Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Тропик мрака

Аптека у станции метро «Петровско-Разумовская». Фото: Юрий Иващенко / «Русская планета»

Аптека у станции метро «Петровско-Разумовская». Фото: Юрий Иващенко / «Русская планета»

Автор: Павел Никулин

Куб на «Петровско-Разумовской»

Поздним вечером из аптеки у станции метро «Петровско-Разумовская» нетвердой походкой вышел худой мужчина неопределенного возраста. Дергаными движениями он открыл пластиковый пузырек глазных капель, достал из кармана инсулиновый шприц, наполнил его раствором и укололся через толстовку. После укола мужчина несколько секунд молча постоял у аптеки и ушел, пошатываясь.

Шприц остался лежать на асфальте.

Мужчина кололся тропикамидом. Это лекарство используется при исследовании глазного дна. Его капают в глаз для расширения зрачка. Наркопотребители ценят тропикамид, или, как они называют его, «тропик», за опьяняющий эффект.

Владельцы соседних с аптекой ларьков рассказывают, что ночью туда приходят в основном за тропикамидом. По вечерам все мусорные баки в округе завалены окровавленной ватой, пустыми шприцами и «фуриками» — пузырьками из-под глазных капель.

«Один из аптеки без штанов вышел, в пах шприц воткнул прямо на улице», — рассказывает продавец-кавказец.

В ФСКН говорят, что бороться с нелегальной продажей тропикамида не могут юридически: глазные капли не запрещены и даже не являются предметом строгой рецепторной отчетности. «Мы можем работать только с веществами, которые внесены в список наркотических веществ, а в тропикамиде нет ничего запрещенного», — рассказала «Русской планете» глава пресс-службы столичного управления наркополиции Анастасия Бояринцева.

Чтобы внести «тропик» в список запрещенных препаратов, нужно взаимодействие порядка 20 ведомств, включая Минздрав и ФСКН, но, скорее всего, дурманящие глазные капли запрещать никто не будет, говорят в наркополиции. «Запретить можно все что угодно, но будет ли смысл? Если будут колоться кислородом — что же, и кислород запрещать?» рассуждает Бояринцева.

Колоться тропикамидом начали около десяти лет назад в Петербурге. Наркозависимые поняли, что капли усиливают действие героина. Когда нет героина, «тропик» мешают с метадоном и кокаином или колют чистым, рассказывает нарколог, генеральный директор медицинского инновационного центра «Выбор» Сергей Нурисламов.

«Один мой клиент был алкоголиком и перешел на тропикамид из-за того, что его опьянение не могли вычислить дорожные патрули. Но в основном это наркоманы со стажем», — рассказал он «Русской планете».

Тропикамид вызывает «тяжелую психическую тягу», которую не снимают даже специальные лекарственные средства — опийные блокаторы, и колоться им можно сколько угодно, постоянно повышая дозу, говорит Нурисламов.

«Один из моих клиентов в день прокалывал по 20 пузырьков тропикамида, это 200 мл. Он рыдал и каждые 15 минут со слезами на глазах просил еще раз уколоться. Госпитализировать его в 17-ю наркологическую больницу удалось только после того, как его отец взял пузырек в руки и заманил его пузырьком от дома до машины. Последний укол наркоман делал уже на ступенях больницы, иначе он не согласился бы ехать», — рассказывает нарколог.

Этот клиент Нурисламова попал в больницу с высочайшей температурой и стафилококковым расплавлением клапанов сердца. Стафилококковые бактерии могут размножиться в шприце, если его не менять.

«Тропик», с точки зрения наркозависимых, — выгодная альтернатива героину. Грамма героина, который стоит около 600 рублей, хватает в среднем на несколько уколов, а пузырек тропикамида стоит 300—400 рублей. Хватает его на 10 доз, так что он позволяет героинщикам сэкономить.

Отпускная цена тропикамида в зависимости от дозировки варьируется от 50 до 100 рублей, но в тех аптеках, где им торгуют без рецепта, цена будет выше и чек никто не пробьет.

Аптека у станции метро «Петровско-Разумовская». Фото: Юрий Иващенко / «Русская планета»

Аптека на улице Бутлерова. Фото: Юрий Иващенко / «Русская планета»

Как пройти в круглосуточную аптеку

В феврале жители дома 3 по улице Академика Волгина стали замечать, что на лестничных клетках появляются пятна крови. Позднее они стали находить шприцы и «фурики» от тропикамида. Одна из женщин укололась шприцем, проверяя свой почтовый ящик.

Муниципальный депутат района Коньково Сергей Соколов выяснил, что все, кто употребляет наркотики, покупают их в аптеке, которая открылась на улице Бутлерова летом 2012 года.

