Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Мой иск против отсутствия метадона в литовских тюрьмах

25549_110825205605323_100000335319944_153098_4589739_aАвтор: Кястутис Буткус

С 1997 года я участвовал в программе лечения метадоном, пока не попал в исправительное учреждение. 2 июля 2011 года я приехал в миграционную службу за новым паспортом, но получить его не смог. Вместо этого на меня надели наручники и отвезли в отделение полиции. Как оказалось, моя апелляция по делу о хранении малой дозы наркотических средств (1,8 г марихуаны) не была удовлетворена, и я был осужден на 40 дней тюремного заключения. В течение всего этого срока я не получал ни заместительной терапии, ни вообще какой-либо помощи по облегчению абстинентного синдрома. Мне не давали даже аспирин, который я ежедневно принимаю для лечения болезни сердца. В Литве, в местах лишения свободы нет доступа к заместительной терапии, и совсем не важно, что уже ты не один год получал ее. После выстраданных 40 дней мне казалось, что я просто обязан ответственно подойти к решению вопросов, связанных с нарушением моих прав, и принять соответствующие меры. Поэтому, эйфория и облегчение от возвращения на свободу продолжались очень недолго. При поддержке коалиции «Я могу жить» и Евразийской сети снижения вреда я решил заняться адвокацией внедрения опиоидной заместительной терапии в исправительные учреждения Литвы. Я начал действовать при помощи сотрудников коалиции «Я могу жить». Были составлены иски к Тюремному департаменту Министерства юстиции Литвы. Мне нужно было объективно изложить, в чем состояло нарушение моих прав, и я был рад, что нашлись люди, которые могли оказать мне в этом реальную помощь, и что они понимали, почему нельзя забывать или оставлять без внимания подобные нарушения прав человека.   Мы вместе сформулировали причину обращения, определили его основную мысль и два главных повода: 1) отказ в заместительной терапии, как жизненно важном лечении, 2) жестокое обращение и нечеловеческие условия в тюрьме, где я отбывал срок наказания, установленный судом. Коалиция «Я могу жить» привлекла к моему делу независимую адвокатскую контору в лице двух женщин: адвоката и помощницы адвоката. Они уже имели опыт обращения в международный суд по правам человека, и это было их сильной стороной. Трудности начались там, где их меньше всего ожидали. Оказалось, что нужны копии моей истории болезни из Центра психического здоровья. В течение многих лет в этой истории болезни фиксировались данные о моем состоянии здоровья при прохождении заместительной терапии. Самое главное – там были зафиксированы изменения в состоянии здоровья после отбывания срока наказания. Эти изменения свидетельствовали о последствиях недоступности лечения и медицинского ухода по облегчению абстинентного синдрома, который, в отличие от людей, не проходящих курса заместительной терапии, был более продолжительным, а его проявления – намного более мучительными и опасными для жизни. Я очень благодарен своей социальной работнице, которая была посредником между мною и медицинским персоналом Центра психического здоровья. Первая проблема, с которой мы столкнулись, заключалась в том, что до заключения на 40 суток меня лечил один врач, а после освобождения был назначен другой. Я предоставил своим адвокатам письменное согласие, и они обратились в Центр психического здоровья с просьбой по почте прислать выписку из моей медицинской карты. Ответ был отрицательным. Тогда я обратился сам. В первый раз на просьбу предоставить выписку мне сказали, что сразу это сделать невозможно, и что сначала с просьбой должен ознакомиться заведующий отделением. Во второй раз я пришел с помощницей адвоката. По совету социальной работницы мы обратились к старшей медицинской сестре и по всей форме написали обращение на имя заведующего отделением. Здесь произошла странность – нам вдруг сообщили о стоимости копии каждой страницы. Встречу с врачом пообещали организовать «в следующий раз». В этот третий, «следующий» раз оказалось, что врач отсуствует по причине похорон родственика. В четвертый визит нам неожиданно сказали, что все-таки невозможно получить выписку из истории болезни, а врач, у которой была моя медицинская карта, уволилась с работы. Оставалась одна-единственная возможность – обратиться в суд. Процесс по первому иску получился довольно слабым и запутанным, так как адвокаты никогда ранее не имели опыта общения с наркозависимыми и со спецификой работы програм снижения вреда. Самой уязвимой по качеству информации оказалась именно та часть, где рассматривались вопросы, связанные с наркозависимостью, заместительной терапией и абстинентным синдромом. Второй вариант иска стал более совершенным, благодаря консультациям директора коалиции «Я могу жить» Юргиты Пошкевичуте.Когда я рассказывал об оформлении иска к Тюремному департаменту своему знакомому юристу, он скептически оценивал вероятность успеха. Но когда я показал ему уже завершенный вариант, то был приятно удивлен, услышав: « … очень вероятно, что из всего этого что-нибудь получится». Новый процесс начался 12 апреля 2012 года. Жалоба была подана во 2-ой суд г. Вильнюса, который направил ее на рассмотрение в Административный окружной суд. Если он не удовлетворит наш запрос, следующим шагом будет подача иска в суд высшей инстанции. Если в Литве мы не найдем справедливого решения, будем искать возможность для рассмотрения дела с помощью международных механизмов защиты прав человека.




Category Categories: В мире | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Гараж

    Действительно….
    14 лет лечения метадоном — этого мало! 🙂
    Лечиться метадоном нужно 30 лет!!! Тогда все получится!!! 🙂 🙂 🙂


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Польша: региональная программа снижения вреда столкнулась с трудностями
Март 16th, 2011

В Польше появились опасения, связанные с доступностью научно обоснованного лечения наркотической зависимости. Единственная полностью интегрированная программа снижения вреда «Проект по лечению наркотической зависимости «Монар» в Кракове», предоставляющий разнообразные услуги для потребителей наркотиков, претерпевает реструктурирование и, возможно, прекратит свою деятельность. Начиная с 2004 года устав «Монар» не включает услуги по предоставлению опиоидного заместительного лечения, несмотря на […]

Сможет ли метадон спасти Беларусь от наркомании?
Февраль 1st, 2011

Для лечения опиоидной наркомании в Беларуси уже около трех лет применяется заместительная терапия метадоном, однако популярность ее пока невелика — в стране существует всего шесть кабинетов. В мировой медицинской практике этот метод используется уже более полувека, он одобрен Всемирной организацией здравоохранения, Управлением ООН по наркотикам и преступности (UNODC) и UNAIDS.

Мой иск против отсутствия метадона в литовских тюрьмах
Май 25th, 2012

С 1997 года я участвовал в программе лечения метадоном, пока не попал в исправительное учреждение. 2 июля 2011 года я приехал в миграционную службу за новым паспортом, но получить его не смог. Вместо этого на меня надели наручники и отвезли в отделение полиции. Как оказалось, моя апелляция по делу о хранении малой дозы наркотических средств (1,8 г марихуаны) не была удовлетворена, и я был осужден на 40 дней тюремного заключения......







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.