Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Почему постановление ЕСПЧ по делу «Веннер против Германии» может способствовать обеспечению доступа к ОЗТ в РФ

Текст: Михаил Голиченко

1 сентярбя 2016 года ЕСПЧ принял Постановление по вопросу о доступе к заместительной терапии в местах лишения свободы в Германии. В деле Веннер против Германии ЕСПЧ признал власти Германии ответствеными за нарушение права на свободу от жестокого обращения (ст. 3 Европейской Конвенции) в отношении заключенного, который  является человеком, живущим с наркозависимостю с 1973 года. Он также живет с гепатитом С и ВИЧ-инфекцией. Многочисленные попытки абстинентного лечения не принесли положителных результатов. С 1991 по 2008 Веннер получал заместительную терапию, а затем, после ареста, ему было отказано в доступе к заместительной терапии. Тюремный доктор не рекомендовал ОЗТ для Веннера, а шанс получить мнение независимого доктора власти Веннеру не предоставили. Власти Германии настаивали на том, что ОЗТ Веннеру в местах лишения свободы была не нужна и даже опасна. Суды в Германии встали на сторону органов власти.

Решение по делу Веннера актуально для РФ, так как своей очереди на рассмотрение в ЕСПЧ ожидают три дела о доступе граждан РФ к ОЗТ (объединенное дело Курманаевский и др. против России). Напомним, что по делу Курманевский и др. против РФ пройдены все этапы коммуникации и сейчас дело ожидает рассмотрения.

В частности, принципиально важны следующие пункты мотивировочной части Постановления ЕСПЧ по делу Веннера, которые хотя и не имеют силу прецедента, но так или иначе отражают отношение ЕСПЧ к вопросу о доступе к ОЗТ.

1. С одной стороны, ЕСПЧ признал наличие на стороне властей свободы усмотрения в вопросах выбора различных методов лечения того или иного состояния здоровья. Принципиально свобода усмотрения государств распространяется и на решение властей в выборе между абстинентным лечением и ОЗТ, включая принятие общих нормативных актов по данному вопросу, если государство обеспечивает при этом соблюдение стандартов Европейской Конвенции в обеспечения доступа к лечению для заключенных. Суд в данном деле не счел нужным рассматривать вопрос о том, была ли нужна Веннеру ОЗТ. Суд сосредоточился на вопросе о том, были ли обеспечены властями адекватные условия оценки состояния здоровья Веннера, а также было ли обеспечено Веннеру комплексное и адекватное лечение и уход после адекватной оценки состояния его здоровья.

Данные пункты скорее служат в пользу позиции заявителей по делу Курманаевский и др. против РФ. В частности, суд указал, что при выборе между абстинентным лечением и ОЗТ власти не имеют безграничной свободы усмотрения, а обязаны при этом соблюдать стандарты Европейской Конвенции. Вместе с тем в деле Веннера речь идет о стандартах Конвенции в отношении заключенных, что существенно отличает дело Веннера от дела Курманаевский и др. Пункты об отсутствие условий оценки состояния здоровья Веннера также скорее служат укреплению позиции по делу Курманаевский и др, так как в условиях полного запрета ОЗТ нельзя признать, что власти РФ обеспечивают возможность назначения адекватной оценки состояния здоровья наркозависимых граждан РФ и возможности назначения им адекватного лечения.

2. В контексте дела Веннера суд отметил, что имеются несколько значительных показателей в пользу того, что ОЗТ могла рассматриваться в качестве необходимой медицинской меры, исходя из состояния здоровья Веннера. Веннер долгое время страдал опийной зависимостью. Все его попытки преодолеть зависимость, включая 5 попыток пройти реабилитацию, были безуспешными. Также заявитель испытывал хронические боли, связанные с его долговременным употреблением наркотиков и другими заболеваниями. Перед арестом Веннер был пациентом ОЗТ в течение 17 лет. Суд сослался на медицинские протоколы, в соответствие с которыми ОЗТ рассматривается научно проверенной терапией при явной опийной зависимости.

Данный пункт очевидно служит укреплению позиции заявителей по делу Курманаевский и др. против РФ, так как все три заявителя в деле Курманаевский и др. как и Веннер долгое время страдают зависимостью от опиоидов, имеют многочисленные попытки безуспешной реабилитации, страдают другими хроническими заболеваниями. В деле Курманаевский и др. имеются заключения комиссий врачей-психиатров о том, что ОЗТ пошла бы им на пользу. При этом Ирина Теплинская 18 месяцев была пациентом ОЗТ в Украине, что оказало положительное влияние на состояние ее психического и физического здоровья.

3. Суд отметил, что ОЗТ применяется в 41 из 47 государств-членов Совета Европы, включая 30 стран, где ОЗТ применялась в местах лишения свободы. Суд отметил, что Веннер получал ориентированное на абстинентность лечение в течение нескольких лет, и это лечение не принесло положительных результатов. В этих условиях власти имели особую обязанность подвергнуть тщательной проверке решение о назначение этого лечения с точки зрения его адекватности.

