Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Восстановим истинное положение вещей в вопросах материнства и употребления наркотиков

pregnant womenВ самом деле, как изложено в этой статье в  New York Times в 2009 году, ученые, которые сначала утверждали, что употребления крэк кокаина в период беременности приводило к значительным поражениям плода, затем отказывались от таких заявлений перед лицом недвусмысленных данных о том, что иные факторы, например, недоедание и отсутствие дородовой помощи, более важны для исхода здоровья плода и ребенка, чем употребление нелегальных наркотиков.

Тем не менее, поспешность осудить и использовать тактику запугивания беременных женщин или матерей, которые борются с наркозависимостью, только возросла в последние годы и в стране и за рубежом. В частности, в последнее время Россия оказалась благодатной почвой. В одном случае серия визуальных социальных материалов, выпущенная правительством Красноярского края и широко демонстрируемая в интернете в настоящее время, представляет молодую женщину, которая сидит с несколькими сосудами, в каждом из которых находится плод с той или иной деформацией конечностей и черт, которые женщина приписывает различным наркотикам, которые она употребляла в прошлом.

Другой пример – «образовательная» брошюра, недавно изданная центром лечения наркозависимости в г. Томске, в которой перечислены печальные последствия — в том числе мертворождение, уродства и пороки, — с которыми предположительно сталкиваются беременные женщины, если они не прекратят употреблять наркотики. Доходит до предупреждений, что показатели смертности новорожденных в 4 раза выше у матерей, употребляющих наркотики, в частности, приводятся данные о 70% смертности детей потребителей героина. В действительности, в существующем массиве научной литературы по беременности и употреблению наркотиков нет данных в подтверждение таких заявлений, как и задокументировала группа Национальных сторонников беременных женщин. Таким образом, сложно усмотреть положительный эффект таких небезопасных искажений фактов в контексте высокой маргинализации употребляющих наркотики женщин, которые и так скрываются и боятся. Печальная ирония заключается в том, что употребляющие наркотики женщины подвергаются стигме и дискриминации теми, чья заявленная цель – «защитить ребенка», что часто отталкивает женщин от услуг, которые могли бы улучшить общее состояние здоровья и матери, и ребенка. Необходимо сделать намного больше, чтобы научно-обоснованный, участливый и неосуждающий уход для употребляющих наркотики женщин (беременных и с детьми) стал нормой. Критически важна образовательная работа в медицинских учреждениях и вовлечение персонала в качестве защитников интересов своих клиенток.

В ноябре, при поддержке Фондов «Открытое общество» группа, в состав которой входили врачи, высшие должностные лица и представители организаций, предоставляющих услуги снижения вреда в Азии, Центральной и Восточной Европе, Центральной Азии, на Кавказе и в Канаде, собралась в Зальцбурге (Австрия) на недельный семинар по вопросам беременности, ВИЧ-инфекции и употребления наркотиков. У участников была возможность узнать о передовом международном опыте лечения и ухода за беременными женщинами, употребляющими наркотики— в том числе о программе совместного пребывания матери и ребенка в послеродовом отделении Fir Square и клинике Шивей (Sheway) в Ванкувере (Британская Колумбия, Канада), о работе которыхписали местные средства массовой информации в 2008 году — а также поделиться результатами работы, которая только начинается в таких странах как Россия, Кыргызстан и Украина, по повышению доступности услуг сексуального и репродуктивного здоровья и дородовой помощи для женщин, употребляющих наркотики. Кроме того, нам нужно больше освещать опыт таких женщин, как Таня, молодая мать из Украины с положительным статусом ВИЧ и стажем употребления наркотиков. Ее история была рассказана в недавнем документальном фильме, снятом при поддержке Фондов «Открытое общество» (см. ниже). Эта история – мощный аргумент обесчеловечивающим репортажам средств массовой информации в погоне за сенсациями, которые увековечивают миф о несовместимости материнства и употребления наркотиков.

Более подробно работа на Украине представлена в издании Фондов «Открытое общество» Снижение для женщин:  украинский опыт.

Как уже отмечалось ранее, в Восточной Европе беременные женщины, употребляющие наркотики, часто лишены доступа к достоверной информации, программам и лечению. Вместо этого, общественные службы по борьбе с наркозависимостью часто делают заявления, ставящие своей целью отпугнуть беременных женщин от использования наркотиков. Предпочтение вновь и вновь отдается этому методу воздействия — несмотря на отсутствие каких бы то ни было данных, подтверждающих большую эффективность подобного подхода при работе с беременными женщинами по сравнению с населением в целом. Не обладая достаточными знаниями о специфике лечения беременных женщин, использующих наркотики, врачи часто отказываются предоставлять им помощь.

