Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Наркополитика и насилие в отношении женщин в России

Авторы

Аня Саранг, Вера Акулова

Скачать отчет «Наркополитика и насилие в отношении женщин в России»

Цели и задачи отчета

 

Данный отчет написан в рамках проекта «Усиление отклика негосударственных организаций на растущие потребности женщин, употребляющих наркотики», осуществляемого Фондом содействия защите здоровья и социальной справедливости им. Андрея Рылькова (ФАР) совместно с Евразийской сетью снижения вреда при финансовой поддержке Европейской комиссии. Цель исследования, проводимого в рамках проекта, — изучить основные проблемы наркозависимых женщин в России и выработать рекомендации для улучшения ситуации. В ходе исследования стало понятным, что проблемы носят многочисленный и разнообразный характер, главным образом обусловленный: 1) отсутствием доступа к услугам здравоохранения и, в особенности, к эффективным программам лечения наркозависимости и реабилитации; 2) ограничением репродуктивных и родительских прав; 3) отсутствием социальной помощи по уходу за детьми; 4) дискриминацией при получении медицинских услуг, отсутствием доступа к низкопороговым программам социальной и медицинской помощи (например, к программам снижения вреда, связанного с наркотиками); 5) криминализацией; 6) невыносимыми условия в местах лишения свободы. Из-за определенных ограничений мы не можем уделить равное внимание всему спектру проблем, выявленных и идентифицированных в ходе проведения исследования и обзора соответствующей литературы и, поэтому, было принято решение в данном отчете сфокусировать внимание на проблемах, обусловленных насилием в отношении наркозависимых женщин.

Несмотря на актуальность проблемы в России, она практически не описана в научной литературе и соответствующих руководствах и не актуализирована в работе служб, оказывающих поддержку и помощь наркозависимым женщинам (крайне немногочисленных). Более того, не налажено сотрудничество между организациями, занимающимися наркополитикой и наркосервисом в России, и организациями, занимающимися проблемами насилия в отношении женщин. Надеемся, что наш отчет поможет привлечь большее внимание к данным проблемам и будет способствовать конструктивному обсуждению, направленному на поиски возможных решений.

Выдержки из отчета

………

Ниже приводится свидетельство женщины, которая была похищена из дома для прохождения «реабилитации» в центре «Город без наркотиков» Екатеринбурга, который, по сути, является частной тюрьмой для наркозависимых, где они оказываются без суда и следствия[1]:

“Когда меня туда привезли, в комнате не хватало кроватей, и меня положили между двух кроватей, на матрас. Дали подушку, одеяло. И прицепили два наручника к кроватям. Я ночь переночевала на полу, на этом матрасе, в двух наручниках, а потом, когда мне поставили уже кровать, мне их заменили на цепочки, — может, сантиметров 50, может, — длиннее. Эту цепочку вокруг ноги обматывают и на маленький замочек застегивают. Ну, кому-то там на руку, кому как удобнее.

— Расскажи, как вас лечили от наркозависимости в центре?

Месяц, 27 дней живешь на карантине, на наручниках. На карантине там три раза в день кормят: хлеб, вода. Хлеб там резался… булка хлеба, кирпичиком которая, — на четыре части. И по такой вот части на человека. А потом, недели [через] две, стали этот хлеб резать на три. Поменьше стали давать /…/. А хлеб и воду давали, потому что когда ты сидишь, перекумарил, ты о наркотиках даже не думаешь. Потому что тебе охота только есть. Ты журнал какой-нибудь смотришь, у тебя даже слюнки текут. Потом, когда уже отцепилась с карантина, начинаешь уже есть… а желудок-то уже не привык. У меня печень так начала болеть, вообще у меня такое ощущение было, что протухала там…[Однажды] девчонки две сбежали. [Одна из этих девчонок] то ли домой пошла, или в баре каком-то, но ее нашли фондовцы, привезли. И вот ее пороли в два ремня два охранника. 400 ударов ей. 400 раз ее ударили. Мы сидели, считали.

