Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Письмо министру здравоохранения РФ

Министру здравоохранения

Российской Федерации

Голиковой Т.

От Саранг Анны Васильевны,

Фонд защиты здоровья и социальной

справедливости им. Андрея Рылькова

Уважаемая Татьяна Алексеевна,

Мы, Фонд им. Андрея Рылькова, а также организации Шанс-плюс и Урал-Позитив, обеспокоены ситуацией в Свердловской области, возникшей в системе оказания помощи пациентам с тройным диагнозом ВИЧ, туберкулеза и наркозависимости.

По информации, полученной нашими организациями, в г. Екатеринбурге сложилась катастрофическая ситуация с организацией профилактики и лечения туберкулеза среди пациентов с ВИЧ:

  • В течение 4-х лет существовала  налаженная система оказания медицинской помощи ВИЧ-инфицированным больным с подозрением на туберкулез. В марте 2010 года эта система была разрушена в связи с реорганизацией противотуберкулезной службы. Люди с ВИЧ лишились возможности быстро, бесплатно, при условии сохранения конфиденциальности своего ВИЧ-статуса пройти обследование на туберкулез, чтобы вовремя выявить заболевание и начать лечение.
  • В противотуберкулезном стационаре (г. Екатеринбург, на ул. Камская, 37) отсутствуют реанимационные палаты, уход для лежачих больных
  • С 2010 года значительно ухудшилось питание, предоставляемое пациентам.
  • Существует острая нехватка мест в противотуберкулезных стационарах. По области не хватает от 30 до 60 коек.
  • Людям с ВИЧ-инфекцией и туберкулезом не предоставляются препараты для лечения множественно лекарственно-устойчивого туберкулеза.
  • В стационаре также не предоставляются никакие другие поддерживающие препараты, например, гепатопротекторы для людей с ослабленными функциями печени (у многих людей с диагнозом туберкулез и ВИЧ также есть гепатит С, повреждена печень).
  • Проблема лечения туберкулеза особенно актуальна для пациентов с наркозависимостью, большинство из которых также являются ВИЧ-инфицированными. Такие пациенты поступают в стационары в состоянии острого синдрома отмены — получить стационарное наркологическое лечение или реабилитацию они не могут в силу наличия туберкулеза, а в противотуберкулезных учреждениях наркологическая помощь им не оказывается, в частности не используется существующая в рамках стандартов наркологического лечения в России возможность назначения трамадола, рекомендованного для амбулаторного лечения людей с опиоидной зависимостью. В связи с этим, большинство пациентов, в тяжелом состоянии, даже с открытыми формами туберкулеза, вынуждены ежедневно покидать стационар, для того чтобы приобрести наркотики для того, чтобы облегчить свои страдания, вызванные заболеванием наркозависимостью. Зачастую такие пациенты выписываются из стационаров в связи с нарушениями режима, до завершения курса лечения. Выписывание пациентов из стационаров усугубляет их состояние, вызывает развитие у них лекарственно устойчивых форм туберкулеза и повышает риск  непреднамеренного заражения туберкулезом окружающих людей.
  • Людям с ВИЧ-инфекцией в условиях стационара не предоставляются препараты антиретровирусной терапии, за которыми они вынуждены ездить самостоятельно через весь город, включая людей с открытыми формами туберкулеза. В стационаре также не проводятся тесты на имунный статус и вирусную нагрузку, необходимые для мониторинга состояния ВИЧ-положительных пациентов.
  • В туберкулезном стационаре не работает ни врач-инфекционист, ни врач-нарколог, чье медицинское вмешательство просто необходимо людям с тройным диагнозом.
  • В туберкулезном стационаре не работает социальный работник, чья помощь необходима для решения социальных проблем пациентов, в результате многие из них оказываются на улице и без документов, и их эффективное лечение становится невозможно в силу социальных сложностей.

