Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

Будет ли штиль после «наркоцунами»?

Текст: Михаил Голиченко

Ликвидация ФСКН не стала неожиданностью, даже несмотря на выбранный для этого момент – в преддверии Специальной Сессии Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам наркотиков. Теперь основная часть правоохранительной деятельности по вопросам об обороте наркотиков будет осуществляться полицией в структуре МВД, как это и было до создания ФСКН в марте 2003.

Ликвидация ФСКН – безусловно хорошая новость. ФАР и партнеры неоднократно обращали внимание на контрпродуктивную работу этой службы. За всю свою тринадцатилетнюю историю деятельности Служба производила стойкое впечатление того, что ее сотрудники занимались откровенной профанацией правоохранительной деятельности. При этом кормом для сорокотысячного правоохранительного монстра были в основном потребители наркотиков, включая наркозависимых. В своих последних выступлениях перед ликвидацией Службы, директор ФСКН признавал, что 90% приговоров за наркотики выносилось в отношении потребителей наркотиков.

На фоне хороших новостей о ликвидации ФСКН, можно отметить следующие возможные последствия этого события:

1. Сокращение количества приговоров и заключенных за наркотики, сокращение бюджетных расходов. Судебная статистика показывает, что при сравнительно сходной или большей репрессивности уголовного законодательства о наркотиках до 2003 года, количество заключенных по делам о наркотиках было значительно меньше непосредственно до создания ФСКН в 2003 году, по сравнению с последним годом ее деятельности – 2015 годом. Ликвидация Службы, основным профилем которой было преследовать за наркотики, сократит уровень репрессий. Это хорошая новость для бюджета России. Помимо непосредственного бюджета Службы более 30 миллиардов рублей в год, бестолковые преследования, направленные в основном против потребителей наркотиков, существенно нагружали судебную систему и систему исполнения наказаний.

2. Появление новых возможностей в сфере охраны здоровья и профилактике ВИЧ, туберкулеза, гепатитов. Данные заболевания во-многом развививаются в России благодаря криминализации и маргинализации людей, употребляющих наркотики. При этом ФСКН всегда выступал одним из основных препятствий внедрения и реализации научно обоснованных программ профилактики ВИЧ среди людей, употребляющих наркотики. И если к концу 2007 года при Черкесове стали появляться хоть какие-то надежды на изменении позиции ФСКН по вопросу о программах снижения вреда, то уже в августе 2009 года, спустя год после прихода в ФСКН Иванова и новых заместителей Директора ФСКН, стало ясно, что ФСКН будет «бороться» со снижением вреда с новым задором. В июне 2010 была утверждена вышедшая из под пера ФСКН Стратегия антинаркотической политики, которая закрепила убийственные для работы с людьми, употребляющими наркотики, принципы нетерпимости к потреблению наркотиков, полного отказа от возможного внедрения в РФ заместительной терапии, а также программ снижения вреда. За редким исключением люди из МВД напротив были «ближе к земле» и понимали, что на лозунгах о борьбе с «наркоцунами» далеко не уедешь и необходимо развивать более эффективные методы работы с потребителями наркотиков. К примеру, в 2008-2009 годах именно в МВД были готовы начать программу обучения полицейских профилактике ВИЧ среди потребителей наркотиков. ФСКН со своим ГАКом, особенно после смены руководства ФСКН, стала для этого процесса непреодолимым препятствием. Также именно милиция была основой для реализации в некоторых субъектах РФ в 2006-2011 годах пилотных схем направления наркопотребителей за лечебно-профилактической помощью. ФСКН в лучшем случае не мешали этому процессу.

3. Появление возможностей улучшения международного имиджа РФ в сфере международного сотрудничества по вопросам о наркотиках. С самого начала своей деятельности, а особенно с приходом Иванова, ФСКН обладала значительной независимостью в вопросах международного сотрудничества, благодаря чему могла интенсивно транслировать причудливую наркополитику РФ на международный уровень. Ежегодные пресс-конференции Иванова в ходе Комиссии по наркотическим средствам в Вене давно стали хитом среди международного сообщества. Во многом именно благодаря международным инициативам ФСКН за Россией прочно закрепилась дурная репутация страны с причудливой наркополитикой, упорно двигающейся в противоположном, по сравнению с другими цивилизиванными странами мира, направлении.

