Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Осевший трафик

23-nikulinАвтор: Павел Никулин

Каждый день от передозировки наркотиков в России умирают 80 молодых россиян. ВОЗ внесла в перечень лекарств для лечения наркомании препараты заместительной терапии (ЗТ). Они тоже являются наркотиками, но эйфории, как опиаты, не вызывают, и потребности в этом у наркозависимого пациента не возникает, если доза лекарства подобрана правильно. В программе ЗТ участвуют 1,4 млн потребителей. Заместительная терапия применяется во всех странах СНГ, кроме трех — Туркменистана, Узбекистана и России. Наш корреспондент побывал в одной из самых горячих точек наркотрафика — в Киргизии. Там тоже применяют ЗТ.

В Россию героин попадает из Афганистана, через страны бывшего СНГ. Один из таких транзитных коридоров на пути следования наркотиков из Афганистана в Россию, а затем и в Европу — Киргизия.

За последние пять лет в Киргизии прошли две революции. В 2005-м протестующие изгнали из страны Аскара Акаева, а в 2010-м — сменившего его Курмамбека Бакиева. Киргизия — нищая страна. ВВП на душу населения составляет 1000 долларов в год (в России — 15 807 долларов в год). В центре Бишкека до сих пор не отремонтировали сгоревшие здания, а бюджеты силовых ведомств и минздрава формируются за счет грантов международных фондов.

Киргизия находится очень близко к очагу наркоугрозы. Часть трафика неизбежно оседает в республике, где многие из-за нехватки рабочих мест и низких зарплат начинают торговать героином.

В последние годы трафик стал более оживленный, а героин продолжает пользоваться устойчивым спросом. И недорого: одна доза стоит, как бутылка хорошего пива, —  200 сомов (около $5). А из-за того что Киргизия находится почти в самом начале пути следования наркотиков, у уличных дилеров в продаже имеется чистый и качественный порошок.

По всей республике официально зарегистрировано 9—10 тысяч наркоманов, но эту цифру можно смело умножать на пять. «ООН говорит, что 50 тысяч как минимум», — рассказывает глава ГСКН Виталий Орозалиев. «Деньги с продажи наркотиков питают транснациональную организованную преступность, терроризм, экстремизм, наркокоррупцию», — перечисляет бывший наркополицейский, а ныне директор Центрально-Азиатского центра наркополитики Александр Зеличенко.

«Ухудшению ситуации во многом пособствовали ликвидация подразделения по борьбе с наркобизнесом МВД Киргизии и республиканского Агентства по контролю наркотиков. Воссоздание агентства в 2010-м под вывеской ГСКН призвано восстановить равновесие, но факт остается фактом: бездействие спецслужб снизило КПД наркопротивостояния как минимум на 50 процентов», — говорит он.

За 2009 год киргизские силовики изъяли 341 кг героина, а в 2010-м — 157. Еще сильнее упало изъятие опиума: с 376 кг до 39.

Чтобы милиционеры не «делали» себе раскрываемость на обычных наркоманах, в 2007 году вышло постановление правительства республики, которое разрешает иметь при себе до 20 граммов марихуаны, 3 грамма гашиша, 1 грамм героина, 1,5 грамма амфетамина или метамфетамина, 10 граммов псилоцибиновых грибов. Разрешается также хранение 0,1 грамма метадона.

За такие объемы полагаются не уголовные, а административные меры.

После выхода из тюрьмы участник метадоновой программы может получать необходимый препарат в специальных пунктах выдачи, расположенных в центрах семейной медицины (аналог российских поликлиник). Там программа заместительной терапии стартовала в 2002 году сразу для мужчин и женщин. На конец мая 2011 года Республиканский центр наркологии работал с 1013 наркозависимыми, среди которых лишь одну десятую составляли пациенты-женщины. Главное условие — личное желание человека участвовать в программе.

«У заместительной терапии всегда были противники, но главное противостояние идет со стороны наркобаронов. Они теряют $3,5 млн в год от того, что у нас лечится тысяча человек», — рассказывает директор Республиканского центра наркологии Руслан Токубаев.

Терапия порой дает быстрый результат. Проститутка Гуля колола себе героин в течение 20 лет. У нее есть четверо детей и нет документов, сейчас она живет в кризисном центре для секс-работниц. За год прошла заместительную терапию: полтора года не колется вовсе, начала заботиться о семье.

Пункт выдачи метадона похож на стойку регистратуры советской поликлиники. От пациентов медсестру отделяет стекло и металлическая решетка. «Уважаемые участники программы, пожалуйста, выпивая метадон, смотрите на медицинскую сестру и не отходите от окна», — такими словами встречает пациентов пункт выдачи метадона. Медсестра делится хитростью: чтобы пациенты не вынесли метадон во рту и не выплюнули его за порогом, она обязательно с ними говорит.

За своей каждодневной дозой метадона Татьяна Кучерявых приезжает на личной машине. На героин она подсела в 18 лет, когда училась в медакадемии, а в программе стала участвовать 5 лет спустя, когда вынесла из родительской квартиры почти все вещи.

