Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Три наркозависимых человека против системы за защиту своих прав

Британская The Guardian опубликовала статью о трех российских гражданах, обратившихся в Европейский суд по правам человека по вопросу о доступе к заместительной терапии в РФ.

Приводим близкий к тексту неофициальный перевод материала с дополнительными комментариями. Оригинальный текст доступен по ссылке.

Автор текста для The Guardian – журналист Наоми Ларсcон.

Власти России известны своим жестким отношением к вопросу контроля за оборотом наркотиков. Опиоидная заместительная терапия (ОЗТ) находится в РФ под законодательным запретом. Единственное возможное лечение для людей, живущих с зависимостью от наркотиков, — пройти лечение с немедленным отказом от наркотиков. С точки зрения трех представителей сообщества людей, употребляющих наркотики, которые в течение многих лет пытались преодолеть свою зависимость и, к сожалению, приобрели несколько угрожающих жизни хронических заболеваний, подобный законодательный запрет является грубым нарушением прав человека. По этой причине они решили защищать свои права в суде.

ОЗТ с применением метадона и бупренорфина широко используется для лечения людей, страдающих от героиновой зависимости в Великобритании. Этот вид лечения также рассматривается международным сообществом как один из наиболее эффективных методов лечения зависимости от опиоидов. Несмотря на это в России данный вид лечения запрещен законом.

Российские активисты Алексей Курманаевский, Ирина Абдюшева (Теплинская) и Иван Аношкин на протяжении многих лет безуспешно пытались использовать доступные в РФ методы для лечения своей наркозависимости. За это время они, к сожалению, приобрели ВИЧ-инфекцию (по оценкам ООН около половины новых случаев в РФ в 2015 году могут быть связаны с инъекционным потреблением наркотиков). По их мнению отказ в доступе ОЗТ является нарушением международных договоров о правах человека, включая в частности запрет на жестокое обрещение и дискриминацию.

Пытаясь получить доступ к этому потенциально жизненно-важному методу лечения, Курманаевский, Теплинская и Аношкин вначале обращались в различные судебные инстанции Российской Федерации. Однако эти обращения не привели к восстановлению их нарушеных прав. После четырех лет тяжб в российских судах и сбора всех необходимых доказательств, Курманаевский, Теплинская и Аношкин обратились в Европейский суд по правам человека в Страсбурге, требуя признать законодательный запрет ОЗТ в России противоречащим ст. 3, 8 и 14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Михаил Голиченко представляет интересы Ирины Теплинской и Ивана Аношкина. По словам Голиченко: «Обращение в Европейский суд касается не только необоснованных ограничений прав человека со стороны государства. Оно также касается отсутствия взаимосвязи насаждаемых государством ценностей с реальной жизнью. Сама по себе борьба за права человека является важной составляющей процесса лечения наркозависимости, так как многие люди начинают употреблять наркотики потому, что они не чувствуют себя частью общества, особенно в таких странах, как Россия.”

В случае успеха заявителей Постановление Европейского суда по их делу будет первым обязательным для исполнения государством решением международного суда, которым права потребителей наркотиков будут поставлены под защиту.

Алексей Курманаевский

alex

Алексей Курманаевский – социальный работник и общественный активист. Впервые начал употреблять наркотики в подростковом возрасте и за последние 20 лет 19 раз безуспешно пытался пройти лечение методами, доступными в России. Алексей открыто живет с ВИЧ-инфекцией и гепатитом С.

Алексей: Я рассматриваю ОЗТ в контексте прав человека, потому что это касается основного права человека – права на жизнь, включая право на доступ к услугам здравоохранения в безопасной среде. Когда я обратился в суд с требоваем о доступе к ОЗТ и когда мое требование было отвергнуто, я впервые понял, что попытка изменить запрет на ОЗТ в РФ касается не только непосредственно доступа к эффективному методу лечения наркомании. Речь также идет об изменении общего подхода к работе с наркотиками, а также к профилактике ВИЧ-инфекции.

Я наблюдал ограничения прав человека под иллюзорным предлогом достижения мира, свободного от наркотиков.