В то же время, и в Соединенных Штатах врачи также оказываются не в состоянии обеспечить необходимое лечение беременным женщинам, употребляющим наркотики. В недавней статье, «Новорожденные и синдром отмены обезболивающих», опубликованной в Нью-Йорк Таймс, обсуждались тревожные вопросы, касающиеся краткосрочных и долгосрочных последствий использования наркотиков во время беременности для здоровья новорожденных.

Обеспокоившись поднятыми в статье вопросами, в частности, тем, как они соотносятся с известными нам фактами об использовании наркотиков во время беременности, я обратилась к трем ведущим экспертам по этой теме:

Линн Пэлтроу, исполнительному директору ассоциации «Национальные защитники беременных женщин» (Нью-Йорк, США);

Роберту Ньюману, врачу, директору Института изучения химической зависимости барона Эдмона де Ротшильда при Медицинском центре Бет Израэль (Нью-Йорк, США);

Рону Абрамсу, врачу, медицинскому директору программ по перинатальной зависимости в Женской больнице Британской Колумбии и основателю программы Fir Square, обеспечивающей совместное пребывание в клинике женщин, использующих наркотики, и их новорожденных детей (Ванкувер, Канада).

Статья в Нью-Йорк Таймс утверждает, что врачи неохотно используют метадон и бупренорфин для лечения опиатной зависимости у беременных женщин. Обычно оба препарата назначаются с целью уменьшить зависимость пациентов от незаконных опиатов. Являются ли эти препараты безопасными для женщин и их детей?

Роберт Ньюман: Метадон и бупренорфин действительно безопасны для матери и ребенка, что документально подтверждено в ходе многочисленных исследований. Это не значит, что неблагоприятные эффекты никогда не отмечались. Однако, важно подчеркнуть, что, несмотря на встречающиеся иногда проявления абстинентного синдрома новорожденных, эффективное лечение может быть оперативно обеспечено без каких бы то ни было краткосрочных или долгосрочных негативных последствий.

Что бы Вы сказали врачам, о которых в статье говорится, что они испытывают «этическое противоречие» при необходимости оказания помощи беременным женщинам, использующим наркотики?

Роберт Ньюман: Отказ от любого пациента, чье состояние здоровья требует оказания помощи, в случае, когда существуют безопасные и эффективные программы лечения, казалось бы, вступает в противоречие с фундаментальными этическими канонами, существовавшими в медицинской  профессии на протяжении тысячелетий. В случае с опиатозависмыми беременными женщинами, такой отказ почти наверняка ведет к продолжению неконтролируемого употребления наркотиков, отсутствию дородового ухода, неправильному питанию, высокому риску инфекционных заболеваний и постоянной опасности смертельной передозировки. Также циклы «прихода» и отмены, характерные практически для всех жертв опиатной зависимости, не получающих своевременного лечения, представляют серьезную угрозу для жизни и здоровья плода.

По указанным выше причинам, Центр лечения наркозависимости Американской администрации наркологических и психиатрических служб на протяжении уже нескольких лет распространяет специально изданную брошюру, в которой призывает опиатозависимых беременных женщин начать лечение метадоном. В частности, они отмечают, со всей краткостью, ясностью и прямотой, нечасто встречающейся в материалах, распространяемых правительственными организациями: «Метадон может спасти жизнь Вашего ребенка!» Вне зависимости от конкретных доводов или рационализаций, врачи, которые отказывают в помощи опиатозависимым беременным женщинам, несут прямую ответственность, подвергая опасности жизнь этих женщин и их нерожденных детей.

В статье описаны признаки абстинентного синдрома новорожденных, в том числе, раздражительность, плач, гипертонус конечностей и диарея, а также медицинский протокол изоляции новорожденных, демонстрирующих эти симптомы, от их матерей с целью последующего наблюдения за из состоянием в затемненной комнате. Расскажите о Вашем личном опыте лечения детей наркозависимых женщин.

Рон Абрамс: В нашей программе Fir Square мы отказались от использования системы баллов при оценке необходимости лечения абстинентного синдрома новорожденных. Это очень субъективный метод оценки, который требует, чтобы младенцы «наблюдались» в детском отделении, будучи отлученными от матерей. При таком подходе дети действительно демонстрируют признаки синдрома отмены, например, чрезмерно много плачут, однако в данном случае имеет место синдром отлучения от их же собственных матерей!

Вместо этого, в нашей программе осуществляется протокол совместного пребывания, в рамках которого матерей поощряют и обучают обнимать и правильно держать ребенка. Мы взвешиваем детей ежедневно, игнорируем субъективные симптомы, такие как кашель, зевота, и незначительный тремор конечностей, при этом обращая пристальное внимание на такие объективные симптомы, как понос, рвота и неспособность кормиться.

