Фонд содействия защите здоровья
и социальной справедливости
имени Андрея Рылькова
English

В пермской туберкулезной больнице умирает осужденный Ибрагим Дадаев

В пермской туберкулезной больнице (ФБЛПУ ОТБ-17, п. Нижнее Мошево Пермского края) умирает осужденный Ибрагим Дадаев. Об этом «Союзу заключенных» сообщил юрист РОО «Пермский региональный правозащитный центр».

Как отмечают правозащитники, еще недавно Дадаев лично обращался за помощью в обжаловании приговора, но после нового года перестал ходить, а последнюю неделю находится без сознания. «В таком состоянии Ибрагима не лечат, не наблюдают и не освобождают, так как он якобы в коме и с полным распадом легких не подпадает под перечень. Правозащитный центр пытался решить вопрос об освобождении Ибрагима или переводе в краевую больницу через ГУ ФСИН и прокуратуру, но эти структуры считают необязательным отпускать пациента в коме», — сообщил юрист «ПРПЦ».

Отметим, что в ГУ ФСИН России по Пермскому краю имеется 6 лечебных учреждений: Областная больница ФБУ ИК-9 в Соликамске, больница ФБУ ОИК-11 ИК-11 в Ныробе, туберкулезная больница ФБЛПУ ОТБ-17 в п. Нижнее Мошево, туберкулезная больница ФБЛПУ ОТБ-7 в Губахе, больница в ПВК п. Гамово и в женских колониях ФБУ ИК-28 и ИК-32.

Из всех учреждений негативную репутацию среди правозащитников получила ОТБ-17. По информации «ПРПЦ», в 2009 году больница лидировала по смертности осужденных. Общественная наблюдательная комиссия неоднократно проводила проверки условий содержания и лечения в данном учреждении, но, по утверждению юристов, в больнице перед проверками всегда создавалась видимость порядка и спокойствия: осужденные не жаловались ни устно, ни письменно. Однако статистика смертности насторожила наблюдателей. Так, за 2009 год в ОТБ-7 умерло 12 человек. В начале 2010 года было зафиксировано 9 смертей.

В правозащитный центр в 2010 году обратились родственники троих осужденных — Кобелева Алексея, Клевца Владимира и Дениса Боровских — которых буквально добивали в больнице. Так, Кобелева в тяжелом состоянии при прогрессирующем туберкулезе, весе 45 кг, водворили в ШИЗО на 15 суток за требование лекарств. Выйдя из ШИЗО с кровохарканием, Алексей умер накануне суда по освобождению.

Осужденный Клевец также умер от казеозной пневмонии.

Денису Боровских повезло: когда он лежал без сознания с гнойным менингитом, к его освобождению подключились юристы правозащитного центра, и Денис успел за несколько дней предстать перед судом по освобождению.

Материал с сайта zeki.su




Category Categories: Места лишения свободы, Новости | Tag Tags: , , , , | Comments

Правила общения на сайте


Пожертвовать на деятельность Фонда:

офертой
Сумма (руб.):
Ф.И.О.:
E-mail:
Тип платежа:
Назначение:
Правила, которыми руководствуется ФАР при обработке персональных данных («Политика конфиденциальности»).



ФАР принял участие в Итоговой конференции УНП ООН
Ноябрь 28th, 2011

22 – 23 ноября в москве прошла Итоговая конференция УНП ООН по проекту «Расширение доступа к программам профилактики и ухода при ВИЧ-инфекции среди потребителей инъекционных наркотиков и в местах лишения свободы в РФ». Фонд им. Андрея Рылькова также был приглашен к участию в конференции, как партнер УНП ООН по проекту.

Как мы проводим стажировки для уличных социльных работников
Июль 31st, 2016

В этом году мы стали проводить стажировки для команд социальных работников из других городов РФ, работающих с предствителями уязвимых к ВИЧ групп населения. За два месяца мы провели три стажировки для команд из Тольятти, Перми, Ростова-на-Дону, Кемерово и Иркутска. А через пару недель ожидаем социальных работников из Питера и Волгограда. Хотим поделиться с вами впечатлениями участников стажировок о том, как это было.

Аня Саранг о проекте «Наркофобия»
Октябрь 12th, 2011

Видео со старта «Наркофобии» — Аня Саранг, руководитель Фонда им. Андрея Рылькова, рассказывает о российской политике по отношению к наркотикам, о демонизации наркопотребителей, о нагнетании ненависти к людям, страдающим наркозависимостью, об их беззащитности перед законом, о незаконности уголовных дел, построенных на провокациях, о лёгкости использования подобных провокаций против любого гражданина, о нескольких ярких случаях применения таких провокаций против общественных активистов — о всём том, почему мы вообще собрались делать проект «Наркофобия».







Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента.