Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

КРИВОсудие против ПРАВОзащитника в России: история Дениса Матвеева

matveevТекст: Ирина Теплинская

Продолжая цикл историй о том, как российское кривосудие перемалывает в своих жерновах судьбы наркозависимых, посмевших защищать свои права, нельзя не вспомнить о деле Дениса Матвеева из Набережных Челнов, о котором в последнее время незаслуженно забыли. Между тем дело Дениса является особенно показательным в этом отношении, так как наглядно демонстрирует несовершенство российской правоохранительной системы и свидетельствует о том, что в России быть правозащитником  не просто хлопотно, но и, в буквальном смысле слова, опасно!

 

Кто такой Денис Матвеев

Денис – коренной житель Набережных Челнов, учился на историческом факультете Казанского Государственного Педагогического Университета, некоторое время преподавал историю в Институте Управления и Права. Член-корреспондент Международного Молодежного Правозащитного Движения. В начале двухтысячных годов несколько лет был волонтером благотворительного фонда «Доверие», который работал с представителями таких социально уязвимых групп как люди, страдающие наркозависимостью, люди, живущие с ВИЧ, и друге. Со времени работы в «Доверии» началась активная общественная деятельность Дениса. Он понял, что сложности решения проблем наркотиков, ВИЧ, социальных бедствий неразрывным образом связаны с проблемами коррупции и нарушений прав человека. Для того чтобы заниматься решением этих проблем, Денис основал правозащитную организацию «Смерш».

В апреле 2009 года сотрудник милиции остановил Дениса на улице: у него не оказалось паспорта, и за это он был задержан. После того, как Денис попросил сотрудников правоохранительных органов обосновать свое задержание, он был отправлен на обследование в наркодиспансер. Подобные ситуации случаются с тысячами граждан и гостей России каждый день, но, наверное, не многим из них приходит в голову мысль требовать от сотрудников милиции законного соблюдения процедуры задержания. Денису такая мысль пришла. Через несколько дней он начал голодовку у стен прокуратуры, где появилась палатка, в которой разместился Матвеев. Этой «палаточной» акцией протеста он хотел добиться сбора подписей граждан «для создания городской чрезвычайной комиссии по расследованию должностных преступлений». Но одно это явилось достаточным поводом для очередного задержания Дениса, так как на проведение голодовки не было получено официального разрешения.

Оказавшись в изоляторе временного содержания, Денис попал в другую историю, в которой любой другой гражданин просто махнул бы рукой на произвол властей, но Денис решил разобраться в ситуации. Вот что рассказал Денис местной прессе: «Когда я попал в спецприемник УВД, у меня забрали все личные вещи, в том числе и деньги. А когда возвращали (через 5 суток), я не досчитался 125 рублей. Я спросил: «Где»? Мне ответили: «Вычли за питание». Логически я понимал, что это незаконно, но как доказать – не знал. Обратился в прокуратуру города. Там провели проверку, но нарушений не нашли. Я написал депутатам. После депутатского запроса Министру внутренних дел РФ с просьбой объяснить, на основании каких законов УВД взимает деньги за питание с административно-задержанных, выяснилось, что на самом деле деньги на питание выделялись из федерального и городского бюджетов (25 рублей на человека в сутки). А потом нашелся и документ, на основании которого в Челнах в течение 10 лет незаконно взимали деньги с тех, кто попадал в ИВС. Это постановление мэра города от 8 апреля 1999 года №416 «О порядке взимания и расходования средств по содержанию лиц, подвергнутых административному аресту». Именно оно теперь и признано незаконным и отменено. Денис был уверен: не подними он шум и не подключи депутата, деньги, которые выделялись на питание, так и уходили бы в неизвестном направлении, а с людей продолжали бы «вычитать за питание». Но после проверки, назвавшей Постановление главы города незаконным, прокурор внес протест. И с 28 мая 2009 г. такого документа в Челнах больше нет. «Но меня еще интересует механизм возврата этих денег людям, – не успокаивается Денис Матвеев. – Я посчитал – речь идет примерно о 10 миллионах рублей. И будут ли наказаны те, кто все это время эти деньги брал и пользовался ими?». Это было настоящим коррупционным скандалом для небольшого города Набережные Челны, ведь Матвееву удалось разоблачить схему незаконного взымания с граждан денежных средств при одновременном присваивании государственных средств милицейскими чиновниками.

