Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

«Ненавидь грех, люби грешника»

IMG_2713

Текст: Екатерина Мальцева

Вечером буднего дня корреспондент «Интерфакса» Екатерина Мальцева приняла участие в уличной работе, которую ведет Фонд Андрея Рылькова (ФАР). Волонтеры фонда раздают наркоманам бесплатные шприцы разных объемов, спиртовые салфетки, бинты, пластыри, заживляющие мази, презервативы, средства от передозировки, а также экспресс-тесты на ВИЧ и гепатит.

— О-о, халява-халява! Давай!

— Я уже все дала.

— Что дала? Шприцы дала? И все? А хорошее настроение не дала? А че веселиться, если ты ни ***** не дала!

— Еще презики есть.

— Вооот, по поводу этого ты никогда не забываешь.

«Во всем мире не нашли другого подхода по профилактике ВИЧ, кроме как напрямую пресекать пути распространения инфекции: изымать из оборота грязные шприцы, раздавать чистые, а также давать людям метадон, чтобы они сокращали инъекционное потребление. Ничего оригинального тут не придумаешь», — рассказывает глава Фонда Анна Саранг.

По ее словам, государственной поддержки ФАР не получает, президентские гранты уходят организациям «Барабаны против наркотиков» или «Христианские следопыты в борьбе с наркотиками» (судя по каталогу победителей конкурса грантов на сайте Лиги здоровья нации, речь идет об АНО Проект «Барабаны мира» и общественной организации «Братство православных следопытов»). Материалы для уличной работы собираются краудфандингом, отдельные проекты финансируются иностранными благотворительными организациями.

«Продуктивного сотрудничества с Минздравом, УФСКН и другими учреждения нам наладить не удалось, возможно, потому что они активно противостоят программам снижения вреда, очень их не любят и не поддерживают. Мы сотрудничаем с разными государственными учреждениями, которые оказывают нам практические услуги: больницы, наркологические клиники, ночлежки, НИИ эпидемиологии, который принимает у нас грязные шприцы на утилизацию, и так далее», — говорит Саранг.

Молодой человек в черном спортивном костюме, щелкая семечки, быстрым шагом заходит в аптеку. Выходя из нее, подходит к нам.

— Трешки есть? И ампулы, — без приветствия коротко бросает он. Кладет в карманы шприцы и несколько ампул средства от передозировки, так же быстро удаляется.

— Торопился, даже не поговорил, — немного разочарованно замечают волонтеры.

В 19:30 я встречаюсь с двумя волонтерами ФАР, Леной и Асей, в центре зала станции метро «Марьино». У девушек объемный рюкзак и две большие сумки со шприцами и прочим раздаточным материалом. Выходим из подземки и направляемся к аптеке эконом-класса. Говорят, там из-под полы продают рецептурные препараты без рецепта, поэтому вечером рядом частенько можно встретить наркоманов. Наверное, об этой аптеке известно и местным полицейским, однако нелегальная торговля почему-то ими не пресекается. Девушки достают несколько заранее приготовленных наборов со шприцами и салфетками для тех, кто торопится. Но большинство подходящих не против поболтать подольше.

— Привет, девчонки! Какие симпатичные, — издалека почти кричит нам мужчина. — Мази есть? Пластырь?

— Может, тебе следует обратиться за консультацией? У нас есть врачи, вот брошюра, там все телефоны.

— Да не нужна мне консультация! Я уже знаю свою проблему. Хочешь, пойдем в подъезд, я покажу тебе свою проблему. На ноге.

— Типа язвы?

— Ну да. Дайте мне мазюкалку какую-нибудь!

Лена протягивает мазь. Ася начинает рассказывать про акцию по сбору грязных шприцов, которая пройдет 30 мая в Марьино. В рамках акции будет проводиться встреча наркозависимых, будет организовано чаепитие и раздача гематогена.

— Какое в **** чаепитие? Мазюкалку, говорю, дай.

