Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Борьба с наркоэпидемией, киргизский вариант

kirgizsИрина Власова, медицинский обозреватель, для РИА Новости.

Наркозависимость в Киргизстане лечат с помощью заместительной терапии (ЗТ), запрещенной в России. Результаты кажутся медикам спорными, но опыт Киргизской Республики, начавшей работать по этим программам первой в СНГ и добившейся снижения ВИЧ-инфицирования в стране, может быть полезен.

Накануне Международного дня борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков, который ежегодно отмечается по инициативе ООН 26 июня, группа специалистов из российских СМИ побывала в Бишкеке.

Милицейский героин

Низкий уровень доходов населения и крайне низкая стоимость наркотиков в стране, в том числе инъекционных, привели к стремительному распространению не только наркомании, но и эпидемии ВИЧ-инфекции в Киргизстане. Однако это первая страна в регионе, начавшая использовать стратегии в области снижения вреда, а именно программы обмена игл, шприцев, раздачу презервативов и программу заместительной терапии метадоном.

«Программы по снижению вреда начали работать в республике с 2002 года, – говорит директор ассоциации «Союз ЛЖВС» Нурлан Шонкоров. – Но особенно стал заметен результат, когда обмен шприцов был организован в тюрьмах, а с 2008 года в пенитенциарной системе была разрешена и заместительная терапия».

Статью ответственности за употребление наркотиков республиканское законодательство декриминализовало в 2006 году: за дозу в 1 грамм героина (она в Бишкеке стоит 150-200 сомов, что дешевле бутылки пива) привлекать к ответственности перестали, рассказывает Шонкоров.

Заключенных наркопотребителей выпустили на волю. Но в республике процветает коррупция: наркотики все чаще приобретают не у барыг и наркобаронов, а у недобросовестных силовиков. Только по официальным данным, количество «красного», или милицейского, героина в республике составляет 5% поставок. По экспертным же данным, такого героина может быть уже более половины.

Таким образом, несмотря на то, что программы заместительной терапии выгодны государству, они становятся конкурентными наркомафии и тем, кто подкармливается от нее, а значит, этим программам стараются активно противодействовать

«С силовиками пришлось много работать, без их содействия никакие программы по снижению вреда невозможно осуществить. При запуске программ МВД и наркоконтроль пытались задерживать наркозависимых в местах раздачи метадона или обмена шприцов, у них вымогали деньги. Сейчас силовики не мешают, действуют нормативные запреты задержания, – рассказывает директор Центрально-азиатского центра наркополитики, полковник МВД Александр Зеличенко.

ВИЧ притормозил

«Мы работаем по принципу: разрешено все, что не запрещено, – рассказывает начальник отдела лицензирования и наркопрофилактики Государственной службы Киргизской Республики по контролю наркотиков Тимур Исаков. – Ни обмен шприцов, ни ЗТ, которые практикуют в республике уже шесть лет, никто, в отличие от России, не запрещал».

В Бишкеке такую терапию получают 630 человек, пояснил Исаков, постепенно сократились случаи передачи гепатитов, ВИЧ, улучшились социальные условия жизни этих людей и их соматическое состояние.

«В Бишкеке динамика увеличения случаев ВИЧ изменилась. До введения программ она росла в год до 15 раз от исходного уровня, а после начала программ рост все же есть, но в 2-3 раза, – отметила президент ассоциации снижения вреда «Партнерская сеть» Батма Эстебесова.

Рост в 2-3 раза – прогресс? Но если это – вместо роста в 15 раз, то, видимо, да. Хотя предстоит еще большая работа, чтобы сдерживать заражения ВИЧ половым путем. Ведь стоимость сексуальной услуги в Бишкеке (2000 проституток на 40 точках) сейчас равна стоимости чашки кофе

От «нет» к «да»

От негативного отношения к этим программам и население, и силовики прошли трудный путь к осознанию и принятию. А дальше успех порождает новые успехи. Методики работы профильные некоммерческие организации неоднократно доносили до депутатов и силовиков, поскольку было несколько попыток остановить программы.

«Я сам был ярым противником программ снижения вреда поначалу, пока не осознал их сути. Кого-то удается излечить, кого-то нет, но больные люди и их семьи получают шанс вернуться к нормальной жизни. Я думаю, что 75 лет борьбы с наркоманией не дали в России результата потому, что беспощадная борьба идет с больными людьми, это неверно, они попадают в тюрьмы, получают дополнительно ВИЧ и туберкулез, проходят все «тюремные университеты». Мы, силовики, таким образом, калечим их судьбы», – считает полковник Зеличенко.

Что же такое заместительная терапия? Синтетические препараты длительного действия по воздействию на организм подобны морфину, кодеину и другим опиатам, но в отличие от них не вызывают «кайфа». Продолжительность действия одной терапевтической дозы около суток. Врачи рассказали СМИ, что если наркоман получает такую терапию, он ведет себя адекватно, у него нет психических срывов, он не ищет дополнительных наркотиков и может работать – к примеру, водить машину. Дозировку подбирают постепенно.

У каждого участника есть справка с фотографией о том, что он — участник программы, при этом полиция их не задерживает без особых причин. Есть определенные условия приема пациентов в программу ЗТ: принимают активных наркозависимых людей, которые дважды безуспешно пытались бросить наркотики. Чаще всего эти люди больны еще и ВИЧ, гепатитами и туберкулезом, имеют проблемы с законом. Привлекая их в программу, медики и силовики получают от них обязательства лечиться и не покупать «левые» наркотики. При нарушении правил участника могут из программы исключить.

Пробелов в программах еще много. В Киргизстане нет пока необходимого количества реабилитационных центров, только часть из них обеспечиваются «домом на полдороге», – местом в дропин-центре, неком социальном общежитии, где человек, освободившийся из заключения, получает кров, ему помогают оформить документы, подыскать работу. Не во всех регионах страны действуют эти программы, и освободившийся заключенный может столкнуться со сложностями получения терапии. Не могут получать лечение люди без документов. Коррупция высока.

«Программы ЗТ выводят наркоманов из подполья, возвращают чьих-то детей, родителей, близких в общество, позволяют им работать, дают всем передышку, – комментирует киргизский опыт заведующий кафедры психиатрии Казанского медицинского университета Владимир Менделевич. – ВОЗ включила препараты для заместительной терапии в список «Основных лекарств». В российский список «Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств» ни одно средство для заместительной терапии не входит, их не разрешают и ввозить в Россию, а федеральный закон ввел запрет на их медицинское применение».

«К сожалению, опутанная запретами, неэффективная отечественная наркология в России вынужденно использует средневековые методы лечения, – считает Владимир Менделевич. – Она все больше загоняет себя в тупик».

Заместительная терапия используется сейчас в 75 странах, но в России ее нет.




Category Categories: В мире, Новости | Tag Tags: , , , , , | Comments


Пожертвовать на деятельность Фонда:

Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:


Акция «ВИЧ — Вирус Игнорирования Человека!!!»
Ноябрь 11th, 2010

Акция, посвященная проблеме перебоев в поставках АРВТ, прошла вчера в Казани

Депутаты жульничают
Январь 15th, 2011

Штрафы по антинаркотическим статьям КоАП исподтишка увеличили в несколько раз. Статья Льва Левинсона

Израильский раввин одобрил медицинскую марихуану
Декабрь 3rd, 2010

Курение марихуаны пациентами, страдающими от сильных болей, согласуется с предписаниями иудаизма. Соответствующее галахическое постановление подписал израильский раввин из Мазкерет-Батьи Эфраим Залманович, сообщает израильская Arutz Sheva.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.