Следующая попытка защитить права граждан привела Матвеева к обнаружению еще более серьезных фактов злоупотребления властью чиновниками и в итоге имела для него весьма печальные последствия. Из Камазовского женского общежития начали выселять женщин вместе с детьми прямо на улицу. Пострадавшие обратились к Денису, и в июне 2009 был организован пикет у здания администрации, который продлился неделю. Глава администрации Халиков и председатель исполкома Шайхразиев никак не реагировали до тех пор, пока Матвеев не потребовал у Шайхразиева номер постановления о выселении и список тех, кто его подписал. После этого людям разрешили обратно вселиться.

Кроме того, Матвеев выяснил, что около 400 (!) квартир, отведенных для детей-выпускников детского дома, ушли налево, а сирот соответственно выселили на улицу, или в лучшем случае в ветхое жилье. Когда речь пошла о преступном сговоре работников прокуратуры и администрации города, против Дениса было сфабриковано уголовное дело, и его посадили.

о

Обстоятельства уголовного дела Дениса Матвеева

25 июня 2009 г. против Матвеева сотрудниками милиции была проведена первая «проверочная закупка», а по сути – провокация. Роль наркомана играл сотрудник милиции Шарифьянов. По результатам этой операции никто задержан не был. А 8 июля 2009  г. Газета «Челны ЛТД» опубликовала статью о разоблачении Матвеевым злоупотреблений со стороны высоких милицейских чинов.

По-видимому, решив подстраховаться, сотрудники милиции обратились к набережночелнинскому Управлению ФСКН и дальнейшие провокации против Матвеева были продолжены уже сотрудниками этого ведомства, но по той же схеме.

15 и 16 июля 2009 г. агент ФСКН Гараева совершает провокацию в отношении Матвеева. Также 16 июля 2009 г. в насквозь дырявых карманах (!) его шорт сотрудники ФСКН «обнаруживают» сверток смеси героина весом 0,575 грамма. Матвеева задерживают и с 16 июля 2009 г. он больше не выходил на свободу. 21 июля 2009 г. пресс-служба МВД РТ публикует информацию о задержании Матвеева, подозреваемого в незаконном обороте наркотиков. Эта информация публиковалась также на сайте центрального аппарата МВД РФ.

18 марта 2010 года состоялся суд. В нарушение принципа справедливого судебного разбирательства суд полностью игнорировал приводимые защитой доводы о факте провокации, недоказанности вменяемых Матвееву действий, а также их неверной квалификации, вменяемых по более тяжкой статье. Суд признал Матвеева виновным в совершении преступлений, предусмотренных: статьями 30 ч.3, 228.1 ч.2 п.п. «а, б», ст. 30 ч.3, 228.1 ч.2 п.п. «а,б», ст. 228 ч.1 УК РФ и  приговорил его к наказанию в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Кассационное определение Верховного Суда Республики Татарстан от 8 июня 2010 г. уменьшило срок заключения Матвеева до 6 лет.

Все доказательства против Матвеева были получены в результате трех проверочных закупок. При этом сам факт передачи Матвеевым наркотиков, либо передачи денег Матвееву зафиксирован не был. Просто агенты ФСКН приходили в ФСКН и говорили: «Вот наркотики, я купил их у Матвеева». Разговор Матвеева с агентами фиксировался на фотопленку с расстояния около 100 метров, когда увидеть передачу чего-либо просто невозможно. Матвеев знал агентов-потребителей наркотиков в связи со своей работой в программе по обмену игл и шприцев для профилактики ВИЧ среди потребителей наркотиков. То есть такие обвинения можно выстроить против любого аутрич работника программы снижения вреда, который общается с потребителями наркотиков. Сначала фиксируется разговор с расстояния 100 метров, а затем потребитель наркотиков выдает наркотик, который он якобы приобрел у обвиняемого. В деле также были доказательства того, что один из основных свидетелей со стороны полиции согласился сотрудничать с полицией, находясь под стражей в условиях сильнейшей наркотической ломки (по сути под пытками). В изъятых по делу смесях самих наркотиков было десятые доли процента. В суде приглашенный врач-нарколог указал, что такая смесь не способна оказать на организм человека какого-либо наркотического эффекта. Несмотря на это, Матвеев получил 6 лет.

