Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Что такое политическая деятельность и как закончился суд над Фондом Андрея Рылькова

farphotored

Максим Литаврин побывал на последнем заседании по закрытому 30 августа делу против Фонда Андрея Рылькова и записал несколько путаные показания представителя Минюста

30 августа Хорошевский суд Москвы постановил прекратить дело в отношении Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова за отсутствием состава преступления. ФАР грозил штраф до полумиллиона рублей, так как Минюст при проведении плановой проверки выявил, что фонд получает иностранное финансирование и занимается политической деятельностью. На заседание был вызван представитель Министерства юстиции, который должен был пояснить эту позицию.

От Минюста в суд пришел Александр Майоров, представившись исполняющим обязанности начальника отдела по делам НКО. На прошлом заседании по делу Фонда Андрея Рылькова судья постановила, что его показания помогут внести ясность относительно приписываемой ФАР политической деятельности; также, говорила судья, он сможет прокомментировать претензии защиты относительно законности самой минюстовской проверки (между последними плановыми проверками фонда не прошел установленный законом срок в три года, что делает ее недействительной).

Вопросы представителю Минюста (Минюст) задавали адвокат фонда из Клуба юристов третьего сектора (защитник) и судья.

Защитник: Скажите, пожалуйста, последняя проверка документарная, которая была до 2016 года, — когда она закончилась?

Минюст: Предыдущая проверка была проведена в августе 2013 года.

Защитник: Скажите, пожалуйста, когда истекают три года с момента последней проверки (инспекция, выявившая нарушения, проходила в мае. — Открытая Россия)?

Минюст: (молчание) Ну… считать мы все умеем.

Защитник: С вашей точки зрения, проверка была назначена и проведена законно?

Минюст: Законность проверки выявляет прокуратура.

Защитник: Хорошо, вопрос следующий. Собственно говоря, вы сегодня подтвердили в суде, что проверка была проведена до истечения трехлетнего срока с момента предыдущей. Вы как руководитель знали, что три года еще не истекло?

Минюст: Проверки назначаются с учетом поступивших требований…

Защитник: Я задал вопрос, ответьте на него, пожалуйста. Было ли вам лично это известно?

Минюст: Я лично не формирую план проверок, я лишь непосредственный исполнитель.

Защитник: Акт предыдущей проверки вы видели?

Минюст: Еще раз повторюсь: законность проверок проверяет прокуратура. Относительно срока — согласно закону, трехлетний срок не распространяется на организации, работающие в сфере здравоохранения.

Защитник: Нет в законе такого пункта. Я задал вам вопрос, вы на него не ответили. Акт проверки вы видели?

Минюст: В данном случае лично проверку я не назначал.

Я проверку завершал, в акте указано, что был другой сотрудник, второй участник проверки, он уволился.

Защитник: Просто ответьте на вопрос: вы знакомились с актом?

Минюст: Нет (в материалах дела есть акт о проведении проверки за подписью Майорова. — Открытая Россия).

<>

Защитник: Скажите, пожалуйста, вы извещали организацию о начале проверки?

Минюст: Лично я — нет.

Защитник: А Минюст?

Минюст: Не могу знать. Я не Минюст.

<>

Защитник: Хорошо, перейдем к вопросам по существу. Вы назвали деятельность фонда политической. Можете ли вы сейчас назвать эпизоды, которые попадают под это определение?

Минюст: Акт проверки я не помню, но все бумаги есть у суда, они обоснованы. Я не даю никаких оценок, они изложены в акте.

Защитник: Обращался ли фонд к Министерству ранее, чтобы прояснить понятие «политическая деятельность»? (Представители ФАР утверждают, что неоднократно писали в Минюст с просьбой пояснить, необходимо ли фонду регистрироваться в качестве иностранного агента; по их словам, Министерство не смогло ответить на этот вопрос. — Открытая Россия.)

Минюст: Мне об этом неизвестно.

Защитник: Почему вы как руководитель проверки посчитали размещение на сайте письма Евразийской ассоциации людей, употребляющих наркотики, деятельностью фонда? По протоколу вы вменили, что письмо было написано именно нами.

Минюст: Был проведен анализ, который нашел свое отражение в акте проверки. Вы размещаете это у себя, значит, даете к этому материалу неограниченный доступ. Проведена проверка, заложены основания.