В апреле 2010 года нашими организациями была проведена пресс-конференция по описанным выше проблемам. Катастрофическая ситуация и халатность системы здравоохранения по отношению к больным с ВИЧ, ТБ и наркозависимостью получила освещение в прессе. Насколько нам стало известно, после проведения пресс-конференции государственные чиновники начали реагировать на поступившие жалобы, но основным их действием стала реорганизация противотуберкулезного стационара. Стационар решением администрации стал закрытым для пациентов, то есть пациенты не могут покидать стен стационара все время прохождение лечения (в среднем 90 дней). Самой главной проблемой стало то, что ряд пациентов находящихся в закрытом на данный момент стационаре находятся в состоянии синдрома отмены наркотиков. Им необходима срочная наркологическая помощь. Эти пациенты находятся в крайне тяжелом состоянии здоровья. Они могут, нарушив новый режим пребывания в стационаре, покинуть стационар незаконным путем и снять тяжелое состояние синдрома отмены, употребив химические вещества. При этом они не смогут вернуться в данное лечебное учреждение и будут вынуждены остаться без медицинской помощи, имея заболевания  — ВИЧ-инфекция и туберкулез. Факт удержания пациентов в стационаре как закрытом учреждении мы расцениваем как ограничение свободы. Ни один из пациентов не подписал документов о добровольном информированном согласии на нахождение в закрытом учреждении. Стоит отметить, что пациентам с туберкулезом настоятельно рекомендованы прогулки на свежем воздухе – это способствует процессу выздоровления. Особенно серьезно страдают люди, имеющие химическую зависимость и оказавшиеся сейчас без какой-либо помощи.  Администрацией больницы на пациентов в таком плачевном состоянии здоровья оказывается давление для того, чтобы они написали письма в Минздрав с отзывом своих предыдущих жалоб.

Мы призываем Вас тщательно рассмотерть данные проблемы и отреагировать на ситуацию в Свердловской области.

В первую очередь, сегодня мы призываем Вас принять  НЕОТЛОЖНЫЕ меры по прекращению ограничения свободы, давления на пациентов в состоянии ломки, обеспечению адекватного наркологического лечения для пациентов с наркозависимостью, в частности, назначения им препарата Трамадол, рекомендованными стандартами наркологического лечения Министерства Здравоохранения РФ.

Мы также призываем Вас обратить внимание на проблему оказания медицинской и социальной помощи пациентом с тройным диагнозом (туберкулез, ВИЧ и наркозависимость) в целом по России. К сожалению, ситуация, сложившаяся в Свердловской области не является исключением, а скорее типичной ситуацией с оказанием помощи таким больным. На сегодняшний день сведения о плачевном положении дел, особенно в туберкулезных стационаров, поступают из многих регионов России. Общими проблемами являются:

— отсутствие специалистов инфекционистов, наркологов и социальных работников в туберкулезных стационарах. Отсутствие интеграции услуг инфекционной службы, СПИД центров и туберкулезной службы. Сложности в проведении диагностики имунного статуса и вирусной нагрузки, а также назначения/получения антиретровирусных препаратов для пациентов с ВИЧ/ТБ в условиях туберкулезных стационаров.

— отсутствие или недостаток препаратов второго ряда, особенно качественных препаратов Зеленого Света, рекомендованных ВОЗ.

— отсутствие адекватной наркологической помощи в туберкулезных стационарах и при амбулаторном лечении пациентов с туберкулезом, ВИЧ и наркозависимостью. Отсутствие в России программ заместительной терапии метадоном и бупренорфином делает невозможным проведение лечения для таких больных в соответствии с протоколами и рекомендациями ВОЗ. Мы призываем Министерство Здравоохранения начать переговоры с Федеральной службой по контролю за наркотиками с целью обсуждения процедур пилотных проектов заместительной терапии.

Мы просим уведомить нас о действиях, предпринятых Вашим ведомством для решения данных проблем в Свердловской области и по России в целом.

С уважением,

А. Саранг, Президент,

Фонд им. Андрея Рылькова

от лица

Шанс-плюс, Екатеринбург

Урал- позитив, Екатеринбург




Category Categories: Без категории, Туберкулез | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Мария