Денис Матвеев был с приговором категорически не согласен и обоснованно считает, что по делу были допущены следующие серьезные нарушения его права на справедливое судебное разбирательство:

  • Суд не проанализировал фактические и правовые обстоятельства, которые могли бы провести различие между провокацией и законной формой следственных действий.
  • В нарушение принципа состязательности судебного разбирательства суд не предоставил стороне защиты эффективной возможности прокомментировать и опровергнуть доказательства стороны обвинения. В частности суд не произвел оценку доводов защиты по отношению к доказательствам, представленным стороной обвинения.
  • Вопреки принципу состязательности судебного разбирательства суд не предоставил стороне защиты возможность эффективного изложения своей правовой позиции по делу. В частности суд не дал оценку доводам защиты о необходимой правовой квалификации вменяемых подзащитному деяний.

 

Наркотики как инструмент политических репрессий против правозащитников

Дела о наркотиках несут в себе особую стигму, которая прилипает к обвиняемому, особенно, если обвинение касается сбыта наркотиков. Дениса обвинили не просто в сбыте, а в сбыте группой лиц по предварительному сговору в крупном размере. Также в деле фигурировали данные, что Денис в прошлом сам употреблял наркотики и проходил лечение.  Если не вдаваться в подробности дела, любому человеку эти доказательства покажутся достаточными, чтобы хотя бы засомневаться в невиновности обвиняемого. Обыватель, да и многие судьи, обычно рассуждают так: «О какой фабрикации может идти речь, если человек – наркоман (бывших не бывает), да и против него было проведено аж три (!!!) проверочных закупки? Что, все три раза была провокация? Что, все три раза его подставили? Так не бывает. Виновен!». Потому так тяжело было Денису и его адвокату отстаивать свою позицию в суде. Даже многие правозащитники с трудом верили в то, что Денис невиновен. «Мало дали», был краткий комментарий от одного из известных Российских адвокатов после того, как Дениса приговорили к 7 годам лишения свободы. Со скептиками было трудно спорить…

По утверждению адвоката, наркотики были подброшены Денису во время задержания. Подобный ход событий представляется вполне возможным, ибо практика подбрасывания наркотиков в России ни для кого не является секретом и уже подвергалась широкой критике со стороны международных правозащитных организаций. Еще одна практика, которая повсеместно применяется в России – использование провокации для задержания по делам о наркотиках. В частности, по делам о провокации российскими гражданами было возбуждено и выиграно несколько дел в Европейском суде по правам человека. Денис и его адвокат были убеждены, что фабрикация уголовного дела была выполнением политического заказа должностных лиц  г. Набережные Челны, в отношении которых общественное объединение «Смерш», осуществляющее гражданский контроль проведения Правительственной программы по борьбе с  коррупцией, вело независимое общественное расследование. Данное расследование было начато в отношении начальника УВД Ф.Ф.  Хусниева, прокурора А.П. Евграфова, руководителя следственного комитета при прокуратуре М.Г. Саитгареева, мэра И.Ш. Халикова, руководителя исполнительного комитета администрации г. Набережные челны В.Г. Шайхразиева и др. Однако ходатайства адвоката относительно затребования документов, подтверждающих то, что дело было сфабриковано как политический заказ, не было удовлетворено.

Практика показывает, что в подавляющем большинстве случаев дела по наркотикам рассматриваются не в пользу обвиняемых. Справедливое рассмотрение дел, связанных с наркотиками, когда судья тщательно рассматривает аргументы защиты – скорее крайне редкое исключение, чем правило. Чаще всего, каковы бы ни были обстоятельства дела, каковы бы ни были процессуальные нарушения со стороны милиции и следствия, насколько бы грубыми и явными не были несоответствия и нестыковки, провокации со стороны милиции, обвиняемый окажется виновным и понесет максимальную меру наказания.