Важно помнить, что «нормальным» детям обычно требуется не менее 36-72 часов, чтобы перестать терять и начать набирать вес; именно столько времени требуется, чтобы к матери пришло молоко, и было налажено грудное вскармливание. Мы назначаем медикаментозное лечение только в тех случаях, когда потеря веса на 10 и более процентов продолжается по истечении указанного срока, отпущенного на стабилизацию веса ребенка, и только при условии, что все другие возможные причины потери веса исключены. Мы увидели, что можем минимизировать детский плач, срыгивание и проблемы с набором веса, позволяя детям находиться продолжительное время на руках у матерей, которые подолгу обнимают их и прижимают к себе.

Наш опыт показал, что совместное пребывание (обычный протокол ухода за новорожденными, рожденными от матерей, не использующих наркотики) уменьшает дискомфорт, испытываемый новорожденными, подвергнутыми воздействию наркотиков, сокращает время пребывания младенцев в больнице и содействует налаживанию более эффективного материнского ухода.

Статья «Новорожденные и синдром отмены обезболивающих» предупреждает о пока еще неизвестных долгосрочных последствиях злоупотребления рецептурными опиатами во время беременности, проводя параллель с «кокаиновыми младенцами» 1980-х. Как Вы относитесь к такой постановке проблемы?

Линн Пэлтроу: Кажется, язык и структура рассказываемой в статье истории призвана посеять тревогу в обществе. Как я ранее подчеркнула в блоге моей организации, статья сознательно избегает обсуждения данных каких бы то ни было исследований, проведенных с начала 1980-х гг., в том числе, того факта, что тревога по поводу пренатального воздействия кокаина никогда не получила подтверждения, и что предсказанные в то время массовые последствия для здоровья детей в действительности никогда не были зафиксированы. В какой-то момент все эти факты стало попросту невозможно игнорировать, так что даже Нью-Йорк Таймс, являвшаяся одним из основных распространителей паники, напечатала статью на эту тему, озаглавленную «Эпидемия, которой не было».

Аналогичным образом, под воздействием массы научно обоснованных исследований, газета Вашингтон Пост была вынуждена опубликовать близкую по смыслу статью:«Списанные со счетов кокаиновые младенцы выросли в успешных граждан”. Все проведенные исследования неуклонно показывали, что долгосрочные последствия пренатального воздействия незаконных наркотиков на здоровье новорожденных являются несущественными или вовсе отсутствуют, особенно в сравнении с последствиями плохого питания и нищеты, а также использования никотина и алкоголя.

К сожалению, эта последняя статья, опубликованная в Нью-Йорк Таймс, следует хорошо известным журналистским шаблонам, как только речь заходит о наркозависимых женщинах. Из утверждения, что в настоящий момент о последствиях заместительной терапии «мало что известно» следует вывод о том, что, пока суть да дело, мы можем переложить вину на мать и ожидать худшего.

Чтобы узнать больше об этой теме, вы можете посмотреть короткое видео о пренатальном воздействии наркотиков , опубликованное выше на этой странице:«Пренатальное воздействие наркотиков: врач-педиатр, лауреат премий, комментирует данные научных исследований».

 




Category Categories: В мире, Здоровье женщин, употребляющих наркотики | Tag Tags: , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Заместительная терапия: сложности и возможности
Февраль 1st, 2013

К заместительной метадоновой терапии (ЗМТ) можно относиться по-разному. Существует множество мнений о её эффективности в отношении ресоциализации клиентов программы, повышения их приверженности к АРВТ, возможности выхода из программы, влиянии метадона на сексуальное и репродуктивное здоровье и т.д. После беседы с Натальей, которая участвует в ЗМТ уже около трёх лет, складывается впечатление, что многое зависит от отношения человека к ЗМТ и его ожиданий от программы.

Полтора года спустя. «Завтра ты их оттуда заберешь» пока не наступило.
Апрель 14th, 2014

История Лены. Против Лены и ее гражданского мужа Артура было возбуждено уголовное дело и параллельно с этим органы опеки забрали Лениных детей, а ее саму лишили родительских прав. Артур в это время был в тюрьме, Лена - в наркологической больнице…теперь ФАР пытается помочь Лене пройти реабилитацию и вернуть детей.

Бытовое насилие — обеспечить безопасность и получить помощь
Июль 14th, 2013

Бытовое насилие, с которым сталкиваются женщины, является одной из наиболее серьезных проблем в сферах здравоохранения и уголовного законодательства. Поскольку основная масса жертв бытового насилия – это женщины, ставшие жертвами насилия со стороны мужчин, с которыми они состоят в интимных отношениях, в этом буклете о женщинах будет говориться как о жертвах, а о мужчинах – как о лицах, подвергающих женщин насилию. Тем не менее предлагаемая в данном материале информация имеет отношение ко всем жертвам, несмотря на их пол или пол их партнеров, включая людей иных сексуальных ориентаций (лесбиянок, геев, транссексуалов и бисексуалов), а также мужчин, ставших жертвами своих партнеров-женщин.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.