«Полгода они в большинстве своем кололись на улице, а с холодами начали прятаться по подъездам. Через некоторое время мы вышли на эту аптеку», — рассказывает он корреспонденту «Русской планеты». Аптека на Бутлерова похожа на табачный киоск — торговля ведется через окошко. Купить пузырек тропикамида и шприц для корреспондента «Русской планеты» не составило труда. Продавец — высокий кавказец Али в белом халате — взял деньги и скрылся в глубине ларька, не задавая лишних вопросов. Следующий клиент аптеки тоже покупал тропикамид и шприцы.

С весны Соколов и другие жители Коньково пытаются закрыть злополучную аптеку.

«Ассортимента там почти нет, тем более рядом две нормальные аптеки, где все по рецептам продается», — рассуждает депутат.

Пока он пишет письма, клиенты заведения на Бутлерова продолжают колоться. Летом они облюбовали пустырь за аптекой у стен общежития «Газпрома» и несколько дворов. Всюду валяются «инсулинки», двухкубовые шприцы, пузырьки и иглы.

«Я три раза стену на входе перекрашивал, устал», — жалуется армянин Алик, который держит неподалеку от злополучной аптеки фотоателье. Он показывают стену рядом с крыльцом своего заведения. Она забрызгана кровью.

У дома на Волгина тоже везде валяются шприцы, а в сам дом ночью заходят наркозависимые. Те, кто посильнее, открывают магнитную дверь и впускают остальных. Колются прямо на лестнице, рассказывает жительница подъезда Елена.

«Они врываются на лестницу. Кто-то стыдливый, кто-то агрессивный. Дважды угрожали мне ножом. Все стены в крови от них», — рассказывает женщина «Русской планете». В соседнем с ней подъезде девушки под кайфом вошли в квартиру к пожилой пенсионерке и сидели там, пока их не выгнала старшая по дому.

«Все цветы наркоманы своровали, не так давно обворовали машину. Я всех этих наркоманов в лицо знаю. Год назад нормальные были, а теперь все агрессивные», — жалуется Елена.

Местные жители уже выучили наркоманский сленг. Следы от уколов они называют «дорогами», пузырьки от «тропика» — «фуриками», инсулиновые шприцы, иголка которых закрыта красным защитным колпачком, — «красными шапочками».

Соколов обращался в полицию и писал письма в управу. Везде ему отвечали, что за торговлю без рецепта аптеку не закроют, а максимум оштрафуют. Депутат написал Сергею Собянину. Из аппарата и. о. мэра запрос передали в городской департамент здравоохранения. В начале августа ведомство прислало Соколову ответ, что аптеки на улице Бутлерова не существует. Письмо депутата ушло в УБЭП.

«Может, теперь ее закроют. Хотя Вельмакин свою года два, что ли, закрывал», — говорит депутат.

Закройте, полиция

Михаил Вельмакин — муниципальный депутат района «Отрадное». В 2011 году его избиратели начали жаловаться ему на шприцы, кровь на стенах и на невменяемых людей, которые, пошатываясь, бродили по району.

«Я вообще либертарианских взглядов, и мне все равно, чем там человек бахается, но у нас был случай — отрубился парень с порванной веной. С гангреной. Врачи приехали откачивать, сделали анализы, оказалось, что у него гепатит. А там ходят дети, собаки. Сами понимаете, что могут заразиться», — говорит Вельмакин.

За два года он обошел все возможные инстанции, пока не представилась возможность задать вопрос Собянину лично. Мэр обещал разобраться, и в итоге под выборы аптеку закрыли, а на ее месте устроили продуктовый магазин.

«Вот, везде камеры, еще с аптеки остались. Тут раньше «маски-шоу» устраивали, приезжало 20 автоматчиков-полицейских закрывать ее, но она все равно открылась потом», — показывает бывшее здание аптеки депутат.

Не все клиенты закрытой аптеки нашли другие точки продажи тропикамида. По привычке они приходят к задней двери магазина, где их встречает объявление: «Аптеки здесь больше нет».

Раньше, говорит Вельмакин, по ночам у заднего выхода аптеки выстраивались очереди наркозависимых, а ранним утром персонал убирался вокруг здания.

Рядом с аптекой подвал с лестницей. На внешнюю решетку наварена клетка. Никто без ключей не может залезть на ступеньки. Раньше там любили сидеть школьники, которые кололись после уроков, рассказывает Вельмакин. Рядом с соседней станцией метро «Владыкино» есть такая же аптека, но закрывать ее муниципал смысла не видит — она находится в промзоне, и на нее жители района не жалуются.