л

Нахождение в следственном изоляторе г. Чистополь

Находясь в следственном изоляторе, Денис написал более 40 жалоб, которые полностью игнорировались, а большинство из них даже не покинуло стен СИЗО. В знак протеста против массовых нарушений своих прав Денис начал бессрочную голодовку, о которой объявил администрации ФБУ ИЗ 16/5  г. Чистополя на утренней проверке 29.10.09. Тогда же он передал для отправки через спецчасть запечатанный конверт на имя прокурора г. Чистополь с пометкой на конверте «цензуре не подлежит», приложив к этому письму заявление в спецчасть ФБУ ИЗ 16/5 с просьбой выдать ему в документальной форме исходящий номер данного письма для удостоверения факта отправки письма прокурору. На 12 день голодовки он получил ответ, что получит исходящие номера его обращений «в течение года». Происходило это в присутствии начальника отдела режима майора Фаткутдинова Р.Н. 03.12.2009 Денис получил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, за подписью ст. следователя Чистопольского МРСО СУ СК  Р.А. Бадриева, который проводил проверку по материалу. Проверив журнал регистрации заявлений и жалоб подозреваемых и обвиняемых ФБУ ИЗ 16/5, в период с 28 октября по 20 ноября 2009 г. и не найдя в нём записей о поступивших от Матвеева заявлений и жалоб, он сделал вывод, что «заявлений и жалоб  от Матвеева Д.В., 1977 г.р., не поступало». При этом Р.А. Бадриев, проводя «объективную» проверку, не взял у него объяснение и не допросил свидетелей должностных преступлений администрации.  Подобная «объективная» проверка Р.А. Бадриева является свидетельством либо его полнейшей не компетенции и проф. непригодности, либо  его преступным сговором с администрацией ФБУ ИЗ 16/5 с целью скрыть должностные преступления администрации.

24.11.2009 года Денис попытался послать ходатайство в Верховный суд Республики Татарстан через спецчасть ИЗ 16/5 и заявление на имя начальника ИЗ 16/5 с просьбой проконтролировать заверение копии ходатайства. 01.12.2009 в присутствии сокамерника ему демонстративно вернули оригинал и копию его ходатайства в Верховный суд РТ, однозначно дав понять, что никакие бумаги отправляться не будут.

д

Обращение в международные структуры

Денис не терял надежды восстановить свои права в Верховном Суде Российской Федерации в порядке надзора. Однако в июне 2011 года судья Верховного Суда отказал в удовлетворении надзорной жалобы даже без истребования дела из нижестоящего суда, несмотря на то, что в жалобе было перечислено более 50 грубейших нарушений закона, допущенных при рассмотрении дела Матвеева.

Исчерпав все судебные механизмы внутри страны и не найдя в них возможности восстановить свои нарушенные права, Денис решил обратиться в международные органы по защите прав человека, а именно в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) и Рабочую Группу ООН по произвольным задержаниям.

Жалоба Матвеева в Европейский суд по правам человека была направлена еще в октябре 2010 года после рассмотрения его дела судом кассационной инстанции, который вслед за судом первой инстанции не дал оценки ни одному из доводов защиты.

В 2011 г. Денис обратился с индивидуальной жалобой в Рабочую Группу ООН по произвольным задержаниям с целью восстановления нарушенных прав путем рассмотрения его дела, признания его прав нарушенными, направления Правительству Российской Федерации сообщения по вопросу о допущенных в его отношении нарушениях, а также  требования пересмотра дела независимым и беспристрастным судом при полном соблюдении международных стандартов, включая правило справедливого судебного разбирательства.

В результате тщательного рассмотрения жалобы Матвеева, а также ответа со стороны Российской Федерации, Рабочая группа установила, что в отношении Дениса Матвеева правоохранительными органами было проведено несколько полицейских провокаций, на что суды в Российской Федерации не обратили должного внимания. Также не получили должного рассмотрения со стороны судов РФ те факты, что якобы принадлежавший Денису Матвееву героин был изъят из кармана шорт с огромными дырами, из которого в принципе ничего изъять было нельзя. Дополнительно суд лишил Дениса Матвеева возможности представить свидетелей защиты, показания которых опровергали версию обвинения, а также поддерживали версию Матвеева о том, что провокация против него была связана с его правозащитной деятельностью. На основании этого Рабочая группа пришла к выводу, что и задержание и последующее осуждение Матвеева были проведены с нарушением положений Международного Пакта о гражданских и политических правах. Группа потребовала от Правительства РФ освободить Дениса Матвеева с правом компенсации за причиненный ущерб. К такому решению пришла Рабочая группа по произвольным задержаниям Совета ООН по правам человека 2 мая 2013г. по результатам двухлетнего рассмотрения дела.

