English
Помочь фонду!

Правила жизни – Юрий из Реутова

Еще в августе у нас вышел новый номер независимой наркогазеты “Шляпа и Баян” №7. Сегодня мы хотим представить вам рубрику нашей наркогазеты “Правила жизни”, в которой представители сообщества делятся своими принципами и историями их применения в жизни. Это рубрика о том, что независимо от факта наркопотребления мы все прежде всего Люди. Итак, вашему вниманию, правила жизни Юры из подмосковного Реутова…

pravila-jizni-juriy

Пишет вам, уважаемые читатели газеты, человек под именем Юрий из Реутова, 40 лет. Учился в школе, закончил 8 классов, затем техникум по специальности техник-технолог ЧПУ.

Первая судимость ст 158 (угон машины). Сейчас имею 5 судимостей и в общей сложности отсидел 11 лет и 2 месяца, и завтра новый срок.

Времена 90х непонятные, и мало кто понял и нашел себя в них. Я нет.

В 1996 году в Москву, как и в мою жизнь, ворвался героин, так и остался до последнего времени. Временами появлялись метадон, кокаин, амфетамин, таблетки стимуляторы, либо какие другие, но всё в конце концов возвращалось к героину. Героин умеет ждать.

Меня угостил впервые наркотиком – чернягой – мой двоюродный брат. После этого моим принципом стало никогда не давать “чистому” человеку наркотики.

Брат встал перед выбором – наркотики или семья. Он выбрал семью. Молодец! Мне выбора не было.

Начал я в 1993. В 1995 гепатит B, в 1997 гепатит C. Отворачивались родные, а чужие люди, узнав о моих болезнях, вообще делали вид, что не знают меня. Реакцию окружающих на то, что я оказался ВИЧ-инфицированным, я просмотрел, так как находился в СИЗО Матросская тишина в 1999 г. На данный момент у меня стадия 4б (СПИД). В 2016 поставили еще диагноз – туберкулез лимфосистемы. Мне это уже не важно.

Это страшно. Когда живешь и знаешь, что обречен на раннюю смерть в муках, на прием таблеток пожизненно, анализы, осмотры и больницы. Берегите здоровье!

Ребят, никогда не отворачивайтесь от других, несмотря на их болезни, какими бы тяжкими они не были. Это может быть с каждым и заболеть может каждый.

Мне мать, несмотря на столько прошедшего времени, говорит, чтобы я никому не говорил о своих болячках. Но как так? Я не могу не сказать, что болею ВИЧ и тубиком, когда оказываюсь в своем кругу наркопотребителей. Я знаю, что это такое, и обязан предупредить. Хотя многие знают и молчат. Боятся, что им не дадут шприц или дозу.

В последнее время очень хочу начать вести нормальный образ жизни, то есть семья, работа, дети. Но это пришло мне в голову после 40 лет. Честно скажу – пока самому не придет в голову, никто и ничто не заставит вас это сделать. Это мое убеждение.

Я сам бросал колоться, когда доходил до этого сам. Последний раз это было в сентябре прошлого года. Я бросил героин – это возможно. Лишь бы захотеть. За 23 года употребления у меня были перерывы и полгода, и даже два года, но малейший срыв, один укол – и все заново, – система.

Продлилось недолго, так как через несколько месяцев мне подкинули героин в карман, так чтобы сделать себе план. Нельзя так делать. На чужом несчастье свою премию и счастье не построишь.

Кто-то растет согласно всем правилам, навязанными другими, кто-то вырастает наперекор всем и не согласен с тем мышлением и поведением, которое ему пытаются впитать вместе с кровью и молоком матери. Вот таких, как правило, и называют изгоями, так как они не подходят под общие порядки и правила общества, в котором он рос.

Героин учит воровать, врать и обманывать. Страшно, когда врешь чужому человеку, но страшнее, когда врешь своей матери ради дозы. Разовой дозы. А обман и ложь входят в привычку.

Раньше по-началу как-то было прикольно, казалось, что все торчат, все старшие, и не быть таким значит быть “белой цаплей”, но когда навсегда уходят друзья в мир иной, либо кто-то завязывает, ты сам себе всегда находишь оправдание и продолжаешь употреблять.

Пытался обращаться в здравоохранение, но там такая волокита, что если сидишь на системе, хватает тебя на 2-3 раза посетить эти места. Часто бывает, что слышишь: “А мы тебя не кололи, так что ждите, когда появятся места”. Я для них никто. Отправили и отправили, может больше не появится.