Защитник: В протоколе вы указали, что Фондом было проведено пикетирование ФСКН. Устанавливали ли вы круг лиц, которые проводили это пикетирование? Каким образом вы установили, что эти лица относятся к фонду?

Минюст: Сам фонд размещал сведения: фотографии. Конечно же, никто причастность по лицам не устанавливал.

Все основания для проведения проверки были.

Защитник: Последний эпизод, связанный со статьей президента фонда Ани Саранг о том, что все инициативы ФСКН, направленные на лечение наркозависимых, — это популизм. Вы тоже считаете, что это политическая деятельность. Не могли бы вы пояснить этот момент?

Минюст: Повторяю, политическая деятельность заключается в том, что фонд размещает у себя на сайте ту или иную информацию. Эта информация является общедоступной. Политическая деятельность — это получение иностранного финансирования.

(Cогласно закону, одного лишь получения иностранных грантов для признания организации иностранным агентом недостаточно. — Открытая Россия.) В ходе проверки факт получения иностранных денег был установлен.

Защитник: Согласно пункту 6 Федерального закона «Об НКО» под НКО, выполняющей функции иностранного агента, понимается российское НКО, которое получает иностранные деньги и занимается политической деятельностью. Просто получение иностранных денег не делает организацию политической. При чем здесь статья?

Минюст: Получение средств было установлено.

Защитник: Скажите, пожалуйста, когда вы оценивали политическую деятельность, устанавливали ли вы, на изменение какой государственной политики направлена деятельность фонда?

Минюст: (молчание)

Защитник: Скажите тогда, каким образом происходит анализ материалов на предмет их соответствия понятию «политическая деятельность»?

Минюст: Все основания изложены в законе. Вывод был сделан, вывод нашел подтверждение.

Защитник: Хорошо. Скажите, пожалуйста, кто пострадал от того, что фонд добровольно не включился в реестр иностранных агентов? Насколько это критично?

Минюст: Прошу прощения, перебью.

Я не даю оценку этих обстоятельств, это не моя компетенция. Со всеми вопросами обращайтесь в пресс-службу Минюста.

Защитник: Вам известно, чем вообще занимается фонд?

Минюст: (пауза) Ну… проведена проверка, исследован устав, содержащийся на сайте.

Защитник: Вы можете хотя бы кратко пояснить, чем занимается наша организация?

Минюст: Я не помню, мне нужно освежить память.

Судья: Что побудило вас начать проверку с нарушением установленного законом срока в три года между ними? (подчеркивая фразу) Может быть, это какая-то техническая ошибка? Или обычная практика?

Минюст: Уважаемый суд, при формировании плана проверки предыдущие сведения были учтены, поскольку были обращения прокуратуры по поводу фонда. Проверка была согласована с прокуратурой.

Трехлетний промежуток между проверками установлен законом только для малого бизнеса.

Судья: Такой формулировки в законе нет, речь идет именно о юридических лицах. Да, чаще могут проверять лишь организации, работающие в сфере здравоохранения. Почему вы решили, что фонд работает в этой сфере?

Минюст: Из названия.

Источник: openrussia.org




Category Categories: Пресса о нас, Признание ФАР иностранным агентом | Tag Tags: , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Иноагент идет в суд
Август 19th, 2016

В пятницу 26.08.2016 в 12.00 в Хорошевском районном суде г. Москвы состоится судебное заседание по делу о наложении на наш Фонд административного наказания по ч.1 ст.19.34 КоАП РФ за то, что Фонд самостоятельно не зарегистрировался в качестве иностранного агента. Приглашаем всех журналистов, которым может быть интересна данная тема, поприсутствовать на заседании.

В Москве ФНС угрожает ликвидацией Фонду имени Рылькова
Сентябрь 8th, 2016

ВИЧ-сервисную НКО в Москве уведомили об исключении из реестра юридических лиц. Решение ФНС стало неожиданным, поскольку все необходимые документы были сданы вовремя, заявили в фонде Рылькова.

Фонд Андрея Рылькова не стали штрафовать за нарушение порядка деятельности «иностранного агента»
Сентябрь 1st, 2016

Хорошевский суд Москвы прекратил дело в отношении нашего Фонда, который в июне включили в реестр НКО–«иностранных агентов»







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.