Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Героин может спасти жизнь

story-large-britta_0

Автор: Malte Göbel

Перевод: Анно Комаров для ФАР

Бритта (имя изменено) зависима от героина на протяжении 25 лет. После нескольких неудачных курсов лечения сейчас у неё снова почти нормальная жизнь – благодаря диаморфину, фармацевтическому героину, который она получает в клинике.

Никто из тех, кто встречался с Бриттой, никогда бы не подумал, что она имеет какое-то отношение к наркотикам. А ведь её жизнь проходит в эпицентре связанной с наркополитикой войны. На первый взгляд, сорокадвухлетняя Бритта, с её осторожной улыбкой и приветливым баденским акцентом, выглядит довольно неопределённо. После нескольких реплик она производит впечатление умной и можно даже сказать практичной.

Бритта живёт в небольшом местечке в Швейцарии, близ границы с Германией. Полчаса она ежедневно добирается на поезде до Зингена, где работает помощницей по правовым вопросам. Она родилась и выросла в Зингене. Любит мужа, трёх своих кошек и лошадь, они помогают ей забыть о мире.

У Бритты нормальная, кажущаяся почти традиционной для среднего класса, жизнь,  но за всё это ей пришлось вступить  в настоящую борьбу. Она живёт в Швейцарии, потому что в Германии она не смогла бы отказаться от героина. Необходимое лечение было доступно ей только через границу. Бритта принимает препарат диаморфин, фармацевтически изготовленный героин, который поставляется в рамках государственной программы.

«Я так счастлива!» — говорит Бритта. «Если бы это было возможно в Зингене,  я бы сделала это гораздо раньше». Хотя лечение диаморфином в Германии возможно, мест, где оно проводится, недостаточно. Зинген с сорока пятью тысячами жителей слишком мал для диаморфиновой клиники. Возможно, он также слишком консервативен: мэр, как и его главный конкурент на прошлых выборах, – члены ХДС.

Когда Бритта в возрасте 18 лет впервые приняла наркотик, который вскоре начал определять её жизнь, это было также и «актом неповиновения». Покинув дом в 17, она переехала в студенческую коммуну. Её отношения с матерью, владелицей паба, были сложными, и она лишь изредка виделась с отцом. Она нашла друзей в наркосреде и чувствовала себя принятой там. «С ними не было душно. Я могла быть той, кем хотела, и говорить о вещах, которые были для меня важны». Ещё  она узнала, что наркотики были частью всего этого страшного, но интересного мира. Она начала принимать героин, потому что инъекционный героин принимал и её бойфренд.

А потом было слишком поздно. В течение 20 лет жизнь Бритты вращалась вокруг финансирования и получения наркотиков. Она подсела, покупала и продавала, оказалась в тюрьме. Снова и снова Бритта пыталась отказаться от наркотиков, проходила курсы лечения, обращаясь в реабилитационную клинику, но затем снова возвращалась к героину. Лечение метадоном также не помогло. С ней случилось то же, что и со многими другими наркозависимыми — метадон не даёт прихода, поэтому пристрастие сохранялось: «Я просто не могла без него обходиться». Диаморфин в таких случаях помогает, так как даёт пациенту знакомый удар при введении.

Именно поэтому так много оговорок на этот счёт. Разве государство не превращается в дилера? Разве общество не поддерживает сохранение наркозависимости таким образом? Все эти вопросы становятся менее важными, когда вы рассматриваете истории жизни конкретных людей: диаморфин помогает. Для многих это – последнее средство. Всё, чему мешала зависимость до этого момента, становится возможным: конец прессингу из-за необходимости достать наркотики, конец таким рискам для здоровья, как ВИЧ и гепатит. Дверь в нормальную повседневность снова открыта.

Существуют строгие ограничения на этот вид лечения: два раза в день, до и после работы, Бритта посещает клинику, чтобы получить диаморфин. В Германии ей бы пришлось ждать полчаса на случай возникновения каких-либо проблем. В Швейцарии только одно требование – оставить после себя чистое место.

Бритта рада двум обстоятельствам: она избежала стресса по причине зависимости, она оставила дилерство. Она определённо не хочет вернуться снова в тюрьму: «У меня кошки, так что я не хочу брать на себя никаких рисков оказаться в тюрьме». Вместо этого она надёжно и пунктуально возвращается на работу. По вечерам она может расслабиться, посмотреть телевизор с мужем или позаботиться о своей лошади.

То, что кажется нормальным другим людям, всё ещё роскошь для Бритты.

Источник: http://wusstensie.aidshilfe.de/en/heroin-can-save-lives




Category Categories: Здоровье женщин, употребляющих наркотики | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



ЕССВ призывает Специального докладчика ООН по вопросу о насилии в отношении женщин провести расследование
Ноябрь 15th, 2012

31 октября 2012 года Евразийская сеть снижения вреда (ЕССВ) направила коллективную жалобу от имени женщин, употребляющих наркотики, Специальному докладчику ООН по вопросу о насилии в отношении женщин. Эта жалоба содержит свидетельства женщин из России и Украины, а также специалистов по снижению вреда из Украины и Грузии.

«Агора» вступилась за девушку-инвалида, которая «гниет заживо» в СИЗО
Март 13th, 2013

Адвокат правозащитной ассоциации "Агора" Светлана Сидоркина направила в Европейский суд по правам человека срочную жалобу на содержание в СИЗО 24-летней девушки-инвалида Маргариты Чарыковой. Об этом сообщает Открытое информационное агентство. Чарыкова страдает врожденным отсутствием прямой кишки, и по словам ее матери, Эрики Каминской, после помещения в СИЗО "гниет заживо".

Профилактика передачи ВИЧ от матери ребенку
Январь 10th, 2011

Предлагаем вашему вниманию десятую главу Клинического протокола для Европейского региона ВОЗ. Второй раздел четвертой главы данного протокола посвящен ведению ВИЧ-инфицированных беременных, потребляющих инъекционные наркотики.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.