…А знаешь, те девчонки, с кем я была [в фонде]… умерла девчонка Катя. Потом тоже девчонка с Перми, такая бизнес-леди. И знаешь, почему, скорее всего, начали умирать? Потому что все, абсолютно все, думали: я выйду, я буду колоться, я по-любому уколюсь. Одни мысли были только —уколоться. На карантине мысли были поесть. А вот после этого уже были – как бы уколоться. И этого все хотели. И я, знаешь, я там со многими потом еще общалась, встречалась, и я не знаю ни одну, чтобы не кололась”

………….

Еще одна ситуация, о широкой распространенности которой говорили участницы обеих фокус-групп, связана с насилием со стороны партнеров. Участницы сходились в оценке того, что женщина здесь оказывается практически беззащитна — ей просто некуда обратиться за помощью. Особенно проблематично это для наркозависимых женщин. Приведенный ниже отрывок свидетельствует также о неэффективности государственной помощи и дискриминации в отношении к наркозависимым женщинам:

“Может быть, отчасти я виновата. Я поздно приехала домой с дня рождения, супруг у меня просто… я за 12 лет его ни разу в жизни в таком состоянии не видела. Человек был: он-не он. Слово за слово, слово за слово, и он меня, грубо говоря [избил]… Я пешком пошла в травмпункт. По дороге мне встретилась милиция. «С вами все нормально?». На мне даже было написано, что не все нормально. Сломан, ну не сломан, был смещен нос… Милиция видела, в каком я состоянии. Они меня просто, — иди, девочка. Вот, прихожу я в травмпункт, сажусь, а врач еще как-то на меня не обратила внимания. «Что случилось? — Избили». А потом смотрит фамилию, потому что я уже до этого руку ломала. Она знает, что потребитель [наркотиков]. Она знает, что с болячками. Она от меня садится так, на краешек. «Ну, что ты хочешь?» Я говорю: «Мне от вас ничего не надо, мне нужна выписка по моим болячкам». Я так зла была. Я беру эту выписку, что у меня сломан нос, что у меня сотрясение головы, что у меня 18 гематом. И вот иду с этой выпиской в мусарню. В мусарне мне дают листок, бросают, — вот, заполняй вот эту анкету. Я сидела в углу, эту бумагу писала. У меня еле-еле эту бумагу приняли. Я вот две недели сидела в Москве, ждала, как же вот, должны были разобраться, серьезное вроде дело. И вот где-то только месяца через четыре, через пять, пришел дяденька милиционер и спросил: «А у вас все нормально?». 

Читать отчет полностью: «Наркополитика и насилие в отношении женщин в России»




Category Categories: Аня Саранг, Правовые аспекты | Tag Tags: , , , , , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Женщины-заключенные: руководство по мониторингу с учетом гендерных факторов
Ноябрь 16th, 2013

Настоящая статья предназначена для мониторинговых организаций, осуществляющих проверки в пенитенциарных учреждениях. В ней описываются риски, с которыми сталкиваются лишенные свободы женщины, в частности, применение пыток и жестокого обращения, а также меры, которые могут быть предприняты для снижения данных рисков.

Наркополитика и насилие в отношении женщин в России
Июль 21st, 2013

Согласно определению ООН, насилие в отношении женщин – это «насилие, совершаемое над женщиной в силу того, что она — женщина, или насилие, которое оказывает на женщину несоразмерное воздействие. Оно включает действия, которые причиняют ущерб или страдания физического, психического или полового характера, угрозу таких действий, принуждение и другие формы ущемления свободы». В отчете рассматриваются два крайне важных аспекта проблемы, связанной с отношением к наркозависимым женщинам в России: роль идеологической составляющей «войны с наркотиками» в создании атмосферы, содействующей и поощряющей насилие против женщин, и наличие более широкого контекста, связанного с насилием в отношении женщин в России.

IHRA подает «Сигнал тревоги»!
Август 21st, 2012

В России за наркопреступления отбывают наказание свыше 20 000 женщин. Это в два раза больше общего числа заключенных за наркопреступления женщин во всех странах Европейского союза, и составляет около 30% всего женского тюремного населения стран Европы и Центральной Азии.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.