Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Доколе?

girl09/02/2011

Будучи на программе заместительной поддерживающей терапии (ЗПТ) больше двух лет, уже пройдя самое тяжелое первое время адаптации, уже имея большие и маленькие перемены в жизни, в голове и в окружении, ожидая и дальше какого-то развития и роста, но сталкиваясь с отношением определенных правовых инстанций, задумываешься.

Неужели вот это клеймо наркомана никогда не даст возможность свободно вздохнуть, почувствовать себя   обыкновенным законопослушным гражданином  своей страны, с таким же правом на право и защиту? Неужели это прошлое всю жизнь будет отягощать, итак, нажитый  груз проблем…

У каждого человека, много лет прожившего с зависимостью употребления наркотиков, процесс «возвращение к жизни» происходит по-разному  во времени и по качеству. Все зависит от того, до какой грани довел человека наркотик, какие грани в себе переступил и сколько лет жил или плыл  просто по течению.

В моей жизни семь лет зависимости забрали многое, что было вложено в меня на перспективу,  работу, образование, спокойствие моей семьи, чувство долга и ответственности, интерес к жизни…  Помню, как  с каждой неудачной попыткой бросить наркотики, перекумарить,  попадала еще глубже в воронку водоворота, и понимала, что меня, моих ресурсов — желания бороться, характера, каких-то принципов, становиться все меньше… И сил для последнего рывка все меньше и меньше… Страшно было, когда понимала, что наркотик — зло, сколько людей близких, друзей моих уже нет  рядом. Страшно было от того, что мой организм уже ослаб, в ранах, у него нет сил сопротивляться этим  нагрузкам, нет вен, но  продолжаешь насиловать себя, так как не выносишь ломку…

Но самое страшное для меня – это было ощущение  безысходности, безвыходности, ощущение черной дыры, пропасти… Тормозов нет и ты катишься вниз… Сопротивляться наркотику уже бесполезно, растоптанная! Напрягаться для последнего рывка и перекумарить — что здоровья нет, что сил душевных нет, что стойкости не хватает, а самое главное,  веры нету: бесполезно, все равно, уколешься потом опять!

Чтобы постоянно было и не кумарить — не получится, не срастается. Закон срабатывает только тогда, когда решаешь отказаться, тогда сразу у всех все есть, а так, постоянная нестабильность! Все больше грузнешь! Милиция нетерпеливо ждет с хлебом солью у казенных ворот или заглушенное сознание покидает загнанное тело — вот и вся альтернатива!

Помню, на заместительную меня привели в полусогнутом и полуобморочном  состоянии. Помню, что я ждала звонка из диспансера о решении приема меня на программу как последнюю надежду! Только спустя год участия в программе я смогла более объективно оценить всю пагубность и загнанность своего положения тогда! За это время было все — и привычный  круг общения опрокидывал меня опять в омут прежних привычек, и восприятие жизни, и от неумения жить нормально, радоваться простым вещам — все это откладывало свой отпечаток и на моем лице, и на моем окружении, и на моей внутренности…

Как много дали мне поездки на встречи с Ассоциацией, когда я видела людей, у которых становление на программу становилось новым рубежом в жизни. Я завидовала им и понимала, что у этих счастливчиков есть стержень, им есть, за что уже держаться и есть, что беречь! Во истину, эффективность программы в том и заключается, что начинается процесс лечения не с физического, снятия ломки, а от изменения качества жизни или, по-простому,  от того, что человек выходит из замкнутого круга, перестает себя чувствовать в постоянном поиске наркотика, денег на него; высвобождает время и имеет возможность не просыпать его, а тратить на  близких и родных; прозревает и видит всю свою жизнь со всеми побочками, и имеет возможность что-то исправить!

Как важно в это первое время, когда человек еще адаптируется, и по привычке умеет только плыть по течению, организовать досуг, занять тот отсек пустоты, который ранее поглощал наркотик и его поиски! Особая прослойка — мир ЗПТ-ков, людей, которые еще остались в душе потребителями, но отходят от игломании и уличного наркотика! И развитие сообществ, групп самопомощи, преобразование из наркомана в эксперта в проблеме наркополитики — это важный момент в эффективном достижении целей программами ЗПТ!

Но, почему человека, который старается исправить кривые дорожки, и принимает активное и реальное участие в проблеме наркомании и распространения ВИЧ/СПИД, постоянно «тыкают» лицом в грязь как котенка?

Продолжение следует…

Автор: Юлия

Материал с сайта astau.org.ua




Category Categories: В мире | Tag Tags: , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Впервые в истории Украины программа заместительной терапии будет финансироваться из госбюджета!
Ноябрь 8th, 2016

13 млн. грн. для 8000 тыс. человек - таким образом профилактику ВИЧ государство еще не поддерживало никогда.

МВД Беларуси предлагает ввести административную ответственность за употребление наркотиков…но поддерживает ЗТ
Январь 28th, 2011

С 1 января чехов перестали наказывать за хранение небольших доз наркотиков: в карманах смело можно носить полтора грамма героина, один грамм кокаина, 15 граммов марихуаны и до четырех таблеток экстази. А дома жителям Чехии разрешили выращивать до пяти кустов конопли и 40 галлюциногенных грибов. Собираемся ли мы перенимать европейский опыт и отменять наказание за хранение наркотиков? Об этом «Комсомолка» поговорила с заместителем начальника управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД РБ Василием ЛОСИЧЕМ.

Борьба с наркоэпидемией, киргизский вариант
Июль 6th, 2011

Статья Ирины Власовой (РИА Новости) о передовом опыте работы программ снижения вреда, в том числе заместительной терапии и обмена шприцев, в Киргизстане







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.