Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Фонд имени Андрея Рылькова остался иностранным агентом

far

Текст: Максим Литаврин

5 декабря Фонду имени Андрея Рылькова не удалось оспорить в суде статус иностранного агента. Представитель Министерства юстиции, выступавшая ответчиком, рассказала, что в сфере профилактики распространения ВИЧ необходим «особый контроль» и пригрозила фонду уголовной ответственностью.

Фонд, чья деятельность задекларирована как «содействие защите здоровья и социальной справедливости», попал в реестр иностранных агентов 29 июня после проверки управления Минюста по Москве. Кроме того, проверяющие возбудили дело об административном правонарушении: за то, что организация не назвала себя иностранным агентом, ей грозил штраф до полумиллиона рублей. Решением Хорошевского районного суда Москвы дело было прекращено: фонду удалось доказать, что проверка была проведена незаконно.

В сегодняшнем исковом заявлении представители фонда опирались на тот же довод: «Так как между проверками не прошел законный срок в три года, это делает последнюю проверку, и, соответственно, выводы ее акта, незаконными. Это признано Хорошевским районным судом и подтверждено Московским городским, — пояснил юрист Максим Оленичев, представляющий интересы фонда. — Наш иск заключается в том, чтобы признать незаконным распоряжение Минюста о включении фонда в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, и обязать их отменить это распоряжение».

Защитник Фонда имени Рылькова подчеркнул, что НКО занимается профилактикой распространения ВИЧ, а это не может считаться политической деятельностью. Кроме того, по его словам при проверке были допущены и другие нарушения: например, не уведомили о своем визите в отведенное время и так и не предоставили итоговый акт.

От министерства юстиции в Гагаринский районный суд пришли два ответчика — от центрального аппарата и от управления по Москве. Представитель столичного управления сходу заявила, что акт проверки фонд получал, но, видимо, потерял, а уведомление о предстоящей инспекции было отправлено вовремя, но задержалось на почте на десять дней «по независящим от министерства причинам». Также она отметила, что план проверки был утвержден прокуратурой и пояснила точку зрения министерства по предыдущим судебным решениям:

— К сожалению, уважаемый представитель фонда ввел вас (судью. — Открытая Россия) в заблуждение, указав, что судами установлено, что политической деятельности у фонда нет. Вывод о том, что НКО выполняет функции иностранного агента, прямо указан в постановлении Московского городского суда.
— Постановления еще нет на сайте. Откуда вы знаете, что там? — удивился Оленичев
— Ну, а у меня есть. За сайт Мосгорсуда я отвечать не готова.

Юрист фонда ознакомился с таинственным постановлением и пояснил суду, что в начале документа судья не фиксирует факт политической деятельности фонда, а всего лишь переписывает протокол об административном правонарушении.

Представитель центрального аппарата Минюста выступила более эмоционально. Комментируя решения судов, вставших на сторону фонда в административном деле, она объяснила: в конкретном случае НКО восстановила свои права, но это не может быть основанием для ее исключения из реестра.

— Законом не установлена процедура по внесению таких организаций в реестр. То есть, Минюст не связан проведением плановых или внеплановых проверок. В случае установления фактов получения иностранного финансирования и осуществления политической деятельности, НКО включается в реестр — не только на основании проверки.

Как объяснила представитель, за фондом следили уже давно: Главное управление Минюста изучило финансовые отчеты в апреле и обнаружило в них иностранное финансирование. Проведенный чуть позже анализ показал, что НКО занимается политической деятельностью; проверка территориального органа по Москве лишь подтвердила эту версию.

— Что касается иностранного финансирования, то оно обширное. В том числе и от организаций, признанных нежелательными на территории РФ — например, OSI Foundation — после упоминания этого фонда представитель начала входить в раж — Политическая деятельность организации о-о-очень многогранна и обширна. Они проводили акции, которые призывали к изменению законодательства в сфере оборота наркотиков. Обширнейшая критика государственной власти! Обращение к премьер-министру Российской Федерации! Они призывают к введению заместительной терапии, которая, согласно законодательству РФ, запрещена, комментируют законопроекты и различные органы власти — прежде всего, ФСКН, называя его репрессивным органом.

В качестве доказательств в возражениях по иску от ведомства были распечатаны скриншоты статей на сайте фонда.

Ответчик также заявила, что в деятельности ФАР прослеживается злостное уклонение от включения в реестр иностранных агентов, а попытка оспорить это в суде — это «злоупотребление своими правами с противоправной целью, которое запрещено законом.»

piketperedoz

Наша «политическая деятельность»

— Организация занимается политической деятельностью, получает иностранные деньги, и не подает заявку на реестр, пытаясь с помощью процессуальных оснований признать решение Минюста незаконным. Мы считаем, что в действиях организации усматриваются признаки преступления и просим суд обратить на это внимание, а в иске отказать.

Когда судья попыталась выяснить процент иностранного финансирования, ответчики слегка замялись:

— Ну… Российское мы даже не рассматривали. В том, что НКО получает финансирование от нежелательной организации, есть определенный контекст… Они также предлагают внести в перечень лиц, подверженных амнистии, людей, которые ВИЧ-зависимы (дословная цитата — Открытая Россия)… Это очень непростая сфера, здесь должен быть особый контроль.

— OSI Foundation на территории какого государства осуществляет деятельность? — спросила судья.

— Это… Австрия, Австрийская республика — представитель Московского отделения пробежала глазами по документам
— Это американская организация! — немедленно отозвалась ее федеральная коллега.
— Ну вот смотри, тут в документах…
— Да они там почти все американские!

Отвечая на вопросы Оленичева, представители Минюста пояснили: они еще не обращались по поводу фонда в правоохранительные органы, но «в случае продолжения деятельности в таком ключе» могут и обратиться: вся деятельность, указанная в акте — политическая, а доказывать, что фонд получил-таки их извещение, они не обязаны.

После кратких прений суд отказал НКО в удовлетворении исковых требований, оставив Фонду имени Андрея Рылькова статус иностранного агента. Фонд при содействии Макса Оленичева и Клуба Юристов НКО планирует обжаловать решение в Мосгорсуде.

Источник: openrussia.org




Category Categories: Признание ФАР иностранным агентом | Tag Tags: , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Фонд имени Андрея Рылькова остался иностранным агентом
Декабрь 6th, 2016

Суд не стал обязывать Минюст исключать НКО из реестра

Суд над Фондом Андрея Рылькова, не записавшимся в «иностранные агенты», пройдет 30 августа
Август 27th, 2016

ФАР, отрицающий свою принадлежность к иностранным агентам, продолжит судиться по этому поводу 30 августа.

Что такое политическая деятельность и как закончился суд над Фондом Андрея Рылькова
Сентябрь 1st, 2016

30 августа Хорошевский суд Москвы постановил прекратить дело в отношении Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова за отсутствием состава преступления.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.