English
Помочь фонду!

Чем заменить «вредное» Снижение?

red crossНа государственном уровне

Выступая в октябре минувшего года на всероссийской конференции “Наркология-2010”, министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова указала на тревожную нестыковку данных о распространении ВИЧ-инфекции и наркомании в ряде регионов. В одних краях и областях при высоком уровне наркомании отмечалась низкая заболеваемость ВИЧ, что могло свидетельствовать об отсутствии взаимодействия между местными центрами профилактики СПИДа и наркологическими учреждениями. В других все было наоборот и наводило на мысль о слабой работе наркологов. Иначе говоря, низкие цифры министр признала необъективными.

Слишком высокие, впрочем, тоже подверглись критике. Было отмечено, что программа “Снижение вреда”, включающая обмен и бесплатную раздачу чистых шприцев среди наркоманов, которая с 2003 года проводилась Глобальным фондом в 10 территориях России, показала негативный результат. Уровень заболеваемости ВИЧ вырос здесь в три и более раза по сравнению с регионами, где программа не проводилась.

Вслед за этим “Снижение вреда” заклеймил и Госнаркоконтроль, признав скрытой пропагандой и рекламой наркотиков. Наркополицейские ссылались на шведов, которые в 1986 году одними из первых в Европе приступили к реализации этой программы. Правда, Швеция “снижала вред” по двум направлениям сразу: помимо обмена шприцев, там практиковалось еще и лечение инъекционных наркоманов наркотиком в таблетках – метадоном. То есть один наркотик там замещался другим. В конце концов шведы в таком подходе разочаровались.

Заболеваемость выросла или проявилась?

В России, а стало быть, и в Кузбассе, заместительная терапия всегда была законом запрещена, так что этот пункт “Снижения” вообще не про нас. Что же до обмена шприцев, у нас в области очень точечно, с перерывами в несколько лет, он проводился с ноября 2000 года. (В разное время в программе участвовали Кемерово, Междуреченск, Новокузнецк, Белово, Яшкино).

Каждый раз в организации этой работы принимали участие медики (врачи центров антиСПИД или представители Красного Креста), не считавшие обмен самоцелью. Шприцы они использовали в роли “крючка”, позволявшего “зацепить” представителей очень закрытого сообщества наркоманов и уличных секс-работниц, вовлечь их в диалог, убедить начать обследование и лечение. Клиентам программы предлагали не просто чистый инструментарий – комплексную медицинскую и социальную поддержку, в рамках которой они могли получить направление на бесплатный прием к врачам самых разных специальностей: инфекционистам, хирургам, наркологам, гинекологам+ А также в службу занятости, социальной опеки, на медико-социальную экспертизу и пр. Едва ли эти меры вкупе с бесплатной раздачей презервативов и информационных буклетов о профилактике ВИЧ могли спровоцировать вал новых заражений. А вот обнажить скрытую заболеваемость и выявить тех, кто инфицировался ранее, могли. Потому что люди перестали бояться огласки и стали охотнее выходить на контакт с медиками. Не отсюда ли трехкратный рост уровня ВИЧ в регионах, участвовавших в программе, о котором говорила министр Голикова?

Кузбасские реалии

Вот лишь три факта из жизни Кузбасса.

Факт первый. В марте 2009 года к мобильному пункту обмена шприцев, выехавшему в один из самых неблагополучных микрорайонов Новокузнецка, присоединился передвижной флюорограф. Пройти с его помощью обследование пожелали 366 местных жителей, половина которых были наркоманами. В результате диагноз заболевания “хтуберкулез” был установлен или заподозрен с большой долей вероятности у 22 человек. (Об этом на заседании “круглого стола”, организованного по инициативе общественной палаты Кемеровской области, департамента охраны здоровья населения и Кемеровского регионального отделения Российского общества Красного Креста и посвященного профилактике наркомании и ВИЧ/СПИДа, рассказала сотрудник РОКК, координатор программы из Новокузнецка Татьяна Майорова).

Для сравнения: в 2008 году заболеваемость туберкулезом по Кузбассу в целом составила 127,4 случая на 100 тысяч населения. Если свести все цифры к общему знаменателю, получится, что в закрытом сообществе наркоманов новокузнецкой окраины уровень туберкулеза в 40 с лишним раз (!) превысил среднеобластной. И если бы не обменный мобильный пункт и не доверительные контакты, которые сторонники “Снижения вреда” наладили с группами риска, эти люди еще долго оставались бы вне поля зрения медиков и продолжали бы заражать окружающих.

Факт второй. В Яшкинском районе, где ситуация с ВИЧ была едва ли не самой напряженной в области (хуже обстояло дело только в Мысках), обменный пункт шприцев открылся в 2007 году. Понятно, что выявляемость ВИЧ при этом не упала. Однако, по свидетельству врача-инфекциониста Яшкинской райбольницы Натальи Сальниковой, даже при активном выявлении новых пациентов в 2008-2009 гг. в районе наметилась стабилизация темпов эпидемии ВИЧ/СПИДа (тогда как по Кузбассу в целом шел рост). А за 9 месяцев 2010 года вообще впервые было зарегистрировано снижение – на 38%.