И вообще отношение политиков к проблеме ВИЧ инфекции в нашей стране уморительное. Деньги выделяются бешеные, а на самом деле их нигде нет. Съездите ради интереса в Моники и посмотрите, что там делается в жару – в толпе, как животные на водопое, стоят больные люди, чтобы попасть на прием к “богу” – врачу и получить счастливые рецепты на месяц – вот это джекпот, что потратил от 3 до 5 часов, зато получил право на месяц жизни.

Наркополитика это тема запретная, так как контролируется она государством и местными органами власти. Кто-то скажет, что никто не знает, кто и где продает и как прекратить этот канал. Да никто никогда не запретит продажу оружия, наркотиков и проституцию. Все же не маленькие.

Менты, вместо того чтобы сажать барыг, сажают обычных нариков, которые последний телефон за дозу отдали.

За последнее время самое хорошее, что было – встретил таких людей как Ася, Макс, Лема, Аня и других из Фонда Андрея Рылькова. Самое плохое – что завтра суд и новый срок.

Моя мечта жизни – чтоб всё вернуть назад, но такого не бывает. На самом деле просто хочется нормальной жизни: семья, дети, работа и никаких таблеток и наркотиков.

За всю жизнь столько этого говна видел, что устал, но всё равно верю, что людское и доброе в этом мире все же есть, и оно победит. Пускай меня уже и не будет, но я очень верю в это и знаю, что так оно и будет. Я ведь человек и хочу им оставаться.

Родные это твое все. Ты сам без них или друзей ничего не добьешься.

Не обижай больных и слабых. Всегда говори правду.

Мне с детства все говорили, что у меня дурной характер. В том плане дурной, что если меня что-то не устраивает в этой жизни, то я пру как бык. Покойный дедушка говорил, что если тебе дать еще немного поддержки, то тебя вообще не остановить.

Хорошо, когда поможешь человеку решить проблему и не напомнишь потом ему о этом. Ты делаешь это так, как будто это так и полагается. Не надо ждать, что тебя отблагодарят. Мне достаточно спасибо.

Стоял парень и засовывал деньги у банкомата на закладку. К нему подошли и просто нагло отобрали. Я догнал одного из них, развернул и сказал – ты чо творишь? Их оказалось три человека, тот, у кого отобрали деньги, развернулся и убежал. Я остался один. Начали обвинять меня и закончилось это тем, что у меня была разбита голова и я попал в травмопункт. Но внутри у меня осталось то чувство, что я молодец и не прошел мимо.

Есть люди по характеру стоики, а есть мямли. Я себя не причисляю и ни к тем, и ни к тем. Я себя считаю обычным парнем, которому не настолько наплевать на то, что происходит вокруг.

Я в церковь не захожу, мне становится плохо. Но я уважаю религию своих предков.

Я заболел ВИЧ, и мне пришло осознание – вы все здоровые живете и думаете – наступил на ногу, всё забудется, пройдет – и не думаете о будущем. Знаете, что у вас пенсия и что 60-80 лет вы проживете. Я для себя знаю, что мои дни коротки, и мне хочется стараться делать что-то хорошее.

У меня были мысли – зачем я живу. И были попытки закончить свою жизнь. А потом я сижу и думаю, что если я еще жив, несмотря на все свои болезни, сколько я принес горя, и еще живу – значит, что еще что-то должно произойти в жизни. Что-то сделать, оставить какой-то отпечаток в жизни.




Category Categories: Личные свидетельства | Tag Tags: , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:





Реабилитация под водой
Май 11th, 2016

Алексей Курманаевский о своей борьбе с нарушением прав человека в отношении людей, употребляющих наркотики, в частных реабилитационных центрах

Ольга с Первомайки
Май 27th, 2016

Друзья, мы хотели бы поделиться с Вами историей о том, как клиентку нашего проекта в буквальном смысле слова пытают в 57 городской клинической больнице: ей не оказывается там наркологическая помощь, что делает затруднительным ее нахождение в больнице для излечения гнойных осложнений. Мы просим Вашей помощи в распространении данной информации о том, как в московских больницах обращаются с пациентами и с социальными работниками, которые пытаются им помочь.

Завещание
Апрель 29th, 2016

Это интервью друга. Интервью на излете. Когда все равно. Руслан социальный работник. Наркоман… сейчас Руслан на больничной койке. Он не может ходить, и видимо уже не сможет. От последствий употребления дезоморфина. И по его словам, наверное это последняя весна в его жизни.







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.