Мое решение открыто рассказывать об обращении в Еропейский суд принесло определенные негативные результаты – я был уволен с работы. Несмотря на это мое решение осознанно и оно связано с желанием, чтобы обращение в Европейский суд несло определенную образовательную функцию для общества. Многие в России совершенно ничего не знают о наркозависимости, но в определенной степени недостаток социальной защиты выступает одним из факторов, благодаря которому люди начинают употреблять наркотики. Другой причиной на мой взгляд выступает репрессивная политика против тех, кто экспериментирует с наркотиками, но еще не приобрел зависимости от наркотиков. Благодаря этой политике многие люди «застревают» в наркопотреблении. Когда человека задерживают за наркотики, либо человек попадает в поле зрения государства за наркотики иными способами, часто человеку не помогают выбраться из поля наркопотребления, а наоборот цементируют его там путем необоснованных репрессий. То есть существует механизм репрессий, а помощи практически нет. Это основная причина роста числа потребителей наркотиков.

Ирина Абдюшева (Теплинская)

3536485_9944713

Ирина Теплинская — активист. Она употребляла наркотики более 30 лет и пыталась лечиться всеми доступными в РФ методами. В настоящее время Ирина проходит реабилитацию в христианском реабилитационном центре. Ирина живет с ВИЧ-инфекцией и гепатитом С.

Ирина: Я провела 16 лет в местах лишения свободы — за преступления, связанные с наркотиками — и пыталась около 20 раз бросить употребять наркотики самостоятельно. Я была настолько истощена и мое здоровье настолько подорвано, что мне была нужна значительная поддержка. Мой жизненный опыт в тот момент показал, что ни лечение наркомании, ни помещение в места лишения свободы не помогли мне бросить наркотики. Поэтому я обратилась со своим делом в Страсбургский суд.

Если бы ЗТ была в РФ, мне, возможно, не нужно было бы проходить через 30 лет ужаса, боли и страданий, связанных с местами лишения свободы и несколькими моими хроническими заболеваниями. ЗТ могло бы быть частью реабилитационного процесса — она помогает стабилизации человека, возвращению его в общество, в трудоустройстве, в восстановлении семейных связей и общественных ценностей.

Я провела два года на ЗТ в Украине 5 лет назад и это помогло мне в какой-то степени стабилизироваться и обдумать свою жизнь. Сейчас я в христианской реабилитации, где я обрела свой пут к Богу, но человек всегда может вернуться к употреблению, каким бы сильным он не был…

Иван Аношкин.

anoshkinv

Иван Аношкин – социальный работник и активист. Впервые попробовал наркотики в подростковом возрасте, живет с ВИЧ-инфекцией и гепатитом С. Иван неоднократно пытался лечится в государственных и частных программах в РФ, но без успеха. Несколько раз в ходе лечения подвергался жестокому обращению со стороны медицинских работников.

Иван: я боялся публичной огласки в связи с моим обращением в Европейский суд. Во то время все, что я видел в плане отношения ко мне со стороны общества — это многочисленные наказания, лишения свободы, жестокие методы лечения. Со мной обращались не как с человеком.

Думаю потому, что я тогда находился на грани жизни и смерти, а умереть я хотел с достоинством, то мне было важно бороться за доступ к медицинской помощи. В настоящее время я аутрич-работник, помогаю людям, употребляющим наркотики. Я вижу как многие люди умирают, находясь в таком же состоянии, в каком был я несколько лет назад. Я вижу, что этим людям нужен доступ к ОЗТ и другой помощи. Я надеюсь, что мы выиграем наши дела в Европейском суде и этом поможет обеспечить в России доступ к жизненно важным медицинским услугам для людей, употребляющих наркотики. Я хочу помочь в сохранении жизней людей. ОЗТ и гуманное обращение с людьми, употребляющими наркотики, должны стать частью реальной жизни в России.

***********************************************************************

Комментарий Ирины Теплинской

Содержание статьи для большинства из читателей не было новостью, потому что наше дело в ЕСПЧ находится в производстве уже шестой год. Но, поскольку автор статьи из нашего интервью, длившегося более часа, взяла лишь информацию, соответствующую ее тематике, то я хочу дополнить русскоязычный текст статьи подробностями, которые в английскую версию не вошли.

