Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Тюрьма: альтернативная реальность, где перестают действовать законы страны?

Один из первых активистов сообщества потребителей наркотиков в Литве Кястутис Буткус, при поддержке ЕССВ и НПО «Я могу жить», подал апелляцию на решение административного суда о том, что его право на здоровье не было нарушено при отказе предоставить ему доступ к опиоидной заместительной терапии (ОЗТ) в исправительном учреждении.

В 2011 году Кястутиса осудили на 40 дней за хранение малой дозы наркотика. К тому времени он уже 15 лет находился на опиоидной заместительной терапии. В тюрьме лечение было прервано, и Кястутис начал испытывать симптомы отмены: «Не получая лечения, я стал плохо спать, страдал от постоянных, невыносимых болей в мышцах и сердце, а также от аритмии. Я боялся, что абстинентный синдром плохо скажется на моем сердце, ведь в 2006 году я перенес операцию на трехстворчатом клапане». Сотрудники тюрьмы не только отказали Кястутису и его адвокату в их просьбах предоставить ОЗТ, но и всячески демонстрировали предубежденное отношение к наркопотреблению, ведь, по их мнению, наркомания – не болезнь, а моральная распущенность. «Врач неоднократно давала мне понять, что я в ее глазах – исключительно аморальный человек», вспоминает Кястутис.

Суд постановил, что поскольку в исправительных учреждениях ОЗТ не предоставляется, никакие права нарушены не были. Это решение суда продемонстрировало, в частности, что для государственных учреждений законы не указ, и они применяют их весьма избирательно, причем эта практика носит дискриминационный характер.

В апелляции приводятся следующие основные аргументы:

*        Отмена лечения является нарушением конституционных прав граждан Литвы. Право на здоровье и непрерывное лечение наркозависимости гарантированы конституцией страны, в соответствии с которой государство обязано защищать здоровье своих граждан (в частности, принимать меры по снижению и, по возможности, предупреждению рисков для здоровья). Кроме того, в соответствии с законом о лечении наркозависимости и постановлением об организации лечения наркозависимых в местах лишения свободы, потребители наркотиков, находящиеся в заключении, имеют равные права на получение необходимых услуг, предоставляемых гражданам в обществе в целом, включая ОЗТ.

*        Основная проблема не в том, насколько эффективной была медицинская помощь, полученная в исправительном учреждении, а в том, что непредоставление ОЗТ и других медицинских услуг в условиях лишения свободы является нарушением закона. Согласно действующим постановлениям, прекращение ОЗТ возможно лишь решением специальной медицинской комиссии или при наличии запроса от пациента о прекращении лечения. И даже в этих случаях пациент должен быть направлен на стационарное или амбулаторное лечение для купирования симптомов отмены, а эти услуги Кястутису предоставлены не были. Не существует какой-либо законодательной базы, позволяющей медицинским службам исправительных учреждений менять схемы лечения пациентов или применять в их отношении новые методы терапии. В этом контексте незаконно не только непредоставление ОЗТ, но и решение врачей исправительного учреждения назначить другое лечение.

*        Суд не предоставил никаких обоснований принятого решения. В ходе судебных слушаний ведущий специалист Литвы по лечению зависимостей и психиатр Кястутиса выступили с показаниями о вреде и рисках для здоровья, вызванных перерывом в предоставлении ОЗТ и связанных с последующим синдромом отмены. Однако суд не учел мнение этих специалистов, а также не принял во внимание показания Кястутиса и членов его семьи, говоривших о медицинских, социальных и психологических последствиях неадекватного лечения в тюрьме. Суд не пояснил, почему эти показания не были учтены при вынесении решения. В постановлении суда говорится, что «кратковременный перерыв в лечении не нанес долгосрочного вреда здоровью истца», однако никакой аргументации этого решения приведено не было.

Апелляция Кястутиса полностью правомерна в контексте выполнения Литвой своих международных обязательств по защите прав человека. Непредоставление ОЗТ является нарушением прав человека в рамках международных законов – в частности, Статьи 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, предусматривающей защиту права каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья. Метадон и бупренорфин отнесены Всемирной организацией здравоохранения к жизненно важным лекарственным средствам для лечения наркозависимости[1]. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам отмечает, что обеспечение доступа к основным лекарственным средствам является компонентом содержания права человека на здоровье.

Отказ предоставить помощь, приводящий к возникновению симптомов отмены, является грубым нарушением прав человека. Как отмечает Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках, «Не вызывает никаких сомнений тот факт, что синдром отмены может причинять сильную боль и страдания, если человеку не оказывается соответствующая медицинская помощь, а также то, что состояние синдрома отмены у заключенных имеет большой потенциал для злоупотреблений»[2]. Что касается именно Литвы, после оценочного визита Комитет против пыток рекомендовал внедрить здесь эффективные программы лечения наркозависимости, в том числе ОЗТ, в местах лишения свободы.

Литва – одна из немногих стран Евросоюза, где ОЗТ недоступна для заключенных. В 2013 году Латвия станет 22-й страной ЕС, поддерживающей программы ОЗТ в тюрьмах.

***

В настоящее время Кястутис снова получает ОЗТ и готов продолжать отстаивать свои интересы. Если его жалоба не будет удовлетворена в судах Литвы, он намерен обратиться в Европейский суд по правам человека.


[1] 16-й Модельный список основных лекарственных средств ВОЗ (16th WHO Model List of Essential Medicines). Geneva: World Health Organization; 2009. См. по ссылке: http://apps.who.int/emlib/.

[2] Доклад Манфреда Новака, Специального докладчика по вопросу о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания (Report of the Special Rapporteur on torture and other cruel, inhuman or degrading treatment or punishment, Manfred Nowak), 14 January 2009, A/HRC/10/44, para. 57.




Category Categories: В мире, Новости | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Минздрав запросил у ВИЧ-активистов данные о перебоях с лекарствами
Декабрь 2nd, 2010

Минздравсоцразвития готово разбираться с каждым конкретным случаем нехватки лекарств для лечения ВИЧ в регионах, однако для этого организациям ВИЧ-активистов необходимо предоставить министерству конкретные данные о таких фактах. Об этом заявила в ходе пресс-конференции в РИА Новости заместитель директора департамента охраны здоровья и санитарно-эпидемиологического благополучия человека Минздравсоцразвития РФ Галина Чистякова.

Пост-релиз: пресс-конференция «Дело Ивана Аношкина: Государство наказывает, вместо того, чтобы лечить»
Август 15th, 2012

В центре обсуждения – ситуация вокруг Ивана Аношкина, уголовное дело в отношении которого в настоящее время находится в суде Центрального района г.о. Тольятти. Иван Аношкин на протяжении многих лет страдает наркоманией, эффективное лечение которой недоступно в нашей стране. 11 апреля 2012 года Иван обратился в Минздрав Самарской области с просьбой о лечении, а на следующий день, 12 апреля 2012 года его арестовали за хранение наркотиков. Это дело правозащитники и адвокаты считают сфабрикованным и готовы представить журналистам свои аргументы.

Суд освободил Ивана Аношкина от несправедливого наказания по 228
Март 20th, 2013

18 марта 2013 года, Центральный районный суд г. Тольятти полностью освободил от наказания наркозависимого Ивана Аношкина, ранее подавшего жалобу в ООН на Россию как страну, не предоставляющую заместительную терапию. В 2010 году, Аношкин написал письмо в Минздрав Самарской области с просьбой предоставить ему ЗТ. Вскоре, Иван был задержан по обвинению в ч. 1 ст. 228 УК РФ – «Хранение наркотических средств без цели сбыта».







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.