4. Появление возможностей для развития науки в вопросах оборота наркотиков. Качество российской науки в вопросах о наркотиках традиционно было крайне низким, не в последнюю очередь благодаря тому, что данная сфера была под тотальным контролем правоохранительных органов. Во времена ФСКН наука по вопросам о наркотиках претерпела примерно такие же гонения, как астронимия во времена средневековья. С одной стороны, ФСКН осуществляла откровенные преследования ученых за научное мнение. Из наиболее ярких примеров – преследование профессора В.Д. Менделевича и заведующей лабораторией Пензенского НИИ О.Н. Зелениной. С другой стороны, ФСКН с завидным постоянством демонстрировало полное отсутствие связи собственной деятельности с наукой. Сложно объяснить чем-либо другим, кроме отсутствия связи с наукой, многочисленные комические выступления Директора ФСКН про метадоновые радикалы, пассионарность, роль метадона в цветных революциях, появление дел о пищевом маке. С ликвидацией ФСКН есть основания ожидать ослабления правоохранительного давления на науку в вопросах о наркотиках, что безусловно означает возможности для ее дальнейшего развития.

5. Ослабление правоохранительного давления на свободу слова и свободу информации. По запросам ФСКН блокируется значительная часть вебресурсов в рунете. Помимо вебсайтов со спорной законностью размещенной информации о наркотиках, блокировке подвергались вебсайты с информацией о профилактике ВИЧ среди потребителей наркотиков, включая информацию о рекомендациях ООН по внедрению научно-обоснованных программ профилактики, лечения и ухода при ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков.

6. Появление надежды в восстановлении положительного имиджа правоохранительных органов по вопросам о наркотиках. За годы своего существования ФСКН неоднократно оправдывала прилипшую к ней «погремуху» ГосКомДурь. Если не брать многочисленные политические процессы последних лет, ФСКН безусловно была лидером откровенно безумных процессов, за которыми в лучшем случае проглядывали ложно понятые интересы служба, а в худшем — банальная некомпетентность в разрешении поставленных перед Службой задач. В 2003-2006 годах все начиналось с преследования торговцев за продажу блях для ремней с изображением листа конопли. В 2009-2015 Служба «опустилась» до массового преследования семей бакалейщиков – продавцов и импортеров пищевого мака под видом «эффективной» борьбы с транснациональными наркокартелями.

7. Появление возможности сокращения правоохранительного присутствия в сфере медицины, включая вопросы доступности опиоидных анальгетков, а также лечения и реабилитации больных наркоманией. ФСКН традиционно пыталась активно подчинить данные вопросы себе. С приходом Иванова в 2008 году, ФСКН особенно преуспела на этом поле, по-сути подчинив к концу 2015 года часть органов и учреждений здравоохранения, а также общественных организаций по вопросам лечения и реабилитации больных наркоманией. Являясь правоохранителным органом, ФСКН насаждала методы принудительного лечения и массовых репрессий под видом «побуждения к лечению», полностью игнорируя многочисленные исследования и рекомендации ООН о бессмысленности массового применения подобных методов, особенно на фоне активного блокирования научно-обоснованных и международно рекомендованных методов лечения наркомании. Именно благодаря активному «троллингу» врачей со стороны ФСКН путем насаждения бессмыссленных мер контроля, Россия стоит в одном ряду с Самали и подобными государствами по доступности опиоидных анальгетиков. За последние годы стали регулярными новости о самоубийствах онкологических больных, включая адмиралов и генералов, которые даже, несмотря на свои высокие чины, не смогли получить необходимые препараты и предпочли самоубийство невыносимой боли.

С ликвидацией ФСКН на МВД легла нелегкая задача по переформатированию правоохранительной работы в сфере контроля над оборотом наркотиков. Без вмешательство в сугубо правоохранительные вопросы хотелось бы пожелать руководству МВД и подразделений на местах уделить внимание следующим принципиальным вопросам:

1. Максимальному сокращению применения уголовных и административно-правовых мер работы с потребителями наркотиков. Научные исследования показывают, что репрессии в отношении потребителей наркотиков не приводят к снижению потребления наркотиков и доступности наркотиков, но влекут рост ВИЧ, туберкулеза, гепатитов, передозировок от наркотиков, издержки бюджета, а также значительно затрудняют деятельность в области общественного здравоохранения. Российские законы уже позволяют полиции, прокуратуре, судам, службе исполнения наказаний активно взаимодействовать с государственными, муниципальными и общественными организациями в сфере охраны здоровья граждан с тем, чтобы максимально уводить потребителей наркотиков из сферы уголовного правосудия или сферы применения мер в рамках производства об административных правонарушений.