    Уважаемая Татьяна Алексеевна! Помогите пожалуйста разобраться.
    06.09.11 года я была доставлена из дома Чебоксарского района пос. Сюктерка в Городской перинатальный центр г. Новочебоксарска около часа дня по причине начавшихся преждевременных родов. В 14:50 этого же дня родился мальчик (на 31 неделе беременности). Ребёнка сразу же поместили на искусственную вентиляцию лёгких. В роддом я поступила с материнским паспортом с женской консультации. Родовой сертификат мне подготовили в женской консультации только перед самой выпиской, выписали меня 10.09.11. В роддоме ребёнок пролежал 3 дня и 09.09.11 его перевезли в Детскую клиническую больницу № 3 (Детский медицинский центр), в реанимационное отделение для новорождённых, где он находился до 30.09.11 также на искусственной вентиляции.
    28.09.11 нам сообщили, что ребёнка перевели на самостоятельное дыхание и что ещё неделю малыш пробудет у них, а затем будет переведён на 2-ой этап выхаживания. Ребёнок поступил в больницу под моей девичьей фамилией (так как на момент рождения мы ещё не были расписаны с его отцом), а позже мы предоставили врачам страховой полис на ребёнка уже под фамилией отца ( на основании свидетельства о рождении ребёнка) после процедур усыновления и нашего бракосочетания. В Детской больнице № 3 от нас потребовался только полис ребёнка, копию которого мы и предоставили, в котором и были указаны фамилия, имя и отчество ребёнка (по отцу). Позже выяснилось, что врачи и не подумали изменить фамилию в истории болезни ребёнка и он всё ещё числился под моей девичьей фамилией. К тому же она была написана неправильно. Заведующая отделения была немного резка ( как нам показалось при общении с ней), историю болезни ребёнка изучала при нас, вразумительного ответа от неё мы не получили, ответ был один – ребёнок тяжелый.
    30.09.11 ребёнка в спешном порядке ребёнка перевозят в Детскую больницу при Президентском перинатальном центре, уже в отделение для недоношенных детей, где его хотели положить со мной, ссылаясь на то, что состояние ребёнка хоть и остаётся тяжёлым, но стабильным и он в состоянии дышать самостоятельно. Нас родителей оповещают за 15-20 минут по телефону, что ребенка перевозят. Приехав к тому времени, как ребёнка перевезли в Детскую поликлинику при Президентском перинатальном центре, нам сообщили, что матери, чтобы лечь с ребёнком, требуется справка от терапевта. Хотя ранее, в другой больнице, нам про какую либо справку не говорили.
    Буквально через сутки в больнице случается пожар и всех детей развозят по больницам города, о чём мы (родители) узнаём только 02.10.11. Нам не сказали КОГДА, в КАКУЮ больницу перевезли нашего ребёнка. Врачи начали ссылаться на форс-мажорные обстоятельства.
    Ребёнок все эти дни находился без средств ухода ( подгузников и салфеток). А мы оставались в неведении. Нам позвонила врач с Детской клинической больницы на Гладкова, (оказалось нашего ребёнка перевезли туда), тем самым поставив нас в известность о местонахождении нашего ребёнка. Она нам сообщила, что малышу стало хуже и его снова поместили в отделение реанимации из-за трудности с дыханием и что он снова на искусственной вентиляции лёгких. Уж связано это как то с пожаром в Перинатальном центре, мы этого не знаем. Нам не разъясняли. Нам кажется, что постоянные транспортировки нашего ребёнка пагубно отразились на его состоянии. И мы полагаем, что врачи с Детской больницы № 3 сильно поспешили с его переводом, просто тем самым отмахнувшись от «тяжелого» ребёнка и от ответственности за него.
    Сейчас ребёнок находится в Республиканской детской клинической больнице на Гладкова. В большинстве больниц г. Чебоксары идут ремонты и просто не хватает мест. Ребёнок лежит в одной больнице, а по документам закреплён за другой. Наш ребёнок лежит не специализированной больнице для новорождённых, а в общей детской реанимации. Выписку из истории болезни дали только с той больнице, в которой сейчас лежит ребёнок, а остальные фактически «тянут резину». Такое ощущение, что они корректируют историю болезни (это наши догадки).
    Из выписки из больницы мы (родители) узнали, что наш сын уже по бумагам за месяц после своего рождения поменял пять больниц города. Сколько нужно ещё поменять больниц?

    Спасибо. Мария г. Чебоксары.


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Клиника «последний путь»: почему туберкулез в России остается неизлечимым заболеванием
Март 20th, 2013

Россия нуждается в срочной реформе системы здравоохранения, строить которую нужно в первую очередь с учетом принципов защиты прав пациентов на получение действенного, научно обоснованного лечения. Необходимо обеспечить доступ пациентам к интегрированному лечению ВИЧ-инфекции и туберкулеза с услугами наркологической помощи, в том числе с возможностью предоставления опиоидной заместительной терапии.

«Туберкулез является своеобразным симптомом состояния общества»
Март 26th, 2013

О проблеме туберкулеза в России в интервью эксперту ИСР Борису Бруку рассказала президент Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова Аня Саранг.

Исследование: Обеспечение эффективного лечения туберкулеза у наркозависимых ВИЧ-позитивных пациентов
Июнь 12th, 2011

Данный отчет обобщает результаты исследования, направленного на изучение особенностей предоставления лечения людям с сочетанными заболеваниями туберкулеза и ВИЧ-инфекции. Исследование было проведено Фондом содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова совместно с партнерским проектом «Симона+» в марте-ноябре 2010 г.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.