Чуть больше года назад я попала в христианский реабилитационный центр, где прошла шестимесячную  реабилитацию, а затем ещё полгода училась в библейской школе. На сегодняшний день я более года свободна абсолютно от всех зависимостей — от наркомании, алкоголя и табакокурения: то, что за 35 лет употребления и 16 лет тюремных заключений не удалось сделать врачам и уголовно — исправительной системе, Бог сделал за первый месяц моей реабилитации! Я подписываюсь под каждым словом в статье Гардиан, потому что до сентября 2015 года я именно так жила и мыслила. Это был мой долгий путь к Богу, и я благодарна Ему за этот путь — за все тяготы, лишения, страдания, болезни, неоднократные умирания, — за всё, что приближало меня к Нему. Потому что сложись моя жизнь иначе, более успешно и благополучно, у меня не возникло бы нужды примириться с моим Творцом и Создателем, — успешным Бог чаще всего не нужен. Но поломанное, искалеченное и израненное творение с идеальной точностью может починить только Творец! Я благодарна Богу за каждого человека, которого Он посылал в моей жизни, — за друзей, которые несли мои немощи в слабостях, и за врагов, которые делали меня сильнее. На сегодняшний день я абсолютно свободна и не нуждаюсь ни в ЗПТ, ни в любых других веществах, изменяющих сознание, и единственная зависимость, которую я имею и мечтаю сохранить до конца моей земной жизни — это зависимость от Бога, от Его воли и желаний. Как и сказано в статье, на определенном этапе жизни ЗПТ мне очень помогла, поэтому я не буду утверждать, что она не эффективна. Но она не дает настоящей свободы, которую дает Бог! Я не знаю, как сложится моя дальнейшая жизнь — никто не застрахован от падений. Но теперь я точно знаю, что выход есть, и он не в веществах, а в Иисусе Христе. И сегодня я мечтаю лишь об одном: не просто помогать людям в любой сфере, где Бог захочет меня употреблять, а как можно больше людей привести ко спасению. Чтобы они не попали после смерти «во внешнюю тьму, где плач и скрежет зубов», как написано в Библии, а наследовали вечную жизнь в Царствии Небесном!

*******************************************************************

Комментарий Михаила Голиченко.

Дело ожидает своего рассмотрения шестой год. Сейчас пройдены все этапы перед слушаниями. Есть надежда, что после Постановления Веннер против Германии, процесс ускорится и дело будет рассмотрено до конца 2017 года. Жизнь заявителей за 6 лет неоднократно менялась. Наиболее ярко об этом на примере Ирины Теплинской в коротком видео (см. ниже), где на третьей минуте – хороший рассказ о ее трудном пути к Богу и абстиненции даже при высокой мотивации.

Сейчас каждый из заявителей находится в состоянии ремиссии, что не может не радовать. Сам по себе этот факт не должен оказать влияния на позицию ЕСПЧ. В деле Веннер против Германии заявитель также в момент обращения в ЕСПЧ и в момент рассмотрения ЕСПЧ дела находился в состоянии ремиссии. Приняв во внимание более чем 30 летнюю жизнь заявителя с зависимостью от опиоидов, ЕСПЧ со ссылкой на документы в деле отметил: «…невозможно ожидать с достаточной определенностью, что заявитель [Веннер] может быть полностью излечен от наркозависимости или может избегать в течение значительного времени возвращения к употреблению наркотиков» (параграф 71 Постановление Веннер против Германии). Аналогичное утверждение справедливо для большинства людей, живущих с зависимостью от наркотиков. Ремиссии не благодаря, а вопреки действиям государства не могут служить оправданием полного запрета в доступе к научно обоснованному методу лечения.




Category Categories: Два дела Ивана Аношкина, Дело Алексея Курманаевского, Дело Ирины Теплинской | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Неугодные жалобы в ЕСПЧ
Октябрь 27th, 2014

В связи с оказываемым правоохранительными органами прессингом на граждан РФ, подавших в ЕСПЧ жалобы на отказ РФ в предоставлении им заместительной терапии, Европейский суд задал властям России дополнительные вопросы о соблюдении ст. 34 Европейской Конвенции, которая требует, чтобы власти не создавали препятствий своим гражданам при обращениях в ЕСПЧ.

Почему постановление ЕСПЧ по делу «Веннер против Германии» может способствовать обеспечению доступа к ОЗТ в РФ
Сентябрь 6th, 2016

Напомним, что своей очереди на рассмотрение в ЕСПЧ ожидают три дела о доступе граждан РФ к ОЗТ (объединенное дело Курманаевский и др. против России).

Религиозная реабилитация vs заместительная терапия в РФ — что решит ЕСПЧ?
Февраль 23rd, 2016

В октябре 2015 - январе 2016 Европейский суд по правам человека получил последние документы по делу Курманаевский, Абдюшева и Аношкин против России. Теперь и заявители и власти РФ ожидают от ЕСПЧ назначения даты рассмотрения дела.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.