Его знакомый в это время заинтересовался брошюрой про медицинскую помощь. Лена рассказывает ему, по какому телефону звонить, предлагает сходить к врачу вместе.

— Че ты ему зубы заговариваешь? Он просто хочет спросить твой номер телефона.

В какой-то момент вокруг нас толпится уже человек семь, все хотят получить чистые шприцы, большим спросом пользуются и различные заживляющие мази. Во врачебную помощь большинство уже не верит. Почти каждый человек с зависимостью сталкивался с неприязненным отношением со стороны врачей, которые могут просто отказать в помощи наркоману. «Часто говорят – вот бросай колоться, а потом и лечиться приходи», — объясняет Ася. Она считает, что подобное поведение не только негативно сказывается на здоровье самих наркопотребителей, но и может быть опасно для общества. «Среди наркопотребителей много людей с туберкулезом. Когда они приходят лечиться в больницу, им не дают никаких средств, снимающих ломку. В итоге больные бросают лечение, у них вырабатывается мультирезистентный туберкулез, устойчивый к лекарствам. От них могут заразиться и другие люди. Метадон мог бы решить эту проблему», — говорит Ася.

— Паспорт у меня украли на масленицу. А без паспорта помощь не оказывают, — жалуется один из подошедших к нам мужчин.

— Какой ***** нарколог? Я лицо кавказской национальности! Кто меня будет лечить? Да и полисы, еще что-то надо, — вторит ему другой.

Обе девушки занимаются волонтерской работой уже несколько лет: Ася с 2012 года, Лена – с 2010. «Я хотела заняться какой-то социальной работой. А моя подруга работала в этом фонде, вот я и присоединилась. Еще у меня есть знакомая, которая на тот момент присматривала за больными детьми в хосписе, но я просто не смогла бы этим заниматься, очень морально тяжело», — рассказывает Ася. У Лены другая история: «Я поняла, что наркополитика нашего государства очень несовершенна, мне хотелось какими-то своими усилиями изменить ситуацию. Я начала искать организации с тем же видением проблемы, что и у меня. В итоге наткнулась на ФАР. Они разделяют мои взгляды». Сотрудники фонда не скрывают, что в рядах волонтеров есть люди, преодолевшие наркозависимость, есть и те, кто употребляет до сих пор.

К нам подходит молодая женщина, она дрожит от холода: на улице ветрено.

— Катя, привет! Давно не виделись! – радостно восклицает Ася (она многих из местных потребителей знает по именам).

— Мне все-все надо, вы же знаете, я хожу по блат-хатам, раздаю.

Девушки отдают ей большой запас шприцов и спиртовых салфеток.

— Я все хочу волонтерить, но… — вздыхает Катя. — Что там насчет компрессионных чулков? Мне очень надо.

Позже Лена рассказала, что общалась с Катей около года назад, тогда они вместе ходили к врачу, снимали мерки для компрессионного белья (у женщины серьезные язвы на ногах), но потом Катя пропала из поля зрения волонтеров и перестала отвечать на телефон. Девушки определенно были рады снова видеть ее. Они снова обменялись телефонами и договорились о встрече.

На исходе часа уличной работы меня терзают главные вопросы: «Как вы выдерживаете?», «Неужели все это у вас не вызывает чувство брезгливости?», «Неужели не хочется выкрикнуть «Да что же вы делаете? Бросайте эту дрянь»?». Кажется, девушки не удивлены: многие не понимают этого их «увлечения». «Все вокруг говорят наркопотребителям, что нужно бросать. Если мы будем говорить то же, что и остальные, то потеряем их доверие. Если человек сам обратится к нам с просьбой о помощи, конечно, мы поддержим его, устроим в реабилитационный центр, будет сопровождать его по ходу лечения. Но пока он сам не просит, мы не навязываемся. Наша задача – снизить вред, который человек причиняет своему здоровью и здоровью окружающих. Постепенно он привыкает к мысли, что каждый раз нужно пользоваться чистым шприцом – это уже хорошо. Кроме того, у наркопотребителя всегда есть контакт с нами, есть выход на врачей. Если ему понадобится консультация врача или юриста, мы все организуем», — рассказывают девушки

— Левомеколь есть?

