудничала с местными властями, а те, в свою очередь, считали её деятельность нужной и важной.

Но с другой стороны, активны и консерваторы – такие как профессор Коновалов или, например, чеченский парламентарий Магомед Селимханов. Последний предложил сделать обязательным тестирование на ВИЧ для тех, кто собирается вступить в брак. А Российский институт стратегических исследований (РИСИ) в одном из своих докладов вообще обвинил производителей презервативов в распространении ВИЧ-инфекции.

— Во всех странах мира есть люди, кто придерживается консервативных взглядов, — комментирует Павел Аксёнов, генеральный директор «Эсверо». – Но это становится проблемой в том случае, когда такие взгляды – это не просто личная точка зрения, а действия, мешающие социальной работе.

Социальная работа некоммерческих организаций сейчас находится под вопросом. Всё больше партнёров прекращают сотрудничество с НКО из страха, что их самих объявят иностранными агентами. Одна организация в Перми недавно была вынуждена закрыться. Действия государственных органов кажутся Павлу Аксёнову просто поразительными, ведь каждый новый инфицированный – это крупные средства из бюджета, потраченные на терапию.

Были верны партнёру, но всё равно стали ВИЧ-инфицированы

ВИЧ-инфицированные в России могут бесплатно получать лекарства в государственных учреждениях. Но, в течение последних нескольких месяцев всё возрастающее число больных и бюрократический хаос привели к дефициту медикаментов. Об этом говорят почти все пациенты, которые стоят в очереди перед московским СПИД-центром.

Мария, худая женщина в лёгком летнем платье, рассказывает, что полтора месяца назад в её схеме лечения дорогостоящие медикаменты из Германии были заменены недорогими аналогами. Врач говорит, что сейчас немецкие препараты могут получать только беременные. На новые препараты у Марии развилась аллергия, и после этого терапия была прекращена – как утверждает врач, лишь временно.

Как и большинство людей, которые стоят в очереди перед СПИД-центром, Мария, менеджер по продажам, не принадлежит к группам риска. Она – типичный представитель среднего класса, и её случай – доказательство того, что теория о любви и верности как лучших средствах защиты в корне ошибочна. Она заразилась от своего бывшего мужа, которого она любила и которому была верна. Он получил вирус во время употребления инъекционных наркотиков, знал о том, что является носителем, но ей ничего не говорил. Сейчас Мария снова замужем, её муж здоров, благодаря терапии пара родила полтора года назад здоровую дочь.

Но заболевание Марии остаётся тайной, о которой знает лишь она и её супруг. Она не рассказывает ничего ни друзьям, ни своим родителям, ни родителям мужа. «Я бы никогда не смогла им об этом рассказать», — говорит она. Как-то раз она завела разговор о ВИЧ с лучшей подругой и спросила: «А что бы ты сделала, если бы я сказала, что у меня ВИЧ?». Ответ был таким: «Я бы перестала с тобой общаться».

В России носители вируса стигматизированы, их жизнь полна страха и отвращения со стороны окружающих. Мария считает, что этому способствует именно реклама, утверждающая, что соблюдение норм морали или занятия спортом могут защитить от вируса. Инфицированные автоматически считаются аморальными, распущенными людьми. «Большинство ВИЧ-положительных замалчивают свою болезнь», — говорит Мария. — «А многие замалчивают и продолжают распространять вирус дальше».

Источник: www.welt.de




Category Categories: Пресса о нас | Tag Tags: , , , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Социальные работники объединились против ВИЧ
Ноябрь 24th, 2016

Первый форум по социальной работе, ориентированной на клиента состоялся в Москве во вторые выходные ноября.

Нарколог Сошников: мы с Ройзманом говорим на разных языках, я — на научном, он — на популярном
Февраль 16th, 2013

Предложение Госнаркоконтроля о принудительном лечении наркозависимых по решению суда получило одобрение комиссии правительства России. Эту новость на телеканале Дождь обсудили с кандидатом медицинских наук, наркологом и сотрудником Фонда им. Андрея Рылькова Сергеем Сошниковым и главой фонда «Город без наркотиков» Евгением Ройзманом.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.