Такие аптеки часто располагаются на транспортных узлах, у платформ и автовокзалов. Иногда их открывают специально только для продажи «тропика» и аналогичных препаратов, говорит Александр Дельфинов, волонтер фонда им. Андрея Рылькова, занимающегося сервисной помощью наркозависимым.

«Обычно такие аптеки выглядят как окошки в стене. Там довольно скудный ассортимент, нет ничего рецептурного. То есть открыта она только для продажи наркотиков», рассказывает он.

Для волонтеров фонда Рылькова такие аптеки — хороший шанс сделать свою работу: рассказать наркопотребителю про то, как лечить раны и язвы, образовавшиеся после уколов, раздать чистые шприцы и презервативы. Оставить телефоны, по которым наркозависимый сможет получить консультацию по правовым и медицинским вопросам.

«По сути, то, что происходит в этих аптеках, — такая кустарная заместительная терапия для наркозависимых. Так как метадон (синтетический наркотик, который используется в некоторых странах для лечения героиновой зависимости. — РП) в стране запрещен, они ставятся «тропиком»», — говорит Дельфинов.

Закрывать подобные точки волонтер не видит смысла — наркозависимый всегда найдет, где и чем уколоться. Если запретят «тропик», всегда отыщется другое вещество, которое не запрещено и от которого потребитель сможет получить удовольствие.

«Это не решит проблему наркомании», — уверен он.

Ночь. Шприц. Тропикамид. Аптека

В аптеке на «Петровско-Разумовской» корреспондент «Русской планеты» без проблем купил пузырек тропикамида и упаковку инсулиновых шприцев. Покупка обошлась в 350 рублей. Сотрудницу аптеки, полную улыбчивую женщину среднего возраста Елену Казарскую, не волновало ни отсутствие рецепта, ни странный набор. Когда ей указали на то, что она только что продала глазные капли потенциальному наркозависимому, Казарская испугалась.

«Это что, контрольная закупка?» — занервничала она и начала оправдываться, что просто забыла спросить рецепт, «а чеки мы вообще не пробиваем». Коробку, для чеков, которая стояла на прилавке, женщина не заметила.

Вряд ли Казарская не знает о том, какой репутацией пользуется аптека. С наступлением темноты сюда стягиваются неопрятные пошатывающиеся люди, уходящие отсюда со шприцами и тропикамидом. Многие колются прямо на пороге аптеки. В руки, ноги, пах. Асфальт забрызган каплями крови, всюду разбросаны шприцы и «фурики». Вельмакин рассказывает, что это учреждение легендарное. Ему били окна, поджигали, но аптека все равно отстраивалась заново.

«Мы продаем не наркотики, а глазные капли. Строго по рецепту. Тропикамид не наркотик. У девушки был рецепт», — врет из-за стеклянной перегородки другая сотрудница аптеки. Она моложе Казарской и даже не тушуется.

«Девушка с рецептом» — так сотрудница аптеки говорит про Лиду. У нее все ноги в синяках от уколов, она похожа на обтянутый кожей манекен. Выйдя из аптеки, Лида заправляет двухкубовый шприц «тропиком», отворачивается от прохожих, расстегивает мини-юбку и начинает нащупывать паховую вену. Через пять минут она делает контроль — забирает в шприц венозную кровь (таким образом потребители инъекционных наркотиков убеждаются, что игла попала в вену) и давит на поршень. Глазные капли попадают в кровь девушки. Лида убирает шприц в карман и стоит, согнувшись. По ее ноге медленной струйкой течет густая бурая кровь.

Лида, закатив глаза, стоит напротив металлических ворот закрытого вещевого рынка, слегка покачиваясь. Мимо идут прохожие.

Материал с сайта: http://rusplt.ru/society/tropik-mraka.html




Category Categories: Пресса о нас | Tag Tags: , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



«Передозировки, гепатиты, ВИЧ-инфекция… Это слишком скучно»
Июль 30th, 2014

Частная социальная инициатива «НАРКОФОБИЯ» уже три года пытается объяснить россиянам, что наркопотребитель - это не изгой и не преступник. Зачем им это нужно?

25.01.2011. REUTERS. Special report: In Russia, a glut of heroin and denial
Январь 30th, 2011

Статья "Специальный репортаж: Россия перенасыщена героином и закрывает на это глаза" на сайте Агентства Рейтер - одного из крупнейших в мире международных агентств новостей и финансовой информации.

Аня Саранг: «После очередного отказа в гранте мне объяснили, что нужно нести откат — 30%»
Июнь 30th, 2016

Минюст включил Фонд имени Андрея Рылькова в реестр НКО-«иностранных агентов». Сотрудники министерства сообщили, что признаки выполнения организацией функций иностранного агента были выявлены в ходе плановой проверки документов.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.