«Для Дениса решение Рабочей Группы – важное доказательство того, что он не виновен. Это решение в его поддержку. Пусть его семья, друзья, близкие и коллеги знают, что Денис Матвеев не наркоторговец, а жертва репрессий против правозащитников. Это важно, даже несмотря на то, что Денис все еще за решеткой. Для юристов решение по делу Дениса Матвеева значимо потому, что оно прекрасно демонстрирует единство принципиального подхода Европейского суда и ООН к вопросу о полицейских провокациях. Для правозащитников в широком смысле дело Дениса Матвеева – еще одно доказательство тому, что сдаваться никогда не нужно. Даже если ведущие эксперты махнули на Вас рукой со словами «мало дали», верьте в себя и тех, кто Вас поддерживает»[1]. По УПК РФ, решение ЕСПЧ по делу является вновь открывшимся обстоятельством, которое может выступать основанием пересмотра дела. По своей сути Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям является аналогичным ЕСПЧ международным механизмом мониторинга соблюдения международного договора РФ о правах человека, аналогичных правам, которые гарантирует Европейская Конвенция. Европейский суд признает Рабочую группу в качестве эффективного международного механизма защиты права. В феврале 2014 года Денис Матвеев обратился в Верховный суд РФ с заявлением о необходимости  инициировать пересмотр дела по аналогии с делами, по которым выносит решение ЕСПЧ.

27 марта 2014 года судья Верховного суда РФ Кондратов П.Е. принял решение о возвращении заявления Дениса без рассмотрения. В обосновании такого решения указывалось на то, что мнение Рабочей группы по произвольным задержаниям ООН не предусмотрено в статье 413 УПК РФ в качестве основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

26 сентября 2014 года Денис Матвеев направил вторую жалобу в ЕСПЧ в связи с нарушением РФ в отношении него статей 6 и 13 Европейской Конвенции по правам человека. Кратко суть жалобы такова: Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям установила, что в отношении Матвеева нарушено право на справедливое судебное разбирательство — ст. 6 Европейской Конвенции. Позиция Европейского суда такова: если заявитель может предъявить Правительству разумные доказательства нарушения его права на справедливое судебное разбирательство, Правительство обязано предоставить ему возможность рассмотрения его дела в национальном суде. Матвеев предъявил решение Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям, которая указывала, что в его деле было нарушено право на справедливое судебное разбирательство. Однако суд отказал в пересмотре его дела, тем самым нарушив его право на эффективную защиту права — ст. 13 Европейской Конвенции.

Также 1 октября 2014г. Денис Матвеев направил в Конституционный суд РФ жалобу о нарушении прав, предусмотренных ст. 46 Конституции РФ, положениями ст. 413 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Основанием к рассмотрению настоящей жалобы в Конституционном суде РФ является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации статья 413 УПК РФ, применение которой Верховным судом РФ в отношении Дениса Матвеева нарушает его конституционное право на судебную защиту его прав и свобод. Применение Мнения Рабочей группы в качестве нового обстоятельства для возобновления производства по делу Матвеева предоставило бы возможность для исправления судебной ошибки и восстановления его прав, которые Рабочая группа признала нарушенными. Отказывая в возобновлении уголовного дела ввиду новых обстоятельств в связи с обращением Дениса, Верховный суд лишил его возможности судебной проверки и исправления судебной ошибки, которая, возможно, была допущена нижестоящими судами при производстве по делу. Такое применение Верховным судом положений статьи 413 УПК РФ является нарушением прав Матвеева, которые предусмотрены ст. 46 Конституции РФ.