Этот пункт служит для подкрепления позиции по делу Курманаевский и др., так как позиция завителей по данному делу частично обосновывается ссылкой на факт европейского консенсуса по вопросу об ОЗТ.

4. Власти ссылались на то, что после 7 месяцев, проведенных в СИЗО в состоянии абстиненции, Веннер больше не нуждается в ОЗТ. На это суд возразил, что прерывание лечения в связи с арестом не может быть основанием для дальнейшего отказа в доступе лечению, которое может принести терапевтические результаты. Более того, по мнению суда, принимая во внимание факт, что абстинентное лечение не эффективно для Веннера, власти были обязаны рассмотреть возможности доступа к другому виду лечения.

Данный пункт таже укрепляет позицию заявителей по делу Курманаевского и др., так как власти РФ по данному делу также как и власти Германии ссылаются на факт, что некоторые заявители находятся в состоянии абстиненции. Очевидно, что данная абстиненция, как и в деле Веннера  является следствием давления со стороны государства и неясно сколько она продлится. Также как и в деле Веннера, по делу Курманаевского и др. имеются заключения врачей-психиатров о том, что абстинентное лечения для них доказало свою неэффективности и скорее не принесет результатов.

5. Суд также отметил озабоченность властей проблемами безопасности в местах лишения свободы. Однако власти не предоставили убедительных доказательств для такой позиции. В противовес, суд отметил, что доступ к ОЗТ снижает риск распространения в местах лишения свободы таких инфекционных заболеваний, как гепатит С и ВИЧ-инфекция, а также позволяет уменьшить незаконное распространение и неконтролируемое употребление наркотиков в местах лишения свободы.

Очевидно, что данный пункт укрепляет позицию заявителей по делу Курманаевский и др. В данном деле, как и в деле Веннера, власти РФ ссылаются на вопросы безопасности. При этом в обоих случах заявители предоставили убедительные доказательства, что именно непредставление ОЗТ является угрозой безопасности, в том числе из-за распространения инфекционных заболевания. Угрозу ухода препаратов ОЗТ на черный рынок можно решить путем установления соответствующих норм и правил нормативного регулирования назначения, распределния и контроля ОЗТ.

6. Суд отметил, что синдром отмены при употреблении опиоидов (при отмене заместительной терапии) сам по себе может причинить серьезные физические страдания и психический стресс, если речь идет о лице, которое страдает установленной долговременной зависимостью от опиоидов. Эти страдания и стресс могут достигать порога применения статьи 3 Конвенции.Суд посчитал установленным, что отказ в предоставлении доступа к ОЗТ, несмотря на его явную установленную зависимость от опиоидов, причинил Веннеру значительные и продолжительные психические страдания в течение длителного времени.

Данный пункт, очевидно, способствует укреплению позиции заявителей по делу Курманаевский и др. и позволяет рассчитывать на то, что Суд рассмотрит данное дело в свете ст. 3 (право за защиту от жестокого обращения), а не только ст. 8 (право на частную жизнь).

7. По мнению Суда заявитель также привел разумные аргументы о том, что ухудшение его и без того плохого состояния здоровья, включая хронические боли, наряду с синдромом отмены героина, снизили его возможность участвовать в общественной жизни. Также при разрешении дела в свете обстоятельств по вопросу об ОЗТ, Суд принял во внимание, что Веннер много лет страдал наркозависимостью без каких-либо реалистичных надежд преодоления зависимости.

Данный пункт служит укреплению аргументов заявителей по делу Курманаевский и др., в части нарушения права на частную жизнь.

Таким образом, Постановление ЕСПЧ по делу Веннер против Германии является скорее хорошей новостью для заявителей по делу Курманаевский и др. против РФ, так как служит укреплению их позиции и дает надежду на то, что ЕСПЧ вынесет положительно Постановление и по их делу.




Category Categories: Два дела Ивана Аношкина, Дело Ирины Теплинской, Михаил Голиченко | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Отменен ли приоритет международного права в РФ?
Январь 5th, 2016

15 декабря 2015 года начали действовать изменения в Федеральный Закон о Конституционном суде, в соответствие с которыми Конституционный суд может рассматривать вопрос о соответствии решений Европейского суда и других международных органов по защите прав человека Конституции РФ. Данное событие получило широкое освещение в прессе, включая заявления о том, что Россия отменила приоритет международного права. Что же произошло на самом деле?

Кратко о результатах перезапуска принудительного лечения в РФ.
Март 25th, 2017

Cт. 6.9.1 КоАП РФ необходимо отменить, как норму, подрывающую основы медицинского подхода к проблеме лечения наркомании. Необходимо принять срочные меры к внедрению международного опыта по лечению и сопровождению людей, употребляющих наркотики, с вредными последствиями.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.