— Сейчас посмотрю.

— Я же не просто так прошу.

Садится на корточки, поднимает штанину и показывает посиневшую ногу, забинтованную на щиколотке.

— Вот, нашла, держите.

— Спасибо.

Встает с корточек, из его кармана выпадает складной нож.

«Вы когда-нибудь сталкивались с агрессией во время такой работы?» – «Только со стороны прохожих. Многие говорят, что мы тут пропагандируем наркотики и все такое.» Сложно было не заметить, что прохожие недоброжелательно косились в нашу сторону. Некоторые останавливались в сторонке и с опаской приглядывались, прислушивались. Женщина, проходившая мимо с мальчиком лет 10, приобняла его за плечи и прижала покрепче к себе.

К нам подходит прилично одетая, ухоженная девушка с маленькой собачкой на руках, что-то вроде немецкого шпица.

— А есть лекарства какие-то? Мази?

На все предложения обратиться к врачу для лечения ран или поучаствовать в акции по сбору грязных шприцов отвечает усмешкой.

— Шприцы не собираем. Чаепитие? Хех, нет, спасибо.

Тут же подходит молодой человек и начинает расспрашивать, какую организацию мы представляем. Девушки заняты с другими людьми, поэтому вкратце рассказываю про фонд.

— Понятно, — кивает парень и удаляется вместе с девушкой с собачкой.

Пытаюсь вспомнить, вместе ли они пришли, но не могу.

Почти все, кто к нам подходит, останавливаются поболтать, пожаловаться на жизнь, просто пошутить. Многие узнают девочек-волонтеров, спрашивают, когда они придут снова, принесут новую партию раздаточных материалов. Возле этой аптеки мы простояли чуть больше часа, успели пообщаться с почти 30 людьми, раздали около 800 шприцов. «Откуда у меня моральные силы на это? Перед моими глазами проходило много историй, когда люди избавлялись от своей зависимости. Это воодушевляет. А вообще, когда говорят спасибо – это дает силы», — говорит Ася. «И надежда, что что-то в наркополитике государства все-таки изменится», — добавляет Лена.

— А если салфетки спиртовые в стаканчик положить, водой залить, а потом выпить, то что-нибудь получится?

Зампред отдела внешних церковных связей Московского патриархата архимандрит Филарет после панихиды по погибшим от СПИДа сказал, что распространение ВИЧ-инфекции – это результат падения нравственности, и укрепление духовных основ семьи сможет решить проблему с ее распространением.

В брошюре «Концепция участия РПЦ в борьбе с распространением ВИЧ/СПИДа», которую я взяла после панихиды, говорится, что при работе с инфицированными следует придерживаться принципа «ненавидь грех и люби грешника».

Источник: www.interfax.ru




Category Categories: Пресса о нас, Хроники проекта "Снижение вреда-Москва" | Tag Tags: , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Подборка отчетов о лучших аутрич выходах проекта «Снижение вреда — Москва» за январь 2015
Февраль 22nd, 2015

Давно не публиковали отчеты нашего проекта по уличной социальной работе среди потребителей наркотиков в Москве. Вот лучшее за январь!

Социальная помощь потребителям наркотиков в рамках проекта «СВ — Москва»
Февраль 26th, 2014

Представляем вам нашу вторую публикацию на тему социальной помощи потребителям инъекционных наркотиков в рамках проекта ФАР "СВ - Москва". Она представляет собой подборку отчетов\описаний кейсов наших социальных работников, которые помогают участникам проекта справляться с различными социальными или медицинскими проблемами, с которыми они сталкиваются и не могут самостоятельно решить.

Казачкин, менты, ВИЧ и аутрич — хроники проекта СВ за май 2016
Июнь 14th, 2016

Делимся с вами наиболее интересными отчетами о работе нашего проекта "Снижение вреда - Москва" за май







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.