Но если сторонников программы еще можно заподозрить в подтасовке фактов (в конце концов, они ведь денежку за эту дополнительную работу получают), то статистика выездов “скорой” на передозировку наркотиков абсолютно объективна. А она утверждает: ухудшения ситуации с наркотиками в территориях, где работала программа, не произошло (чего так опасаются противники “Снижения вреда”).

Более того, если в целом по области количество вызовов на “передозы” сократилось с 7400 в 2009 году до 5450 в 2010-м, или на 26%, то по городу Кемерово снижение составило 33% (с 1729 до 1277 случаев), а по Новокузнецку – 41% (с 2250 до 1334 случаев). Это факт третий.

Конечно, считать все это заслугой одних лишь “обменников” было бы неправильно. За стабилизацией стоит огромная работа всех служб: Госнаркоконтроля, наркологов, врачей центров СПИДа+ Обмен шприцев – лишь капля в море совместных усилий. Но, как говорила в свое время знаменитая мать Тереза, без капли море было бы неполным.

Игра в слова, или Что дальше?

Учитывая активное политическое неприятие западного опыта работы с наркоманами в России, наши программы потихоньку мимикрируют. Красный Крест, например, ни о каком “Снижении” речи давно уже не ведет. Одно из последних названий звучало длинно и кудряво: “Расширение доступа к профилактике и лечению ВИЧ путем развития услуг в сфере ВИЧ для потребителей инъекционных наркотиков в РФ”. Но дело ведь не в словах – в сути. На вопрос, что дальше, руководитель Кемеровского регионального отделения Российского общества Красного Креста Елена Малахова осторожно отвечает:

– Будем работать. И дальше будем информировать наркопотребителей о том вреде, который они наносят своему здоровью. Мы выпускаем газету “Дороги” и распространяем именно среди этой целевой аудитории. Способы разные: потребители могут получить ее у наших консультантов, которые выезжают в неблагополучные районы Кемерово, Новокузнецка и Белова, в центрах антиСПИД, в “школах пациентов” для наркоманов и ВИЧ-инфицированных. В прошлом году открыли эти “школы” в Кемерово и Новокузнецке на деньги, которые Красный Крест получил от правительства на профилактику ВИЧ. Те средства уже закончились, но занятия, нацеленные на ограничение распространения ВИЧ/СПИДа среди здорового населения, все равно продолжаются.

От ответа на вопрос, вычеркнет ли Красный Крест обмен шприцев из списка действенных мер, Елена Александровна дипломатично уходит:

– Если на федеральном уровне считают, что это плохо…..

Начальник управления наркоконтроля по Кемеровской области генерал-майор полиции Сергей Безрядин на недавней пресс-конференции, посвященной наркоситуации в Кузбассе, подчеркнул, что его ведомство к обмену шприцев относится отрицательно, не считая его панацеей, которая дает положительный эффект и снижает уровень инфекционных заболеваний. Однако на конкретный вопрос журналиста о том, будет ли наркоконтроль вмешиваться в деятельность Красного Креста, ответил: “Не будет”.

Главный нарколог Кузбасса Андрей Лопатин комментировать высказывания министра здравоохранения тоже не стал. Добавив, впрочем, что получить разъяснения Минздравсоцразвития по поводу эффективных форм работы с потребителями инъекционных наркотиков, представляющих для общества реальную угрозу в части распространения ВИЧ и других инфекций, очень хотелось бы….

Иными словами, образовался вакуум, и чем заместить программу “Снижения вреда”, которую государство во всеуслышание признало вредной, пока не ясно. 502 центра здоровья для взрослых, открытых в России в рамках программы по формированию здорового образа жизни, о которых говорила Татьяна Голикова, – это супер. Но люди, которые не без основания считают себя изгоями и живут, как перед концом света, туда не пойдут. А поскольку они представляют реальную угрозу для общества, разговаривать с ними все равно нужно. И желательно – на доступном для них языке.

На учете у кузбасских наркологов сегодня состоит порядка 10 тысяч наркоманов. Реальное их число раз в пять больше. Огромный резервуар проблем, не правда ли?

Валентина Акимова

Материал с сайта kuzbass85.ru




Category Categories: Снижение вреда | Tag Tags: , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Отчет по результатам исследования реализации и интеграции пилотного проекта «Уличные юристы» в деятельность проекта «Снижение вреда – Москва»
Февраль 22nd, 2016

В основе настоящего отчета лежат результаты исследования, проведенного в течение 2014 г. в рамках реализации первого пилотного года проекта «Уличные юристы», инициированного Фондом содействия защите здоровья и социальной справедливости им. А. Рылькова.

Канадский insight или стажировка в Ванкувере. Часть 1.
Июль 14th, 2013

Читайте первую часть отчета о стажировке соцработника ФАР Анастасии Сосниной в Канаде

Территория одиночества
Май 19th, 2012

Смотрите фильм о работе проекта "Снижение Вреда - Набережные Челны"







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.