— Я пошла, чтобы от меня отстала мать, и не верила, что получится. Первое время даже докалывалась на улице. Сейчас такого уже нет. Дозу я снижаю. Начинала со 120 миллиграммов раствора, а сейчас принимаю 18, — говорит Татьяна.

Она только что выпила метадон и совсем не похожа на человека «под кайфом».

— Эти ямочки, — Таня показывает свои руки, покрытые шрамами от вырезанных абсцессов, — они от уколов. Когда героин смешиваешь с демидролом, он прожигает все. Вен у меня почти нет, я кололась и в тыльные стороны ладоней, и между пальцами.

За время терапии у Тани появились деньги, она купила телевизор, компьютер. Это экономия: терапия бесплатная, и не приходится тратить деньги на дозы и взятки милиции.

Ходит на терапию и сестра Татьяны. За первой дозой пришла, когда увидела, что метадон помогает. «Я очень люблю фильм «Криминальное чтиво», и, когда Траволта готовил себе раствор героина, у меня прямо текли слюни, а сейчас такого нет. Мне даже дозу домой приносили и высыпали ее медленно в окно —  ноль эмоций», — хвастается пациентка.

Единственное, что ей мешает, — это дискриминация. Недавно ее не взяли работать в регистратуру больницы. «А если бы я не соврала, что я не принимаю, то мне бы не выдали права. Это неправильно! Диабетикам же дают права, хотя они нуждаются в инсулине», — говорит она.

О возможном запрете метадоновых программ Таня говорит с ужасом, ведь метадоновая ломка куда сильнее героиновой. «Мы просто выйдем на площадь и ляжем, что еще делать?!»

В 2009-м из-за бумажных формальностей фармфирма просрочила поставки метадона на две недели, и часть наркоманов чуть было снова не подсела на иглу.

Критики считают, что введение метадоновых программ влечет рост метадоновых наркоманий и является криминогенным фактором. По данным ECAD («Европейские города против наркотиков»), за 9 лет проведения в Швеции метадоновой программы умерли 33% ее участников, 69% зависимых продолжили совершать преступления.

В Киргизию метадон ввозится из Голландии. Все поставки фиксируются и охраняются. Ежегодная потребность Кыргызстана в метадоне составляет лишь 9,5 килограмма, один килограмм препарата стоит $1,2 тысячи,  прикидывает глава Центрально-Азиатского центра снижения вреда Бонивур Ишемкулов.

Заместительную терапию в наркоконтроле расценивают как наименьшее зло, способное уменьшить незаконный оборот наркотиков и, как следствие, рост наркоманов и ВИЧ-инфицированных. «В Иране смертную казнь ввели за употребление наркотиков. Вешают наркоманов публично на подъемных кранах. И это не помогает! Помогают метадоновые программы», — доказывает начальник отдела лицензирования и профилактики ГСКН Тимур Исаков.

Запрета этих программ пока в республике не предвидится,  успокаивает председатель комитета по здравоохранению, социальной политике, труду и миграции Дамира Ниязалиева. Она продвигает закон о заместительной терапии в парламенте, но пока безуспешно. Из-за постоянных революций парламентарии откладывают его обсуждение на более спокойное время.

«Стране покупать метадон дешевле, чем держать пациента в тюрьме. Гестаповские методы не дают результатов», — говорит депутат.

В Киргизии денег на борьбу с наркотиками нет, они идут через частные фонды, которые спонсируют метадоновые программы, ПОШи (программы обмена шприцев), социальные службы, минздрав и силовиков. К примеру, в ликвидированное при Бакиеве АКН доноры влили около 8 миллионов долларов. Государству при такой нехватке бюджетных денег остается только не мешать. Пока получается. С 2008 года процент наркопотребителей снизился с 76 процентов до 65.

Данная публикация участвует в конкурсе лучших работ на тему «Наркофобия — управление страхом». Если вам понравился это материал — вы можете проголосовать за него на сайте http://narcophobia.ru/open-call-golosovanie/




Category Categories: В мире, Новости | Tag Tags: , , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • ruginds

    Когда же у нас уже стартуют эти программы… доживём ли мы?


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Фармкомпания в очередной раз ставит под угрозу жизни тысяч россиян
Май 27th, 2011

Из-за срыва аукциона по закупке жизненно важных лекарств, который должен был состояться 20 мая, под угрозой находятся жизнь и здоровье 5700 ВИЧ-положительных россиян, нуждающихся в антивирусном препарате «Кивекса». Об этом сегодня заявили представители Межрегиональной общественной организации «Сообщество людей, живущих с ВИЧ».

Пресс-релиз: Россия должна внедрить снижение вреда для прекращения распространения ВИЧ
Февраль 13th, 2011

Визит Верховного комиссара ООН по правам человека прольет свет на этот забытый вопрос

Уже с мая препараты с кодеином будут продаваться только по рецептам
Февраль 13th, 2011

Об этом заявил директор Госнаркоконтроля Виктор Иванов. Он заявил, что правительство подготовило проект соответствующего постановления. По мнению главы ФСКН, такая мера позволит снизить число наркозависимых россиян, использующих кодеинсодержащие лекарства для изготовления наркотика дезоморфина.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.