2. Максимальному сокращению случаев нарушений прав человека при работе по делам о наркотиках. В настоящее время достаточно хотя бы изучить практику ЕСПЧ и ООНовских структур по делам против России, чтобы составить подробную и эффективную методичку о том как не нужно работать по делам о наркотиках. К примеру, как не нужно проводить проверочные закупки, либо как не нужно проводить экспертизы о наркотиках, как не нужно избирать меру пресечения, как нужно обеспечивать доступность медицинской помощи потребителям наркотиков по прибытии в полицию, как не нужно препятствовать свободе информации и свободе науки. Как бы парадоксально это не звучало, именно обеспечение соблюдения прав человека в работе полиции, во многом повлекло существенное повышение качества полицийской работы и снижение коррупции полиции в странах Европы.

3. Максимальному сотрудничеству с международными научными, правоохранительными и правозащитными структурами. Такое сотрудничество позволит обеспечить защиту от сложившейся в последние годы псевдонаучности вокруг вопросов о контроле над оборотом наркотиков. В системе МВД имеется достаточно количество профильных ВУЗов, которые могли бы взять на себя роль претворения в жизнь задач в рамках данного приоритета.

4. Максимальному сотрудничеству с общественными организациями, у которых есть устойчивые доверительные отношения с сообществом людей, употребляющих наркотики. Подобное взаимодействие позволит приблизить полицию к одной из наиболее труднодоступных групп населения, что, помимо прямой задачи профилактики преступности в сфере оборота наркотиков, также будет способствовать решению задач по борьбе с коррупцией в рядах полиции, равно как и задачи обеспечения национальной безопасности в сфере охраны здоровья граждан (противодействие ВИЧ, туберкулезу, гепатитам).

5. Максимально сократить ограничительные вмешательства полиции в научню сферу, равно как и сферу здравоохранения. Лечение и реабилитация наркомании, доступ к опиоидным анальгетикам не должны входить в компетенцию правоохранительного органа. Законная задача полиции, как минимум, – не препятствовать научным, медицинским и общественным организациям работать над разработкий, опробыванием, внедрением эффективных методов выявления, сопровождения, поддержки людей, попавших в тяжелую жизненную ситуацию; задача максимум – создавать условия для осущетвления подобной деятельности в постоянном добросовестном сотрудничестве.

Во времена ФСКН статьи по наркотикам получили ярлык «народные статьи» по причине массовости их применения против народа. ФСКН нанес существенный ущерб имиджу правоохранительной системы. Сейчас у полиции и МВД есть хороший шанс восстановить положительную репутацию и приблизить полицию к народу за счет эффективной нерепрессивной работы с наслением по такой «народной» теме как контроль над незаконным оборотом наркотиков.




Category Categories: В России, Михаил Голиченко | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте

  • Елена

    А что делать тем, кто благодаря провокационной деятельности сотрудников полиции при проведении ОРМ уже получили немыслимые неадекватно чудовищные сроки за «понюшку табака»?

  • Любовь

    А сколько народу похоронили????

    И ведь Иванов уйдет с почетом!
    Выть хочется!

  • но всё же,лучше поздно,чем вообще никогда.

  • EvgenFDFS

    Я сам сотрудник СК. Наша система далека от совершенства и я ее не обеляю… но среди всех служб, даже для нас (мы знаем кухню изнутри) ФСКН, и может быть еще центр Э, редчайшие отморозки. Они под конец настолько обнаглели, что пытались лепить дела уже сотрудникам полиции, так что я б им еще больше вломил бы, чем расформировал бы их. По хорошему, надо брать списки сотрудников бывших и проверять и многих сажать, причем надолго.


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



Отчет о поражении мишени холостыми патронами
Сентябрь 13th, 2016

Второго сентября 2016 года шестой периодический Доклад Российской Федерации Комитету ООН по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) появился в открытом доступе на вебсайте Верховного Комиссара ООН по правам человека. В отчете представлена информация об достижениях Российской Федерации в исполнении Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах в период с 2011 до 2016 г.г.

Почему постановление ЕСПЧ по делу «Веннер против Германии» может способствовать обеспечению доступа к ОЗТ в РФ
Сентябрь 6th, 2016

Напомним, что своей очереди на рассмотрение в ЕСПЧ ожидают три дела о доступе граждан РФ к ОЗТ (объединенное дело Курманаевский и др. против России).







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.