Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Мой иск против отсутствия метадона в литовских тюрьмах

25549_110825205605323_100000335319944_153098_4589739_aАвтор: Кястутис Буткус

С 1997 года я участвовал в программе лечения метадоном, пока не попал в исправительное учреждение. 2 июля 2011 года я приехал в миграционную службу за новым паспортом, но получить его не смог. Вместо этого на меня надели наручники и отвезли в отделение полиции. Как оказалось, моя апелляция по делу о хранении малой дозы наркотических средств (1,8 г марихуаны) не была удовлетворена, и я был осужден на 40 дней тюремного заключения. В течение всего этого срока я не получал ни заместительной терапии, ни вообще какой-либо помощи по облегчению абстинентного синдрома. Мне не давали даже аспирин, который я ежедневно принимаю для лечения болезни сердца. В Литве, в местах лишения свободы нет доступа к заместительной терапии, и совсем не важно, что уже ты не один год получал ее. После выстраданных 40 дней мне казалось, что я просто обязан ответственно подойти к решению вопросов, связанных с нарушением моих прав, и принять соответствующие меры. Поэтому, эйфория и облегчение от возвращения на свободу продолжались очень недолго. При поддержке коалиции «Я могу жить» и Евразийской сети снижения вреда я решил заняться адвокацией внедрения опиоидной заместительной терапии в исправительные учреждения Литвы. Я начал действовать при помощи сотрудников коалиции «Я могу жить». Были составлены иски к Тюремному департаменту Министерства юстиции Литвы. Мне нужно было объективно изложить, в чем состояло нарушение моих прав, и я был рад, что нашлись люди, которые могли оказать мне в этом реальную помощь, и что они понимали, почему нельзя забывать или оставлять без внимания подобные нарушения прав человека.   Мы вместе сформулировали причину обращения, определили его основную мысль и два главных повода: 1) отказ в заместительной терапии, как жизненно важном лечении, 2) жестокое обращение и нечеловеческие условия в тюрьме, где я отбывал срок наказания, установленный судом. Коалиция «Я могу жить» привлекла к моему делу независимую адвокатскую контору в лице двух женщин: адвоката и помощницы адвоката. Они уже имели опыт обращения в международный суд по правам человека, и это было их сильной стороной. Трудности начались там, где их меньше всего ожидали. Оказалось, что нужны копии моей истории болезни из Центра психического здоровья. В течение многих лет в этой истории болезни фиксировались данные о моем состоянии здоровья при прохождении заместительной терапии. Самое главное – там были зафиксированы изменения в состоянии здоровья после отбывания срока наказания. Эти изменения свидетельствовали о последствиях недоступности лечения и медицинского ухода по облегчению абстинентного синдрома, который, в отличие от людей, не проходящих курса заместительной терапии, был более продолжительным, а его проявления – намного более мучительными и опасными для жизни. Я очень благодарен своей социальной работнице, которая была посредником между мною и медицинским персоналом Центра психического здоровья. Первая проблема, с которой мы столкнулись, заключалась в том, что до заключения на 40 суток меня лечил один врач, а после освобождения был назначен другой. Я предоставил своим адвокатам письменное согласие, и они обратились в Центр психического здоровья с просьбой по почте прислать выписку из моей медицинской карты. Ответ был отрицательным. Тогда я обратился сам. В первый раз на просьбу предоставить выписку мне сказали, что сразу это сделать невозможно, и что сначала с просьбой должен ознакомиться заведующий отделением. Во второй раз я пришел с помощницей адвоката. По совету социальной работницы мы обратились к старшей медицинской сестре и по всей форме написали обращение на имя заведующего отделением. Здесь произошла странность – нам вдруг сообщили о стоимости копии каждой страницы. Встречу с врачом пообещали организовать «в следующий раз». В этот третий, «следующий» раз оказалось, что врач отсуствует по причине похорон родственика. В четвертый визит нам неожиданно сказали, что все-таки невозможно получить выписку из истории болезни, а врач, у которой была моя медицинская карта, уволилась с работы. Оставалась одна-единственная возможность – обратиться в суд. Процесс по первому иску получился довольно слабым и запутанным, так как адвокаты никогда ранее не имели опыта общения с наркозависимыми и со спецификой работы програм снижения вреда. Самой уязвимой по качеству информации оказалась именно та часть, где рассматривались вопросы, связанные с наркозависимостью, заместительной терапией и абстинентным синдромом. Второй вариант иска стал более совершенным, благодаря консультациям директора коалиции «Я могу жить» Юргиты Пошкевичуте.Когда я рассказывал об оформлении иска к Тюремному департаменту своему знакомому юристу, он скептически оценивал вероятность успеха. Но когда я показал ему уже завершенный вариант, то был приятно удивлен, услышав: « … очень вероятно, что из всего этого что-нибудь получится». Новый процесс начался 12 апреля 2012 года. Жалоба была подана во 2-ой суд г. Вильнюса, который направил ее на рассмотрение в Административный окружной суд. Если он не удовлетворит наш запрос, следующим шагом будет подача иска в суд высшей инстанции. Если в Литве мы не найдем справедливого решения, будем искать возможность для рассмотрения дела с помощью международных механизмов защиты прав человека.




Category Categories: В мире | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Гараж

    Действительно….
    14 лет лечения метадоном — этого мало! 🙂
    Лечиться метадоном нужно 30 лет!!! Тогда все получится!!! 🙂 🙂 🙂


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Руководство по метадоновой поддержке
Январь 24th, 2010

Данные рекомендации призваны отразить общий стандарт назначения метадона в поддерживающей терапии опиатной зависимости на основании практики в Онтарио (Канада). Рекомендации одобрены для применения членами медико-хирургического колледжа провинции Онтарио. Они пришли на смену «Руководству по метадоновой терапии», вышедшему в августе 1996 г., и ранней публикации Health Canada "Использование опиатов в лечение опиатной зависимости» (1992 ).

Обращение по ситуации в Крыму от потребителей наркотиков было зачитано на заседании CND
Март 17th, 2014

Данное обращение было зачитано на прошлой неделе представителем Евразийской сети людей, употребляющих наркотики, на заседании Комиссии по наркотическим средствам в Вене.

Заместитель по кайфу
Май 5th, 2011

Статья 2009 года, но тем не менее все еще актуальна........."В этом году Украина может отметить юбилей — 5 лет метадоновым программам заместительной терапии при наркомании. Да-да, метадон давно применяют в Белоруссии, Молдавии, Грузии, странах Балтии — во всех бывших советских республиках, кроме Таджикистана и РФ. Более того: Россия — единственная европейская страна, в которой нет программ заместительной терапии".







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.