ж

От автора

Мне очень сложно было писать этот текст, потому что, к сожалению, мне не выпало чести быть лично знакомой с Денисом Матвеевым – на момент моего проживания в Набережных Челнах он уже более двух лет отбывал наказание. До этого я писала либо истории из своей жизни, либо истории знакомых и близких мне по духу людей. С другой же стороны, когда я познакомилась со всеми документами по его делу, я поняла, что не написать о нём просто нельзя, так как за свою правозащитную деятельность он пострадал от российской «системы» намного больше, чем я, и при этом он защищал не свои права, а права абсолютно чужих ему людей! Думаю, можно с уверенностью сказать, что дело Дениса Матвеева – это даже не столько дело о наркотиках, сколько наглядный пример расправы с правозащитником за его деятельность. А ещё в процессе ознакомления с документами и написания статьи мне стало страшно, потому что невольно мысленно проводила параллель со своей собственной судьбой и всем, что со мной произошло после подачи жалобы в ЕСПЧ против РФ. Страшно потому, что реально осознала свою уязвимость и беззащитность, наученная горьким опытом подброса метадона в аэропорту и недавним незаконным задержанием, — страшно, что после 7,5 лет на свободе я в любой момент могу вновь оказаться за решёткой не потому, что виновна, а потому, что неугодна российской «системе». Ведь по делу Дениса со стороны его друзей и представителей было предпринято очень много попыток восстановить справедливость, и даже Рабочая Группа ООН признала его невиновным, только почему-то «воз и ныне там», хотя в товарищах согласие есть, в отличие от героев басни Крылова.  И я даже не удивлюсь, если в каком-нибудь нанадцатом году после рассмотрения  жалобы Матвеева в ЕСПЧ и Конституционном суде РФ в нашей правоохранительной и уголовно-процессуальной системе произойдут какие-то позитивные изменения, только это всё очень глобально. А вот одному – единственному человеку, ради которого это всё делалось, помочь, увы, так и не удалось: уже через полгода Денис Матвеев выйдет на свободу с чистой совестью, отсидев свой срок «от звонка до звонка»….

P.S.

16 января, уже после публикации этой статьи, ФАР получил уведомление о том, что ЕСПЧ зарегистрировал жалобу Дениса Матвеева. Это уже сама по себе очень хорошая новость, так как большинство жалоб сейчас отвергаются еще до регистрации, и заявители получают письма о том, что жалоба заведомо неприемлема. Фильтрационная секция работает хорошо. Это дело обещает стать стратегическим, так как даже если ЕСПЧ не вынесет Постановление, а ограничится решением о приемлемости, то будет дана оценка тому, насколько правомерны действия государств, которые, как в случае с Матвеевым, ратифицировали международные договоры о правах человека, однако не исполняют решения органов, которые созданы для мониторинга соблюдения этих международных договоров. В связи с большой серьезностью вопроса и неоднозначностью отношения к нему со стороны государства Совета Европы, у жалобы Матвеева были большие шансы на непринятие еще до регистрации. Так что факт регистрации можно отпраздновать.

[1] http://rylkov-fond.org/blog/novosti/matveev/




Category Categories: Дело Дениса Матвеева, Ирина Теплинская | Tag Tags: , , , , | Comments

  • Nelson Mandela

    Я Не Правозащитник . Я пока только учусь )) В одиночку мне труднее отстаивать свою Свободу . Хоть и пишу из м.л.с. , я сейчас о другой Свободе… Я о том , что также верю , что году так в 45-ом , меня смогут признать тоже пострадавшим от репрессий )) Случай , о котором пишут , не уникальный , к сожалению… Наркополитика в стране напоминает геноцид. Хорошо , что понимают это и в ЕСПЧ , это очень вдохновляет ! У нас в деле всё абсурдней , на досуге расскажу . Может кто-то и поможет составить жалобу в ВС…
    P.S. : я знаю , что не оправдают , я за идею , за мечту )) Free Dope — New Hoope ! :-)


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


«Наркоучет» – как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось…
Февраль 26th, 2017

Ирина Теплинская - о наркоучете, личном опыте и его последствиях

КРИВОсудие против ПРАВОзащитника в России: история Дениса Матвеева
Январь 15th, 2015

Продолжая цикл историй о том, как российское кривосудие перемалывает в своих жерновах судьбы наркозависимых, посмевших защищать свои права, нельзя не вспомнить о деле Дениса Матвеева из Набережных Челнов, о котором в последнее время незаслуженно забыли. Между тем дело Дениса является особенно показательным в этом отношении, так как наглядно демонстрирует несовершенство российской правоохранительной системы и свидетельствует о том, что в России быть правозащитником не просто хлопотно, но и, в буквальном смысле слова, опасно!

Наркотики как инструмент репрессий
Октябрь 14th, 2011

18 августа 2011 года я возвращалась из Украины, где проходила трехмесячную реабилитацию от наркозависимости, потому что в России подобные качественные услуги бесплатно не предоставляются. При прохождении зоны таможенного контроля в калининградском аэропорту Храброво я была остановлена — якобы из-за того, что на меня по-особенному отреагировала служебная собака. Когда трехчасовой обыск моих вещей ничего не дал, […]







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.